ОТРАЖЕНИЕ ХРИСТИАНСКИХ НАЗВАНИЙ В ТОПОНИМИКЕ ГОРОДА.

И.Б. Горланова

 

Топонимия- это культурно-историческая и духовная память народа. Когда разрушаются архитектурные сооружения, стираются из памяти исторические события, в народной речи сохраняются закрепившиеся от частого повторения названия населенных пунктов, рек, улиц, площадей и т.д. Эти названия являясь языковым кодом истории, несут в себе информацию. Любая территория, освоенная человеком, постепенно заполняется  топонимами, то есть названиями территорий, природных и др. объектов, которые, выполняя функцию имени собственного, различают  объекты, выделяют их в ряду себе подобных, выполняют адресную функцию. Постепенно формируется некое топонимическое пространство, которое представляет собой  сложное сплетение названий, закрепленных  как естественным путем, так и при помощи искусственной номинации (т.е. называния). При этом с повышением уровня цивилизации усиливается и элемент искусственности, то есть  сознательного вмешательства  и осознанного присвоения так называемых названий – посвящений.  В процессе человеческой деятельности по присвоению названий различным природным, городским объектам выделяются наиболее  продуктивные мотивы. Топонимическая система Костромского края  сложилась в процессе его исторического развития. Она имеет черты, характерные для территорий  центральной части России, возникших в X — XII веках,  но в тоже время обладает достаточным количеством локальных компонентов, формирующих ее как  своеобразную топосистему.
С древнейших времен самым распространенным мотивом был принцип по физико-географическим особенностям.  Примером тому могут служить даже современные названия улиц города Костромы: Овражная, Волжская, Горная и т.д. Вторым  по распространенности  можно назвать принцип номинации по трудовой деятельности человека: так возникают Кожевенные переулки, Рыбные слободы и т.д. И, наконец, третий мотив. В языкознании есть особый термин — экклезионимы, т.е. названия различных мест, улиц, городов, в основу которых положены имена святых, названия храмов, монастырей, праздников.
Для костромской топонимии  данный  принцип номинации является достаточно продуктивным. Выделим условно три периода развития топонимии города и рассмотрим на трех срезах отражение христианских названий в топонимах. Первый синхронный срез  – с момента основания Костромы до XVII вв. Второй срез- период регулярной планировки города XVIII-XIX вв, когда появляются новые улицы, переулки, площади. И третий срез — послереволюционные переименования.  На первом срезе только появляются так называемые экклезионимы, доля их невелика, отметим лишь 13 названий улиц номинация которых произошла от названия храма. Однако уже к XVII веку ситуация изменилась, только названий улиц по Писцовой книге 1628 году можно  выделить уже 20. Наиболее древним является название улицы  Пятницкой по стоящему на ней храму. Храмы в честь Параскевы Пятницы часто ставились  в непосредственной близости от кремля на торгу, так как  Параскева известна как покровительница торговли. Часто  храмы в честь Параскевы Пятницы ставились на распутье. По словарю В.Даля пятницей звали «распутье, раздорожье, развилье» [Даль 1955: 554]. Это край города. У пятниц встречали и до пятниц  провожали родных и  знакомых. В Костроме  деревянный храм Параскеве Пятнице стоял на торгу и одновременно на  краю города  и давал  начало улице, ведущей из города на большую дорогу [Вестник археологии  и истории: 5]. Известно и особое почитание костромичами Св. Параскевы Пятницы, в связи с тем обстоятельством, что оборотная сторона Чудотворной иконы Феодоровской Божией Матери  имела лик этой святой.
Улица Царевская называлась  так по имени церкви Царя Константина, расположенной на данной улице. В разговорной речи церковь называлась У царя Костянтина [ПК 1628: 327]. Название переулок Архангельский [ПК 1628: 596] образовано в результате опущения одного компонента двухсловного имени церкви Архангела Михаила.
Для периода стихийной застройки города Костромы до XVII века большую продуктивность имел особый тип топонимов − многокомпонентные конструкции названий улиц типа: от Ямской слободы через Богоявленский монастырь к городу [ДК 1664: 131]; переулок ис Колашной улицы в Златоустинскую [ПК 1628: 291];переулок посторонь Богоявленского монастыря к Покрову [ПК 1628: 297]; от Златоустовской церкви к Покрову [ДК 1664: 135]; Калашной улицы к Златоустовой церкви [ДК 1664: 146,248]; Козьмодемианский к Златоустовой церкви [ДК 1664:135];Никольская Ратнова от всполья к городу [ПК 1628: 68];улица Игнатова идучи со всполья к городу [ПК 1628:597].
