Из истории священнического рода села Домнина

Приближаются круглые цифры памятных для России дат в конце 2012 года исполняется 400 лет со дня гибели костромского крестьянина Ивана Сусанина, в начале следующего, 2013 года, историки отметят 400-летие восшествия на Российский престол первого царя из династии Романовых. На протяжении четырех столетий официальные оценки этих событий были различными и менялись во времени. Но так или иначе, эти события 4-х вековой давности предопределили начало пути, по которому пошло дальнейшее развитие истории нашей страны, и до сих пор исследователи радуются любым крупицам находок, приоткрывающим завесу тайн над событиями того времени. Однако сколько еще фактов прячутся в недрах архивов, если не утеряны безвозвратно!

Вид на Исуповское болото от Памятного камня, установленного в 1988 году.

С середины XIX века в печатных изданиях России поднялись до сих пор не утихающие споры об Иване Сусанине. В 1862 году появилась публикация работы историка Н.И.Костомарова, в которой ее автор впервые публично подверг сомнению официальную версию происшествия с Иваном Сусаниным, старостой домнинской вотчины господ Шестовых, предков матери Михаила Романова. С тех пор историками-сусаниноведами ведутся бесконечные выяснения истинных обстоятельств подвига Ивана Сусанина. Этому вопросу посвящено множество книг. Одной из лучших, на наш взгляд, является книга современного костромского историка-краеведа Н.А. Зонтикова «Иван Сусанин: легенды и действительность», изданная в Костроме в 1997 году. Монография эта научно обоснованно, на огромном количестве публикаций и документов прошедших веков в увлекательной форме, доступной любому читателю, излагает картину событий, произошедших четыре столетия назад. Небезучастными к оценке подвига своего земляка оказались и представители священнического рода, с конца XVI века, если не раньше, служившего в церкви села Домнина. Протоиереем этой церкви А.Д. Домнинским в журнале «Русский архив» в 1871 году опубликованы Заметки «Правда о Сусанине» и «Историко-статистическая записка о достопримечательностях села Домнина и церкви в нем существующей».

В 1895 г. председатель КГУАК – Костромской Губернской Ученой Архивной Комиссии – Селифонтов Н.Н. выступил с инициативой создания при комиссии Романовского отдела по случаю предстоящего 12 июля 1896 г. 300-летия царя М.Ф. Романова и 14 марта 1913 г. – 300-летия Дома Романовых. Главной задачей создания этого отдела было комплексное исследование родословия Царствующего Дома Романовых. Начать эту работу предполагалось со скрупулезного изучения генеалогии матери М.Ф. Романова – инокини Марфы, в миру Ксении Ивановны Шестовой, которая в начале XVII века владела в Буйской осаде Костромского уезда Домнинской волостью в 50 селений. «По несомненным актам, хранившимся при церкви села Домнина, председателем комиссии составлена родословная роспись потомства священника – современника Ксении Ивановны – Евсевия, род которого преемственно входил и ныне (по женскому колену) входит в состав причта домнинского прихода. В роде этом сохранились и ныне сохраняются предания о прежних вотчинниках села Домнина – Шестовых«(из протокола заседания КГУАК от 26 августа 1897 года).

Корни этих трех исторических нитей – предки Романовых, Иван Сусанин и причт церкви села Домнина – переплелись и в Пространстве, и во Времени: все они жили в одно и то же время в одном и том же русском селе, и уже по одному этому стечению обстоятельств неразделимы. И если история Дома Романовых и даже жизнь крестьянина Ивана Сусанина и его потомков в какой-то мере изучены, то о домнинском причте известны только обрывки сведений, и даже в современной Успенской церкви нынешнего села Домнина историю Храма и его причта не знают.

В Государственном Архиве Костромской Области – ГАКО – родословная роспись потомства священника Евсевия, составленная Н.Н. Селифонтовым, не обнаружена (пока?), но в Фонде Ф-179 на фотопленке сохранились материалы, содержащие некоторые фрагменты этого родословия. Тщательное изучение их, а также Записок протоиерея А.Д. Домнинского и Заметок его родного брата титулярного советника И.Д.Иорданского, позволило нам воссоздать Родословное Древо этого священнического рода. Для более легкого понимания сложных родственных связей между представителями этого клана внимательному и заинтересованному читателю настоящей заметки мы предлагаем диаграмму, приводимую на последней странице. Все нижеизложенные утверждения, взятые в кавычки и набранные курсивом, являются цитатами (с сохранением, по возможности, орфографии и пунктуации) из этих источников, если не указаны другие.

