БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ ПРАВОСЛАВНЫХ МОНАСТРЫЕЙ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ПОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД НА ПРИМЕРЕ АВРААМИЕВО-ГОРОДЕЦКОГО МОНАСТЫРЯ КОСТРОМСКОЙ ЕПАРХИИ

А. В. Гневышев

Авраамиево-Городецкий монастырь на Чухломском озере

Монастырская благотворительность получила наибольшее развитие в поре­форменный период. Это было связано с общей перестройкой социально-экономического уклада в стране. Когда уходила в прошлое крепостническая опека во всех ее видах, когда люди получили больше свободы, а вместе с этим возросла и собственная их ответственность за свою судьбу — в этой ситуации не все сумели приспособиться к новым условиям, использовать во благо обре­тенную свободу. Поддержать таких людей зачастую могла лишь благо­творительность. Которая именно в этот период получает наибольшее распространение не только среди монастырей, но и дворянства и купечества.

Источниковая база по данному вопросу обширна. Она представляет собой как документы делопроизводственного характера, так и материалы периодической печати. В основном они заключают в себе информацию официального рода с указанием суммы производимых монастырём на данную деятельность.

П.Н. Зырянов в своём исследовании при характеристике монастырской благотворительности упор делает на организации монастырями как на свои, так и на государственные средства больниц и богаделен. Также он говорит, что большинство наиболее больших больниц были открыты при женских обителях и считает, что мужские монастыри не внесли большого вклада в развитие благотворительности. Данное утверждение отчасти подтверждают данные по истории Авраамиево-Городецкого монастыря.

В монастыре также как и во многих других обителях по всей империи находилась больница, открытая в 28 ноября 1861 года (в 1861 году по всей России находилось 67 монастырских больниц и 23 богадельни с общим количеством мест соответственно 739 и 709)1. Однако надо уточнить, что больница была переведена в обитель из Николаевского Бабаевского общежительного монастыря, в котором она находилась с 1817 года2. Предназначалась она для престарелых и больных монахов и содержалась частично на средства епархии. Рассчитана она была на 5 кроватей. В 1861 году на содержание данного учреждения из казны были выделены по 5 руб. 73 коп. на человека в год, а на всех 28 руб. 65 коп. в год3, в 1863 и 1864 гг. по 28 руб. 59 коп.4 Просуществовала больница в монастыре вплоть до революции 1917 года (последний раз упоминается в 1916 году в монастырском бюджете, где на её содержание уже сам монастырь выделил 675 рублей5, трудно предположить какую функцию выполнял лазарет в это время, но судя по затратам в больнице находилось уже не 5 коек для больных и престарелых). О том кто находился на излечении в монастыре точной информации нет (фамилии, имена, откуда направлены), под 1864 год упоминается, что в монастырской больнице находились – два иеромонаха, белый престарелый священник, иеродиакон и монатейный монах6.

Таким образом, на основе приведённых данных можно утверждать, что Авраамиев монастырь, как и большая часть мужских монастырей в Российской империи, не внёс большого вклада в развитие благотворительности на основе развитие учреждений здравоохранения для мирского населения России. Вероятно с наступлением XX века эта ситуация меняется, однако точно утверждать это нельзя в связи с малым количеством источников.

Если в создании учреждений здравоохранения для простого населения монастырь не принял участие, то он активно помогал различным благотворительным обществам и организациям. Данный материал сообщают как документы из фондов ГАКО (Государственный архив костромской области), так и материалы дореволюционной печати (Костромские епархиальные ведомости).  По ним видно, что суммы пожертвований колебались в зависимости от лица находящегося  на посту настоятеля (настоятель о. Серапион с 1910 и до первой половины 1917 гг.- 273 р. 29 коп.; игумен Иона июнь 1906 – март 1909 гг. – 37 р. 00 коп.; настоятель игумен Пахомий 10 авг. 1900 – 3 января 1906 гг. – 136 р. 00 коп.; настоятель архимандрит Платон 1895 – 30 апреля 1900 гг. – 818 р. 00 коп.; настоятель иеромонах Гавриил 1883 – лето 1894 гг. 683 р. 00 коп. ( с 1888 г.)7. Также по всем найденным материалам прослеживаются приоритеты в благотворительной деятельности, у Авраамиева монастыря это миссионерские и различные организации с религиозным уклоном (братства, миссии и т.д.).

