Чухломский край и Первая мировая война

К 100-летию Первой мировой войны

СОЛДАТСКИЙ ГЕОГИЕВСКИЙ КРЕСТИз истории награды

Солдатский Георгиевский крест

Учреждён он императором Александром I в 1807 году как военный орден для нижних чинов российской армии и флота. Нижние чины, удостоенные награды, получали пожизненную пенсию и освобождались от телесных наказаний, а так же пользовались рядом других льгот. Заслужить «Егория» можно было только настоящей храбростью и бесстрашием в бою.

Несколько раз за свою историю орден претерпевал незначительные изменения, оставаясь при этом неизменным внешне. В 1856 году у него появились четыре степени: золотой крест первой и второй степеней и серебряный крест третьей и четвёртой степени. Очередные изменения статута знака отличия произошли в 1913 году. С этого времени он стал называться «Георгиевский крест», к этому же статуту была причислена георгиевская серебряная номерная медаль «За храбрость».

Георгиевский  крест жаловался в порядке старшинства степеней, начиная с четвёртой и постепенно до первой. Он никогда не снимался с груди. Каждому награжденному Георгиевским крестом назначалась со дня совершения подвига ежегодная денежная выдача. По четвёртой степени – 36 рублей, третьей степени – 60 рублей, второй – 96 рублей и обладателю первой выплачивали 120 рублей. Большие по тем временам деньги. Кстати, при награждении высшей степенью, выплаты по низшим степеням не прекращались.

Награждения производились перед строем войсковой части со знамёнами и штандартами, войска держали на «караул», а при вручении крестов войска отдавали кавалерам честь «с музыкой и походом». Так сказано в правилах награждения Георгиевскими крестами.

В настоящее время наши современники проявляют всё больший интерес к событиям Первой мировой войны. И это очень справедливо по отношению к её забытым героям.

Невыдуманные истории

Сто лет для вечности – один миг, для человека – это почти вечность. Такой срок отмерило время со дня начала Первой мировой, к сожалению, забытой нашим народом, кровавой войны. Сколько чухломичей воевали с германцами, и сколько их не вернулось с полей сражений, мы не знаем. И всё же некоторые рассказы и документы сохранились до наших времён, чтобы поведать миру о перипетиях военных судеб наших земляков.

Итак, рассказ первый.

Георгиевский кавалер

Справа на снимке А.А.Байков фото из личного архива Татьяны Николаевны  Байковой
Справа на снимке А.А.Байков
фото из личного архива
Татьяны Николаевны Байковой

За год до начала Первой мировой войны Алексей окончил в Санкт-Петербурге курсы унтер-офицеров и продолжал служить действительную в девятой роте 145 Новочеркасского имени императора Александра III полка. С началом боевых действий он оказался на передовой, воевал с немцами в Галиции и на Балканах.

С фотографий тех лет смотрит на нас молодой, подтянутый унтер с наградами на груди. Вот эти-то награды и спасли однажды жизнь деревенскому парню.

А было так…. Поезд, в котором ехал Алексей со своим взводом, продвигался всё дальше на запад к месту боёв. На какой-то станции стояли особенно долго, солдаты пошли за кипятком, а командир остался в вагоне. Вдруг в купе вбегает один из них и говорит, что незнакомый офицер никого, кроме своих солдат, не подпускает к станционному буфету. Алексей пошёл узнать, в чём дело. Слово за слово, и молоденький офицер, разозлившись, с шашкой наголо пошёл на безоружного человека, грозя снести башку. Алексей, физически очень сильный человек, машинально наклонился и, подняв с земли камень, бросил в грудь офицеру, тот зашатался, на губах выступила кровавая пена, он упал как подкошенный и умер. Вскоре на перрон прибежал патруль, по законам военного времени нарушителя проводили в комендатуру, где вынесли вердикт – расстрелять!