«Село Домнино находится в Костромской губернии, в Буйском уезде, в 70 верстах от города Костромы и 10 верстах от торгового села Молвитина; оно, с окружающими его деревнями, издревле принадлежало роду дворян Шестовых, и, по приданству за Ксениею Иоанновною, перешло в род Романовых; по избрании на царство Михаила Феодоровича оно называлось Дворцовым, было в особом заведывании стольника и воеводы князя Волконского и находилось в собственном владении Царицы-Инокини Марфы Иоанновны до 1631 года и с этого времени отдано было ею Московскому Новоспасскому монастырю, от которого поступило в казенное ведомство. В селе Домнине был господский двор со всем устройством. Сусанин, по уверениям местных жителей, как староста, проживал в селе Домнине при господском дворе, но был уроженцем деревни Деревнище (Деревеньки), где имел свой дом, в котором в это время проживал зять его Богдан Сабинин « (из журнала министерства государственных имуществ, 1854 года).

К юго-востоку от Домнина, за деревней Перевоз, начинается огромное Исуповское болото, образовавшееся в широкой пойме реки Шача при впадении в нее речки Пичеж. В это-то болото, по одному из преданий, и завел врагов Иван Сусанин.

 

Карта из книги В.А.Самарянова «Памяти Ивана Сусанина», 1882 года издания.

Согласно писцовым книгам, на рубеже XVI – XVII вв. в Домнине находился боярский двор с усадебным деревянным храмом, а также жили дворовые люди и церковный причт. Службу в этой домовой Воскресенской церкви вел священник отец Евсевий.

Церковь в селе Домнине «в древности была во имя Воскресения Христова и была устроена тщанием и иждивением Василья Михайловича и Ивана Васильевича гг. Шестовых, деда и отца Великой Старицы Инокини Марфы Иоанновны. Была она деревянная, шатровая, но какой фигуры неизвестно. Снабжена была иконами, ризами, книгами и колоколами. Из колоколов – два малые, зазвонные, по преданию, заведены гг. Шестовыми; но колокол, пожалованный Государем, Царем и Великим Князем Михаилом Феодоровичем, расшибен и перелит около 1800 года. Старшие жители села Домнина уверяют, что на нем было изображено Воскресение Христово, и по краям высечены слова: «от Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича в церковь села Домнина». Церковь сия, построенная гг. Шестовыми, была переделана в 1649 году при Царе и Великом Князе Алексее Михайловиче. В ней были два престола, один к югу, а другой к северу; первой во имя Успения Божией Матери, а второй во имя святителя и чудотворца Николая«.

В 1810-1817 годах рядом с обветшавшим Воскресенским храмом возвели каменную 5-главую Успенскую церковь с приделами во имя святителя Николая и в честь Тихвинской иконы Божией Матери, пристроенными в 1827 году. По преданию, храм этот возведен на месте боярских хором, сгоревших от пожара году в 1780-ом. На восточной стене в церкви до настоящего времени сохранилась памятная доска 1-й половины XIX века:

«Во славу Бога храм сей благословил построить Епископ Евгений 1809 года января 16 при иерее Данииле Иванове, освящен при сыне его протоиерее Алексее 1818 мая 9 и 1827 ноября 30. Сооружен прихожанами на месте дома Ксении Ивановны Шестовой, матери Царя Михаила Феодоровича».

«В 1831 году Воскресенская церковь по ветхости разобрана и употреблена, с разрешения епархиального начальства, на обжиг кирпича для ограды. После разборки церкви под приделом Успения Божией Матери в глубине земли отрыт был гроб, и в нем останки мужского тела. Тело сие было похоронено у самой стены церковной; при распространении же церкви закрыто было приделом Успения Божией Матери«. По одному из преданий, это – могила самого Ивана Сусанина. А.Д. Домнинский писал: «Что касается могилы, найденной мною в 1831 году под церковию, то совершенно не лгу, и сохрани меня, Боже, лгать при конце жизни на истину, хотя на историческую

Село Домнино. Церковь Успения Божией Матери, построенная на месте двора Марфы Ивановны. Фото Г.П. Белякова. 1995 г.