Так в 1856 году обитель пожертвовала 2 рубля в Костромское попечительство по бедным духовного звания8. В 1873 году монастырь пожертвовал «…в пользу церквей и школ в западных губерниях…» — 50 коп.9, «…на возстановление православия на Кавказе…» — 30 коп.10, «…на палестинских поклонников…» — 75 коп.11, «…на сооружении общаго жительства учеников семинарии…» — 100 рублей12. Причём по документам видно что данные взносы не были разовыми, так по всем перечисленным целям монастырём были ещё раз произведены платы в этом году.

В 1884 году обитель помогла по тем же целям13 что и в 1856 и 1873 годах. Кроме этого настоятель пожертвовал в Солигаличское духовное училище – 100 рублей14.

По всем использованным документам видно что, направленность благотворительной деятельности выбиралась обителью самостоятельно, консистория по документам никогда не требовала от обители внести на счёт какой либо благотворительной организации определённую сумму, она просто просила помочь, если смогут. Так  в 1873 году был получен указ из КДК с просьбой выслать деньги настоятелями и настоятельницами монастырей на сооружении «…общаго жительства учеников семинарии…»15. Указ был выслан 15 июня, а уже 21 августа в консисторию пришли деньги от настоятеля монастыря в размере 100 рублей, направленные «…для строительства дома для учеников семинарии…»16. Вероятно подобные просьбы, хотя и не носили приказного характера, но желательны были к исполнению.

На основе всех материалов как печатных, так и архивных можно составить список каким обществам монастырь и на какие нужды монастырь оказывал благотворительную помощь17 (1. в пользу церквей и школ в западных губерниях; 2. на возстановление православия на Кавказе; 3. на палестинских поклонников; 4. для строительства дома для учеников семинарии; 5. Костромское попечительство по бедным духовного звания; 6. Боголюбская женская Община; 7. российское общество красного креста; 8.  комитету её высочества Елизаветы Федоровны в помощь семьям лиц, призванных на войну; 9. на Костромское Православное Братство Преподобного Сергия; 10. Комитет помощи духовным лицам неурожайной местности Костромской губернии и др. – всего 44 наименования)18.

По архивным документам и публикациям в КЕВ прослеживается тот факт, что монастырь осуществлял благотворительную деятельность, денежными средствами внося определённые суммы. Единственное исключение содержится в отчете Костромского епархиального комитета Православного миссионерского общества за 1890 год, по которому «… поступили пожертвованные в пользу Общества от Аврамиева Городецкого монастыря нижеследующие священно-служебные сосуды и вещи: 1) потир 1857 года, серебряный, внутри вызолоченный, с чеканными изображениями, весом 73,5 золотников; 2) дискос серебряный, 1854 года, вызолоченный, с изображением вверху Господа Саваофа, а в середине – летящего предвечного младенца и предстоящих Ему ангелов, весом 27 золотников; 3) звездица серебряная, 1854 года, с изображением Господа Саваофа, весом 13 и три четверти золотника; 4) два блюда серебряные с позолотою, 1854 года, из коих на одном надпись: “Кресту Твоему поклоняемся Владыко” , а на другом: “Достойно есть, яко во истину…”, с изображением Пресвятые Богородицы Знамения, весом 14 и одна четверть золотника; 5) лжица, весом 7 и одна восьмая золотника, серебряная с позолотою, на которой изображен крест, копие и губка; 6) 2 шелковых платка, 9 воздухов, 8 поясов, 16 поручей, 3 пелены и 10 полотенец…»19. В дальнейшем это пожертвование было передано в одну из миссионерских церквей.