Вместе с другими, преступившими закон и порядок, его повели к водокачке, чтобы привести приказ в исполнение. Была зима, арестованных выстроили в ряд и приказали раздеться до нижнего белья. Но когда Алексей скинул шинель на снег, начальник конвоя увидел на его гимнастёрке несколько наград и приказал выйти из строя. Остальных арестованных тут же расстреляли, Алексею же вернули одежду и отправили в вагон к однополчанам. Так георгиевский кавалер Алексей Байков из деревни Жар бывшей Мирохановской волости избежал расстрела за своё непреднамеренное преступление.

Судьба и дальше хранила нашего земляка. Далее в составе двух Особых бригад, он воевал на территории Франции и Греции, попал в плен к арабским наёмникам, но вернулся на родину, где его ждали родители. В итоге 28-летний молодой человек пришёл домой с тремя георгиевскими крестами: золотым, серебряным и бронзовым и медалью «За храбрость». Алексей — настоящий герой Первой мировой войны и достоин, чтоб его помнили!

 

Второй короткий рассказ о далёких событиях начну издалека.

Романтическая встреча

Альберт Геде
Альберт Геде

Полагаю, что Альберт Геде, германский подданный, человек военный, приехал в Чухлому с неизвестным поручением ещё до начала Первой мировой войны, которая застала его здесь, в далёком провинциальном городке. После объявления Германией войны он автоматически стал военнопленным российской империи.

В Чухломе Альберт приметил симпатичную девушку по имени Надежда, и вскоре женился на нашей землячке из знаменитого купеческого рода Голоушиных. Одна за другой у четы Геде родились две дочери – Ольга и Антонина. В краеведческом музее хранится старинный альбом Елизаветы Михайловны Голоушиной, в замужестве Шигориной, в котором есть три фотографии периода Первой мировой войны. Примечательно, что на обратной стороне детского фото написано: « На добрую память дорогой бабушке Е.М. Шигориной от пленных германцев Оли и Тоси. Чухлома 24 января 1916 года». Видимо, в шутку в семье называли девочек «пленными германцами». Однако здесь кроется ещё одна загадка, у Елизаветы Шигориной был единственный поздний ребёнок, сын Леонид. В 1916 году ему исполнилось всего 13 лет, поэтому родной бабушкой девочкам она быть не могла. Возможно, Надежда её племянница, считала немолодую тётку бабушкой для своих детей.

В 1916 году в Чухлому прибыла большая партия военнопленных, и Альберт Геде занимался обустройством быта австрийцев, чехов и мадьяр. Офицеры жили на квартирах у купцов и мещан, а солдат разместили в местной казарме при воинском присутствии.

Военнопленные в разных волостях уезда строили дороги, мостили их природным булыжником или круглыми спилами с деревьев, как сейчас модно на загородных дачах. За короткий срок они уложили булыжник в полотно дороги Галич-Чухлома-Солигалич. Эта старая дорога почти без ремонта полвека прослужила людям.

От холода, болезней и недоедания некоторые военнопленные, совсем молодые солдаты, зимой 1916 года умерли. По своей религиозной принадлежности были они лютеранами и католиками, и отпевать их православные священники не имели права. Однако тела почивших, с пением «Трёхсвятия», они сопровождали до городского кладбища, где и похоронены военнопленные.

Вероятно, после подписания Брестского мира, когда завершилась Первая мировая война, а в России началась сначала революция, затем гражданская война, семья Геде покинула Чухлому. Куда отправились? Скорее всего, в Вильну, современный Вильнюс, который остался в составе Германии.  Альбом рассказывает, что в этом городе проживали родственники Альберта Геде.

Надежда Геде
Надежда Геде
Их дети
Их дети

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Интересно, как сложилась дальнейшая судьба детей и родителей, и где, в каком уголке Земли живут потомки рода Голоушиных-Геде. Вопросы, вопросы……

 

 

Татьяна Байкова

Газета «ВПЕРЕД» 6 марта 2014 года 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*