В XIX веке, излагая свою версию событий, связанных с подвигом Ивана Сусанина, протоиерей Успенской церкви села Домнина А.Д. Домнинский неоднократно подчеркивал, что «в селе Домнине священники были тутошние все урожденцы, и при том с незапамятных времен от одного рода. Слышал я об этом от двоюродного деда моего, престарелого священника села Станков Михаила Феодорова, воспитанного вместе с родным моим дедом, у деда их, а моего прапрадеда, Домнинского священника Матвея Стефанова, урожденца Домнинского и умершего около 1760 года, а сей был внук Домнинского священника Фотия Евсевьева — самовидца упомянутого события. Сей в дарственной грамоте от Великой Старицы Марфы Иоанновны в 1631 году записан дьячком при отце своем священнике Евсевие и наименован Фтором. Это знаю потому, что я от того же родоначальника происхожу, и имею на то документы«.

«…Все сии предания известны мне большей частью от крестьян села Домнина, наипаче таких, кои близки были расположением своим к моему родителю и его предместнику священнику Иоанну Стефанову. Родитель мой и его предместник происходили от двух братьев, священствовавших в Домнине около 1700 года, Матфея и Василия Стефановых, из коих первой Матфей первому (родителю моему) был прадед, а второй Василий предместнику родителя автора был дед; а оных священников дед, тоже Домнинский священник, Фотий Евсевьев был самовидцем описываемого события«.

Родной брат протоиерея А.Д.Домнинского петербургский титулярный советник И.Д.Иорданский писал: «Местоположение села Домнина вполне прелестно, ибо расположено на отлогости горы, под коею с полуденной стороны протекает речка Шача, с северо-востока огибает Домнино речка Корба, а с запада речка Каменка, впадающая в Шачу, из которого по восточной и частично западной сторонам без пособия оптика простым глазом можно любоваться березками, усадьбами и селами на двадцатипяти верстном расстоянии. Следовательно, вотчина прародительская блаженной памяти Государя Михаила Федоровича заслуживает обозрения наблюдателей и описания пера искустнейшего, нежели мое«. Присем прилагаю изготовленный мною местности села Домнина план«. Видимо, по просьбе старшего брата в Санкт-Петербург были доставлены материалы от сельского священника Костромской губернии А.Д.Домнинского, в результате чего в Домнино поступило письмо от Вице-Председателя Императорского Русского Географического общества М.Муравьева от 11 марта 1854 года: «Буйского уезда села Домнина священнику Домнинскому. Совет Императорского Русского Географического общества поручил мне изъявить Вам искреннюю свою признательность за доставленные Вами в Общество сведения о народных преданиях села Домнина «.

И.Д.Иорданский составил Историческую Записку о событиях, предшествовавших избранию на царствие Михаила Романова, использовав доступные ему в столице исторические документы и литературу. В этой Записке он тоже называет членов старинного причта села Домнина своими предками.

 

Из множества записей, рассыпанных в воспоминаниях А.Д.Домнинского, И.Д.Иорданского, домнинского священника И.И. Бобровского – зятя А.Д.Домнинского, и некоторых документов ГАКО, выстраивается Родословие восьми поколений домнинских священников, (конечно, неполное) для удобства представленное на последней странице в виде схемы. Ниже приводится описание каждого из восьми колен этого Родословия.

I. » Евсевийбыл один с двумя причетниками. При нем случилось достопамятное в летописях России событие избавления Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича от поисков Польских. Если в пастве его нашелся такой, который за веру Царя и Отечества не усумнился вытерпеть от Литовских людей не мерныя пытки, и затем принять от рук их мучительную смерть; то почему же не приписать чести такому Пастырю, под руководством коего образовался муж достойный Всероссийского движения. В возмездие за ревностное его служение по смерти его определены были в селе Домнине священниками два сына его Самуил и Фотий«.