Во всех названиях мы видим компонент экклезионима. Это говорит о том, что храмы на протяжении веков играли большую роль в общественной жизни города. Они являлись очагами просвещения, выступали в качестве защитников рубежей, неудивительно, что с одной стороны они  послужили источником происхождения названий многих городских объектов, а с другой стороны — неразрывно связаны с реалиями жизни города. Большинство названий храмов имели адресную приставку и в условиях городской ситуации выполняли  роль топонима-ориентира именно в силу своей значимости.Успенская в кремле; Великомученика Георгия у старой осыпи (старая осыпь – остатки крепостного вала старого кремля) [Островский 1864: 105]; Крестовоздвиженская на кладбище (по преданию построена в 1654 году во время эпидемии моровой язвы); Илии Пророка на Городище; церковь Христа Спасителя на торгу (В Китае), которая находилась на территории Нового города; Храм Рождества Пресвятой Богородицы (Рождества) на Лазаревом кладбище; Пророка Илии на Городище. Иоанна Богослова на Каткиной горе [ПК 1628: 202]; Козьмодемианская на Гноище. Приставка по гидрониму: церковь Спаса на Запрудне; Преображения за Волгой; Успения Пресвятой Богородицы или Успенская на Волге; Архангела Михаила у Волги; Рождества Христова/Христорождественская на Суле [Алмазов 1909: 18]; У Святых апостолов Петра и Павла за Сулой; Федора Стратилата на Суле [Островский: 104];  Преображения за Волгой; У Святых апостолов Петра и Павла за Сулой [П.Островский 1864: 104].Многокомпонентные приставки, обозначающие исторически важный объект + природный объект: На Суле Нового города Власия Великомученика [П.Островский 1864: 105].Приставки по названию слободы или части города: Успения Пресвятой Богородицы/Успенская в Андреевской слободе; Покрова Пресвятой Богородицы/Покровская в Крупениках; Космы и Дамиана в Кузнецах; Покрова Пресвятой Богородицы/Покровская, что в Полянской слободе [Алмазов 1909: 18]; Спасская в Подвязье [Островский 1864: 103].Приставки по характеристике места: церковь Николы Мокрого, которая находилась на берегу Волги: во время весеннего разлива реки часто затоплялась, отчего и произошло прозвище.
Особенно продуктивным  можно считать тип названия слобод, образованных от экклезионимов. Эклезиотопоним Андреевская слобода. «Богоявленского монастыря слободка Андреевская на реке на Костроме, на Ипацкой стороне, а живут в ней монастырские служебники и всякие нищие люди» [ПК 1628: 671]. Вот вам пример перехода в городской топоним − названия близлежащей церкви, которая в свою очередь получила имя  канонического имени святого Андрея Критского. Так же возникло название Никольская/Николская слобода, которая была расположена правее нынешней Московской улицы. Имела кабак, три лавки, «патриарший двор» и церковь Николая Чудотворца. Богословская слобода(в разговорной речи просто Слободка). Некогда принадлежала Ипатьевскому монастырю и иногда называлась Ипацкой. В ней жили монастырские работники, каменщики, кузнецы, иконописцы. Слобода известна по письменным источникам с XVI века. По материалам генерального межевания 1778 года в ней сохранялось 67 дворов. Она состояла из двух частей: по правому берегу реки Костромы возле стен Ипатьевского монастыря веерной планировки и на западе сетчатой планировки. В черту города вошла в 1931 году и стала называться улицей Трудовой слободы [Памятники архитектуры: 40], однако в речи костромичей сейчас функционирует как Слободка или Слобода.
Ко второму периоду, связанному с реализацией регулярного плана застройки Костромы принцип номинации улиц по названию храмов выходит на первое место, таких названий насчитывается 32, а если учесть, что к этой группе примыкает и часть названий-посвящений, так как все улицы, названные в честь членов царской семьи, имели и одноименный храм в четь тезоименитого святого, то этот тип представлен 42 названиями, что составляет 40% от всех названий улиц Костромы. Данный факт свидетельствует о весомости христианских традиций и их влиянии на топонимическую систему города в конце XVIII – XIX веков. Названия основных частей города: Константиновская и  и юго-восточная Александровская — происходят от названия храма (в честь церкви царя Константина и Александровской  часовни).Таковы же и названия площадей: Воскресенская, Павловская. В названиях улиц по экклезионимам выделим три типа: 1. Названия улиц на базе имени монастыря, кладбища. Богоявленская, Крестовоздвиженская, Спасозапрудненска.. 