Церковь Спаса Преображения за Волгой

церкви в пределах костромского района
Спасо-Преображенская церковь за Во

Яркий пример посадского культового строительства, характеризующий стиль костромской архитектурной школы XVII в. Небольшой кирпичный храм прекрасно сохранил нарядный фасадный декор и первоначальную роспись стен и сводов. Живописный по силуэту, стоящий на высоком месте в окружении малоэтажной жилой застройки бывшей Спасской слободы, он играет важную роль в формировании панорамы правобережной части города.
Храм возведен в 1685-1688 гг., о чем свидетельствовала каменная закладная плита на фасаде северной апсиды. В начале XVIII в. было пристроено крыльцо перед северным входом в церковь. На колокольне храма висело 6 колоколов, один из которых был отлит в 1761 г. на ярославском заводе Ивана Мартынова мастером Иваном Корниловым, другой — на костромском заводе И.Д. Поляковой. В первой четверти XIX в., по-видимому, во время одного из очередных ремонтов, полы на солее храма, а возможно, и во всем храме были выложены чугунными плитами, датированными 1821 г. (ныне ими замощена дорожка перед колокольней. В 1887 г. фасады церкви, первоначально покрытые известковой обмазкой с небольшими живописными вставками в тимпанах кокошников, были расписаны “в шашечку” артелью костромских художников во главе с Василием Кузьминым. В 1937 г. церковь была приспособлена под жилой дом, в связи с чем было уничтожено пятиглавое венчание храма и шатер колокольни, а внутреннее пространство разделено на два этажа. Первоначальные формы памятнику возвращены реставрационными работами, проведенными в 1968-1978 гг. КСНРПМ по проекту архитектора Л. С. Васильева.
К кубообразному двусветному четверику храма, увенчанному пятью маленькими компактно сгруппированными чешуйчатыми главками (центральная световая), примыкают пониженные объемы трехчастного алтаря и трапезной, объединенной с южным приделом, прикрывающим часть фасада основного четверика и отмеченного небольшим шатром. С запада объемную композицию замыкает приземистая колокольня, на четвериковом основании которой покоится восьмерик звона, завершенный шатром со слухами. Декор фасадов типичен для костромского культового зодчества этого времени: здание имеет низкий цоколь, отделенный от стены валиком, углы объемов подчеркнуты огибающими лопатками, над профилированным венчающим карнизом, дополненным полосами консолек-язычков и ширинок с каплевидными углублениями, в своеобразном аттиковом ярусе помещено четыре полуциркульных кокошника в профилированных архивольтах (внешний имеет килевидное подвышение). Небольшие окна с арочными трехцентровыми перемычками, окруженные профилированными прямоугольными рамками, заключены в пышные наличники: опирающиеся на профилированный подоконник полуколонки, наборные на фасадах четверика и гладкие в приделе, поддерживают широкий профилированный карниз, завершенный килевидным фронтоном-кокошником. Входы в храм (южный заложен) украшены перспективными колончатыми порталами с дыньками. Барабаны главок, декорированных аркатурой на полуколонках, перебитых бусинами, опираются на четырехгранные постаменты с килевидными кокошниками, полуциркульные кокошники помещены также и в основании шатра над приделом.
Столь же нарядны и фасады колокольни. Четверик основания разделен карнизом на два яруса. Основным декоративным мотивом в нижнем являются ширинки, помещенные по обе стороны входной арки на западном фасаде и над профилированным цоколем — на боковых. В одной из ширинок на северной грани сохранился рельефный изразец с изображением “Чуда Георгия о змие”. Главным украшением верхнего служат рамочные наличники небольших окон в центре каждой грани, оригинальные по форме — с перехватами по бокам и со ступенчатым завершением. Углы этого яруса закреплены огибающими лопатками, в завершении — карниз с бегунцом. Восьмигранный ярус звона имеет развитую цокольную часть, оформленную горизонтальными тягами и ширинками. Килевидные архивольты, обрамляющие арки звона, опираются на пучки полуколонок с кубоватыми капителями. Ребра шатра подчеркнуты гуртами, над миниатюрными проемами слухов — треугольные фронтончики, поддерживаемые полуколонками.