II.«Самуил и Фотий (Фтор, Вторый). При них переделана и распространена церковь, существующая до 1831 года, украшенная внутри благолепным Иконостасом и снабженная всеми Богослужебными книгами. При малочисленном приходе, должно быть, и средства к возобновлению храма были малочисленны и скудны; а потому думать можно, что или Новоспасский монастырь, под ведением коего состояло село Домнино, от своих доходов, или по его же ходатайству Царь и великий Князь Алексей Михайлович своими щедротами восполнил недостаток прихожан в возобновлении храма, еще не забытого, как по отношению Храмоздателей, Его предков Г.Г. Шестовых, так и по месту погребения крестьянина, не подорожившего своею жизнею за жизнь отца Его Царя и великого Князя Михаила Федоровича«.

III. « Стефан был сын Фотиев«.

IV. «Никита, Василий и Матфей были дети Стефановы.

Никита Стефанов священник, в 1739 году был престарелый вдовый, 79 лет.

Василий Стефанов священник, в 1739 году 71 году, жена его Ефросинья Сергеева

66 лет.

Матфей Стефанов священник, в 1739 году вдов, 53 лет. Священствовал почти до последней четверти 18-го столетия и по свидетельству многих крестьян, при нем родившихся и до наших времен доживших, был поповским старостой, т.е. благочинным«.

V.«Стефан священник, был сын Василиев, а Никите и Матфею племянник.

Феодор от Матфея, в 1739 году 17 лет, дьячок, жена его Парасковья Иванова 21 года«.

VI. «Иоанн от Стефана, заступив на место отца своего Стефана, священствовал до 1800 года. Он в синодике своею рукою написал род свой, начав с прапрадеда Фотия.

Иван Феодоров, дьячок. Когда священника Матфея сын Феодор и внук Иван были дьячками в Домнине, в то время брата его священника Василья сын Стефан и внук Иоанн были священниками в том же Домнине; а следовательно до сих пор продолжается один род в Домнине от священника Евсевия.

Михаил Феодоров священник села Станков«.

VII. «Даниил Иванов, сын дьячка Ивана Федорова, рукоположенный еще при Павле Первом, священствовал с 1800 года. В 1814 году утопили его раскольники. Он в 1809 году успел убедить прихожан вместо ветхой деревянной соорудить каменную церковь, которая при нем и была сооружена и покрыта деревом, по смерти же его под распоряжением диакона Исаака Павлова часть Иконостаса из деревянной церкви перенесена в придельные Алтари каменной церкви«. В своем Сочинении, как следует из этой цитаты, А.Д.Домнинский пишет, что его отца утопили раскольники. Однако в Фондах ГАКО имеется следующая выписка из заседания Костромской палаты уголовного суда от 13 июля 1814 года:

«Слушали: о найденном в реке Шаче священнике села Домнина Даниле Иванове мертвым.

Приказали: как по произведенном следствии преступника, участвовавшего в пресечении жизни означенного священника Иванова не открыто, да и никто в том не подозревается, а потонул в реке Шаче по неосмотрительности сам собой, то случай сей согласно с мнением уездного суда предать воле божией, о чем и сочинить со обстоятельством особый протокол «.

VIII. Иван Данилович Иорданский, (1791-1859), старший сын в семье. Как следует из метрической ведомости Успенской церкви села Домнина 1791 года, «у действительного дьячка Даниила Иванова и жены его Феклы Ивановой родился сын Иван ноября 13«. Свою красивую фамилию Иорданский он получил в процессе обучения в духовном учебном заведении (у его отца Даниила Иванова фамилии еще не было). «По окончании наук в Костромской духовной семинарии в мае 1809 года поступил на службу в Нерехтское Духовное правление копиистом, из оного перемещен в Костромское Духовное Правление. В 1812 году во время нашествия французов был призван Костромским Гражданским Губернатором на границу к Владимирской губернии для наблюдения, и за службу награжден был 31 декабря 1812 года Коллежским Регистратором« – XIV, самый младший класс разрядной «Табели о рангах», введенной Петром I в 1722 году. «31 декабря 1820 года награжден чином Коллежского Секретаря, 24 апреля 1822 года награжден чином Титулярного советника«– чиновник IX класса той же «Табели».В январе 1825 года Иван Данилов Иорданский упоминается в Санкт-Петербурге в документах Временной счетной Комиссии Адмиралтейства как «Г. Управляющий канцеляриею Комиссии Титулярный Советник и ордена Св. равноапостольного Князя Владимира 4 степени Кавалер«. В 1834 году «за безпорочное прохождение службы около 25-летнего времени служащему во 2-ом отделении 3-его Департамента Министерства Юстиции в должности секретаря Титулярному Советнику Иорданскому была исходатайствована следуемая по закону пенсия«.Умер И.Д.Иорданский 26 июня 1859 года, похоронен на Волковском православном кладбище Санкт-Петербурга.