2. Название улиц на базе имени храма, названного в честь христианского праздника: Благовещенская, Рождественская, Троицкая, Вознесенская улица и переулок, Преображенская улица ипереулок, Воскресенская улица,переулок и народно-бытовое название Воскресенская гора.3. Название, созданное на базе имени храма, названного в честь христианского святого. Алексеевска, Борисоглебская, Власьевская, Дмитриевская, Златоустов(ин)ская, Козьмодемьянская, (Юных пионеров), Никольский переулок, Сергеевская, Стефано−Сурожский переулок, Флоровский переулок, Якимовская улица.Особо можно выделить группу названий- посвящений по именам членов царской семьи. Отходящие от центральной площади улицы, названы именами членов царской семьи, на многих улицах располагались также храмы тезоименитых святых:Павловская Александровская, Еленинская, Марьинская, Никольская.
В начале XX века онимическое пространство города Костромы претерпевает серьезные изменения. Экстралингвистические причины как никогда оказываются главными факторами, воздействующими на лексико-семантический состав апеллятивов и онимов, являющихся базой топонимов города. После революционных преобразований остро встал вопрос о переименовании улиц с «устаревшими» названиями. Появились табуированные имена, которые запрещалось произносить в связи с изменившимися идеологическими установками новой государственной системы. Наиболее значительные переименования были обнародованы решениями Горсовета от 6 ноября 1918 года, 2 марта 1925 года и 14 февраля 1938 года. Улицы получили имена деятелей революции и отечественной культуры. В топонимической системе города повсеместно возникли оппозиты старое – новое. Следует отметить, что в 1920-х годах некоторые улицы переименовывались по два-три раза, но некоторые названия не привились. Новые названия приживались с трудом, а употребление старых не приветствовалось новой властью, поэтому зачастую появлялись народно-неофициальные названия, либо фигурировали в речи параллельные топонимы из старых названий. До нашего времени дошли лишь названия улиц Пятницкой, имя которой часто мотивировали в советское время именем известного деятеля Пятницкого и улицы Лавровской, мотив которой, видимо, был забыт.
Кроме проведенного исследования по названиям городских объектов, необходимо отметить и тот факт, что названия деревень, сел, городов костромского края отражают христианские мотивы.
Уникальной топонимику Костромского края делает тот факт, что в ней некогда появились названия по именам костромских святых. Прежде всего, это названия крупных населенных пунктов: город Макарьев и Варнавин. В таком случае малоизвестное место становится известным в связи с паломничеством. В обоих случаях используется имя святого основателя обители. Употребляется топоним в родительном падеже: Город (чей?) Макарьев, Варнавин. Форма характерная для образования русских топонимов. В случае, когда одним именем называются два объекта, появляется второй компонент названия  — на Унже, так как есть Макарьево в Нижегородском крае.
Отметим также, что на карте и по сей день сохранились названия: урочище Авраамий на Чухломском озере и урочище Ферапонт в Буйском районе. Данные топонимы связаны непосредственно с местом жизни святых угодников.
Мы уже отмечали, что в связи с привязанностью имени святого к жизненным реалиям  места проживания, часто к имени его прибавляется адресная приставка, которая становится  информативной для всех. Это может быть название реки, села, города и др.: Преподобный Ферапонт Монзенский (река Монза), Макарий Писемский,  Авраамий Городецкий, Иаков Железноборовский, Паисий Галичский, Тихон Луховский, Тимон Надеевский (на реке Дее), Варнава Ветлужский, Пахомий Нерехтский, Геннадий Костромской и Любимоградский.
Очевидно, что вопрос о христианских топонимах костромского края  требует дальнейшей разработки. Есть, например, интереснейший большой пласт названий деревень и сел, таких как: Рай, Иерусалим в Вохомском районе, Боговское, Попово, Дьяково в Макарьевском районе, Игумново в Буйском и т.д. Все эти названия имеют исторические реалии и требуют изучения.
БИБЛИОГРАФИЯ

1. Алмазов, П. А. Краткий путеводитель по Костроме и Костромской губернии / П. А. Алмазов. − Кострома, 1909
2. Даль В.И. Толковый словарь живого великого русского языка. Т.1-4.- М.,1955
3. Дозорная книга г. Костромы 1664 года. ГАКО 588.Оп.2.Д
4. Островский, П. Ф. Исторические записки о Костроме и ея святыне благочестно-чтимой в императорском доме Романовых / П. Ф. Островский. − Кострома, 1864
5. Памятники архитектуры Костромской области: каталог. Вып. 1. г. Кострома часть 1-3. − Кострома, 1996
6. Писцовая книга  г. Костромы 1628 года. ГАКО 588.Оп.2.Д.133.

источник публикации: альманах Светочъ № 3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*