Таким образом, из раннее представленного материала можно предположить, что монастырь выбрал для себя приоритет в развитии благотворительности на основе помощи различных обществам и организациям религиозной направленности. Например, в 1887 году в КЕВ было опубликовано письмо настоятеля Авраамиева монастыря иеромонаха Гавриила. «…В 1884 года 20 июля Владыка наш, Преосвященнейший Александр в Авраамиево-Городецком монастыря освящал храм во имя св. Пророка Илии и Преподобного Авраамия Чухломского Чудотворца. В знак благодарности за его труд и в память сорокалетнего служения Его в священническом сане, монастырь жертвует на учреждение в городе Костроме Епархиального женского училища для дочерей духовнаго звания 50 рублей … А на будущее время монастырь обязуется вносить на содержание означенного училища ежегодно по 25 рублей…»20. «…Настоятель Авраамиево-Городецкого монастыря Гавриил на имя протоиерея Кинешемского Успенского собора 100 рублей в пособие погоревшему духовенству г. Кинешмы. Эти деньги распределить между потерпевшими бедствия: 13 человек = 60 рублей, а остальные на восстановление сгоревшего причтового дома…»21.

В целом расход на пожертвования различным обществам и учреждениям было не более 500 руб. в год (в 1916 г. – 423 руб.)22.

Делая вывод можно сказать, что монастырь не принимал активного участия в развитии благотворительности для мирских людей (больницы, богадельни). Свою основную деятельность он направлял на помощь организациям и обществам с религиозной направленностью. Причину в этом можно видеть в том, что данная деятельность не являлась ведущей для мужских монастырей всей страны, а также в том, что непосредственно у Авраамиева монастыря не было возможности помогать всем нуждающимся слоям общества.

Примечания

1. Зырянов П.Н. Русские монастыри и монашество в XIX – нач. XX века. – М., 2002, С.134.

2. Самарянов В.А. Памятная книга для Костромской епархии. – Кострома, 1868, С. 117.

3. Там же. С.117.

4. Тетрадь из фондов ЧКМ без инвентарного номера.

5. Чухломский краеведческий музей (далее ЧКМ).- Кп. №881.- Инв. №763

6. Государственный архив костромской области (далее ГАКО).-Ф.702.-Оп.1.-Д.19.-Л.40

7. Подсчитано автором по Костромским епархиальным ведомостям (далее КЕВ) за 1888 – 1917 гг.

8. ГАКО.-Ф.715.-Оп.1.-Д.17.-Л.122.

9. ГАКО.-Ф.715.-Оп.1.-Д.37.-Л.5.

10. ГАКО.-Ф.715.-Оп.1.-Д.37.-Л.6.

11. ГАКО.-Ф.715.-Оп.1.-Д.37.-Л.11.

12. ГАКО.-Ф.715.-Оп.1.-Д.37.-Л.31.

13. ГАКО.-Ф.715.-Оп.1.-Д.46.-Л.82-84,87.

14. ГАКО.-Ф.715.-Оп.1.-Д.46.-Л.152.

15. ГАКО.-Ф.715.-Оп.1.-Д.37.-Л.31.

16. ГАКО.-Ф.715.-Оп.1.-Д.37.-Л.70.

17. Все данные указаны в орфографии источников.

18. Список составлен на основе фондов ГАКО (Ф.715) и периодической печати (КЕВ 1885 – 1917).

19. Отчет Костромского епархиального комитета Православного миссионерского общества за 1890 год. // КЕВ. Официальная часть. – 1891. – 1 июня. — №11. – С. 176 – 177.

20. КЕВ. – 1887, №22. – С.10.

21. КЕВ. – 1890, №23. – С.8.

22. ЧКМ.- Кп. №881.- Инв. №763.

 

источник публикации: альманах Светочъ № 6

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*