Василий Даниилович Иорданский (1793 г.р.)

В 1811 году — певчий костромского кафедрального Троицкого собора. В 1816 году по желанию выбыл в военную службу.

Алексей Даниилович Домнинский, (1794-1870), в процессе обучения в духовном учебном заведении получил официальную фамилию, Домнинский, как это традиционно велось в те времена, по названию родного села. В 1818 году, завершив учебу в Костромской Духовной Семинарии, он вернулся на родину, приступив к выполнению обязанностей священника местной Успенской церкви, только что заново отстроенной и освященной. Он прослужил в этой церкви верой и правдой 52 года, до конца жизни.

 

 

 

В предисловии к постоянно цитируемым нами здесь Запискам А.Д.Домнинского, опубликованным в 1871 году, тогдашний Костромской губернатор В.И.Дорогобужинов дает такую характеристику их автору, выделяя его из общей массы сельских пастырей:

«…глядя на современных нам стариков из духовенства по деревням, легко представить себе, как узко кругозором и бедно научными интересами должно было быть развитие заурядных сельских священников в конце минувшего столетия«.

«Отец Алексей воплощает собой тип Русского сельского священника в хорошем смысле слова: ростом велик, сложен кряжем; руки, освоившиеся более с топором и косою, чем с пером, дрожат уже от старости; седина — синеватая, здоровая; спокойные линии загорелого лица говорят о жизни трудовой, но без лишений, без страстей, без эксцессов; смотрит прямо; ни в поклоне, ни в жестах, ни в говоре — ничего заискивающего; умен просто, про свой обиход, не для показу; в словах — ничего изысканного, даже немного книжного и кастового, зато очень много местных народных оборотов речи и произвольных ударений. Он не мало читал и к вычитанному умеет относиться критически, не принимая на веру слов, а сопоставляя их с другими книгами, отвергая одно и соглашаясь с другим в том случае, если это другое, по соображениям с местностью и преданием кажется ему более имовернее и ближе подходит к его личным догадкам. Каждую из таких догадок он оговаривает, никогда не смешивает их с тем, что выслушал от народа. Труд егоконечно не труд ученого, а лишь правдивого и любознательного местного человека, который перед смертью попытался записать все, что довелось ему знать про подвиг Сусанина, и даже свести все отрывочно ходящие о том в народе предания — в связный рассказ, т.е., он попытался сделать то, что лень было сделать восьми или девяти предкам его, жившим от Евсевия до автора рукописей«.

Сам А.Д.Домнинский в этом же своем Труде пишет: « Об себе сказать ничего не могу. Если что случилось хорошего в мою бытность, то по воле Промысла Божия, руководившего мною во всю мою жизнь: этому-то Промыслу угодно было доставить мне старинные документы, означенные мною в примечаниях, по коим составлено сие описание. За тем прошу моих преемников не покидать сего писания, а продолжать оное в порядке последования священников одного после другого, и в порядке событий, при них случиться могущих, дабы потомки читая оные, могли водиться одинаковым духом – усердия ко Храму Божию, ревности к славе отечества и преданности к престолу наших благочестивейших Монархов«.

Супругой Алексея Данииловича была Марфа (1802-1868) – дочь Александра Ивановича Махровского, священника села Леонтьева Буйского округа. Похоронен протоиерей А. Д. Домнинский в родном селе Домнине у алтарной части храма (могила не сохранилась).

Иоанн Данилович Иорданский, (1808-1858), видимо, младший сын в семье, почти полный тезка своего старшего брата. В Фондах ГАКО обнаружен следующий документ:

«Костромских уездных и приходских духовных училищ ректору иерею Иоанну Красовскому Коллежского регистратора Ивана Данилова сына Иорданского Прошение.

В числе оставшего по кончине родителя моего Судиславского Духовного правления Успенской церкви Села Домнина иерея Даниила Иванова семейства состоит малолетний брат мой Иоанн, по россейски читать и писать уже обученный. Оного брата моего желаю я отдать для обучения в Костромское приходское училище, если имеется вакансия на казенное содержание. А посему и прошу в число учеников приходского училища оного брата моего, на казенное содержание, если имеется вакансия, поместить.