В пространственной композиции интерьера доминирует основной четверик храма, четырехлотковый свод которого прорезан световым кольцом главы. Тремя арочными проемами он соединен с алтарем, жертвенником и ризницей, перекрытыми коробовыми сводами с конхами. В широкой трапезной два низких коробовых свода с распалубками опираются на четырехгранный столб, смещенный к южной стене и отделяющий пространство придела. Пол в храме и трапезной выстлан чугунными плитами с рисунком в виде розеток, перенесенными из другой церкви. В интерьере сохранилось стенное письмо. Есть предположение, что его исполнила артель костромских изографов под руководством ученика Гурия Никитина Василия Козмина. Сохранившиеся без записи фрагменты росписей на сводах подтверждают высокий профессиональный уровень мастерства знаменщика и его “дружины”. Вместе с росписями церкви Иоанна Богослова в Ипатьевской слободе это последний памятник стенного письма, напрямую продолжающий традиции искусства костромских изографов. Небольшое пространство четверика как бы приближает росписи к зрителю, что определило уменьшение масштаба ярусов, а многолюдье персонажей в композициях привело к миниатюрности в их трактовке. В программе росписи появились новые темы из “Пролога”, получивший развитие в XVIII в. сюжет “Плоды страданий Христовых” (Процветший крест). Уничтожение центральной главы, устройство междуэтажного перекрытия, многократные покраски и вычинки штукатурки в приспособленном под жилье здании нанесли значительный ущерб живописи.
Иконографическая программа начинается со свода, так как центральная глава воссоздана при реставрации. На своде — “Вертоград заключенный” в видении Иоанна Богослова, к его вратам идут апостолы с Петром впереди (сюжет, обычно венчающий развитую композицию иконы “Воскресение Христово”). Верхний ряд росписей под сводом представляют 16 композиций праздничного цикла: на восточной стене — “Троица ветхозаветная”, “Введение во храм”, “Благовещение”, “Рождество Христово”; на южной — “Собор Богородицы”, “Сретение”, “Крещение”, “Вход в Иерусалим”; на западной — “Преображение”, “Сошествие во ад”, “Вознесение Христово”, “Вознесение Богоматери”; на северной — “Успение Богоматери”, “Покров”, “Всех скорбящих радости”, “Преполовение”. Начиная со второго яруса композиции находятся под набелом. Во втором ярусе — сцены из жизни Христа до Страстей; в третьем ярусе — “Страсти Христовы”; в четвертом — “Деяния апостолов”; в нижнем — сцены из “Пролога” (видение Кузьмы Игумена), “Плоды страданий Христовых” и др. В притворе на северной стене и в распалубке свода — “Страшный суд”. В алтарной части: стенопись забелена, хотя еще возможна ее расчистка.
v Иконостас не сохранился. Существующий устроен в процессе освоения храма старообрядческой общиной и включает разные иконы. Стенопись свода и верхнего ряда реставрирована в 1996 году художником Г.Б. Губочкиным.

Лит. : ИАК. Вып. 31. СПб., 1909. С. 95; Н.В. Покровский. Памятники церковной старины в Костроме. СПб., 1909. С. 41; Г.К. Лукомский. Кострома. СПб., 1913. С. 251-255; В.Н. Иванов, М.В. Фехнер. Кострома. М., 1955. С. 52; К.Г. Тороп. Кострома. М., 1974. С. 7, 135; Ф. Кудрявцев. Золотое кольцо. Л., 1974. С. 107; Е.В. Кудряшов. Костромское каменное зодчество XVII в. Его особенности и пути развития. Автореферат канд. диссерт. М., 1975. С. 15; В. Иванов. Кострома. М., 1978. С. 143; И.М. Разумовская. Кострома. Л., 1989. С. 39-40.
Информация с сайта — http://enckostr.ru/start.do

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.