Русская сестричка из аббатства Сильванес

документальный фильмдеревянная церковьЭта история похожа на современную сказку, где все совершается как по волшебству. Благодаря цепочке чудесных совпадений, деревянная церковь, срубленная под Вяткой в 1993 году, по воле проведения, была перевезена «за три моря», на юго­запад Франции и восстановлена в аббатстве Сильванес.

…Еще много лет назад настоятель монастыря отец Андрэ Гуз мечтал о деревянной часовенке в русском стиле, построенной на вершине холма, окруженного густым лесом. Она должна быть экуменической, открытой всем христианским конфессиям. Однажды архиепископ Костромской и Галический, Владыка Александр был гостем в аббатстве. Узнав о давней мечте о.Гуза, он тут же ответил: «Мы Вам построим такую!» Но у монастыря на это не было денег…

Чудесным образом в далеком Париже, другой доминиканский монах, член ордена Почетного Легиона , выходец из аристократической семьи Серж дэ Борекей, получает богатое наследство от умершей столетней матери. Треть отдается в монастырь, другая треть – на помощь бедным и остаток в миллион франков ­ на строительство церкви в Сильванес.

В Костроме начался конкурс на лучший проект, выполнение которого была сложно тем, что традиции русского деревянного зодчества были почти утеряны за 70 лет советской власти. Конкурс выигрывает вятский архитектор Константин Коснырев, и работы начались. Русские плотники построили настоящую церковь в стиле 17­18­го века без единого гвоздя или скобы, площадью более 300 кв.метров – втрое превышающую заказ и, не взяв за это дополнительной оплаты. В строительстве была использована лучшая северная сосна двухсотлетней давности.

Следующим чудом был перевоз разобранной церкви весом в 450 тонн за пять тысяч километров через множество стран и границ. На это тоже не было средств. И снова все сказочно устроилось. Руководство французской железной дороги, узнав о сложившейся ситуации, взяло расходы на себя, и шестнадцать вагонов, доверху груженные лесом, начали путь в далекую Францию. Всю дорогу товарный поезд сопровождал вооруженный конвой, и через месяц груз был доставлен по месту назначения неподалеку от аббатства.

И снова препятствия. Начался проливной нескончаемый дождь и грузовики, буксуя в грязи, не могли поднять бревна на вершину холма. Еще немного ­ и дерево начало бы гнить. И опять чудо!

Местные крестьяне, «Христа ради», своими тракторами подняли по бревнышку разобранную церковь.

Три месяца ее вновь возводили вятские плотники и, наконец, православная луковица, освященная отцом Гузом, воспаряет на «вечным покоем» департамента Аверон…

Зритель будет следить за всей этой удивительной историей. Из кельи 86­ти летнего доминиканского монаха в центре Парижа он перенесется в заснеженный русский лес ,где была срублена церковь. Далее в Кострому, в резиденцию Владыки Александра, на его службу в Прощенное Воскресенье…Тулуза, Вятка, Сильванес. Многие участники этого события поделятся воспоминаниями. Это дети белоэмигрантов Василий и Елена Солнечкины, благодаря которым «русская сестричка» добралась до Франции, вятские плотники­строители во главе с К.Косныревым, Поль Кастань, профессор университета, автор книжки об этом уникальном сооружении…

В фильме будут использованы фото и видио архивы участников проекта, органная и вокальная музыка отца Гуза, женский хор г.Вятка.

Но автор фильма воспринимает эту сказку несколько иначе. Сам, покинувший Россию на гребне постперестроечной волны, он видит в этой церкви символ иммиграции, родную душу, в силу разных обстоятельств занесенную на чужбину. Для него эта церковь – сестра, и приезжает он сюда, чтобы побыть с ней рядом, прикоснуться к дереву и подзарядится «русским духом», так необходимым при жизни в ином языковом и культурном пространстве.

Как ей здесь живется, церкви­ иммигрантке? Внутри она пустая, всего несколько репродукций икон на бревенчатых стенах. Нет ни иконостаса, ни свечей, ни молитвенного пения…Вокруг и внутри – туристы, говорящие на всех языках мира .Из ее окон виден иностранный лес.

Какие ей сны снятся? Чувствует ли она себя по­космически одинокой?

Юго­Запад Франции известен хорошим климатом, полезным при лечении легочно­ дыхательных заболеваний. Парижане приезжают сюда поправлять свое здоровье А вот северная сосна здесь задыхается. Несмотря на специальную обработку, дерево портится, гниет Грибок съедает бревно изнутри, оставляя пустые полости.

Есть иммигранты, способные выдернуть свои корни и пустить их в другой стране. А есть и такие, которые прорастить их на чужбине не могут.

Сколько еще лет моя русская сестра сможет еще продержаться? А сколько я сам?

 

Русская сестричка из аббатства Сильванес: 4 комментария

  1. Должна восстановить правду и справедливость. Не вятский резчик Константин Коснырев победил в конкурсе на лучший проект храма для Франции, проводившемся якобы в Костроме, а выдающийся архитектор-реставратор из Костромы Леонид Сергеевич Васильев (1934—2008) – без всякого конкурса – выполнил его проект. Об этом подробнее рассказывается здесь: http://lsv.k156.ru/project-list.pdf (примечание к 549 пункту Перечня проектов Л.С. Васильева). См. также: http://live.kostromka.ru/memory/vasilyev/.
    Есть ещё и «вятский» фильм, где автором проекта «является» тоже г-н Коснырев.
    Не знаю, как К. Косныреву «живётся и можется», а мне за него почему-то стыдно.

  2. Вместе с Евгением Яковлевым в 90-е годы помогал Леониду Сергеевичу Васильеву производить черновые замеры Введенского храма (Церковь Введения во Храм Пресвятой Богородицы) и усадебного дома села Введенского Чухломского района. В перечне проектов Л.С. Васильева записи 416 и 418. Работать было интересно, и мне, родившемуся, живущему и работающему в данной местности, всё не верилось, что храм Введения будет восстановлен. Прошли годы, и вот Церковь Дмитрия Солунского восстановлена и действует. Церковь Введения восстанавливается. Фото и видео храмов тут http://live.kostromka.ru/video/vvedenskoe-5900/

  3. Леонид Сергеевич — могутный человек . Это слово — могутный, не прибавить не убавить — относится и к автору воспоминаний о нём, Владимиру Георгиевичу Смирнову: http://live.kostromka.ru/memory/vasilyev/.

  4. Вот что говорил сам Л. С. Васильев через 10 лет после освящения храма:
    «Волею судеб во Франции, в предгорье Пиренеев, поставлен деревянный храм святой Троицы, возведённый по моему проекту, хотя я во Франции никогда не был. Владыка меня попросил сделать проект деревянного храма, я сделал два варианта, их по факсу послали в Париж, выбрали один, потом храм рубили в Вятской губернии». (См.: Леонид Васильев: Я опоздал с рождением на сто лет: [Интервью] / Ю. Меркурьева // Северная правда. – 2005. – 28 сентября. – С. 7).
    Он и через 10 лет не знал — да и вообще никогда не узнал, — что авторство у него украдено, а храм посвящён не Троице, а Пустому Престолу (Église de l’hétimasie).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.