Сентября дня 1816 года к сему прошению коллежский регистратор Иван Иорданский руку приложил «.

И приписка к этому Прошению, уже другим почерком: «Иорданского во 2-ой класс «. Видимо с этого момента имладший брат Ивана Даниловича Иорданского, Иоанн Данилович, стал Иорданским, принял фамилию своего старшего брата. В будущем И.Д. Иорданский-младший станет священником Николаевской церкви на Быстрых Галичского уезда.

А.Д. Домнинский был последним из старинного священнического рода, представители которого по мужской линии непрерывно на протяжении более трех столетий служили в домнинской церкви. Сыновья его – Иорданские Иван Алексеевич 1827 года рождения и Георгий Алексеевич 1829 года рождения – хоть и стали священниками, но на родине, в Домнине, не служили. С 1870 года на место умершего тестя был определен его зять, муж младшей дочери, Глафиры Алексеевны (1847 г.р.), Василий Капитонович Дружинин, 1844 года рождения, священнический сын, выпускник Костромской духовной семинарии 1864 года. С 1879 года в священники села Домнина переведен муж и старшей дочери, Таисии Алексеевны (1835 г.р.), Иоанн Иванович Бобровский, (1833-1899), выпускник Костромской духовной семинарии 1854 года. Сын Бобровских Иван Иоаннович 1865 года рождения тоже служил в домнинской Успенской церкви, псаломщиком, с 1914 по 1915 год.

Это были в Домнине последние представители священнического Рода от Евсевия, но уже только по женской линии, мужья и сыновья дочерей А.Д.Домнинского. После о. Иоанна Бобровского в Домнине служили священники Геннадий Иванчев до 1912 года; Семен Лебедев с1912 по февраль 1917; Андрей Соколов с марта 1917.

После революции 1917 года Успенский храм села Домнино продолжал действовать, претерпев, правда, закрытие с 1937 по 1944 годы. В середине 30-х годов ХХ столетия в церкви села Домнина служил священником Константин. Васильевич Сокольский, родом из Нерехтского уезда Костромской губернии, сын священника. Тройка Управления НКВД в 1937 г. приговорила его к расстрелу, обвинив в контрреволюционной пропаганде, и в том же году приговор был приведен в исполнение. После ареста и гибели о. Константина Успенский храм был закрыт.

В августе 1944 года, на Успение Божией Матери, храм снова открыли, в Домнино на место расстрелянного о. Константина Сокольского был назначен 67-летний священник Геннадий Горицкий.

С 1991 года Успенский домнинский храм стал подворьем Богоявленско-Анастасииного женского монастыря.

В марте 2004 в Домнине был открыт женский монастырь во имя святых Царственных страстотерпцев – царя Николая, царицы Александры, царевича Алексия, великих княжен Ольги, Татианы, Марии и Анастасии – преобразованный из подворья Богоявленско-Анастасииного женского монастыря.

Так замкнулся круг: виртуально Романовы вернулись на свою прародину.

Успенская церковь села Домнина. Фото XXI века.
Восемь колен Родословия священников села Домнино

 

Г.В. Брезгина, Т.А. Дружкова. 2011 г.

Г.В. Брезгина (Кострома), Т.А. Дружкова (Нижний Новгород)

Из истории священнического рода села Домнина: 1 комментарий

  1. А тут:http://history-repetitor.ru/35-mihail-fedorovich.html
    Будущий государь родился 12 июля 1596 г., семья его была богата и знатна. Отец боярин Федор Никитич Романов, мать Ксения Ивановна Шестакова. Федор был родственником царя Федора Ивановича, так что он вполне мог претендовать на трон. Однако когда царь Федор умер престол перешел к Борису Годунову, он был братом жены царя Ирины. Но в глазах народа Годунов не представлялся законным наследником престола, так как кровь в нем текла не Рюриковичей. Это прекрасно осознавал Борис, поэтому заранее побеспокоился об обезвреживании потенциальных претендентов…
    И ещё:http://mposm.ru/photo/9-0-298
    11 июля 1613 года: Венчание на царство храмоздателя собора Покрова Пресвятой Богородицы в Рубцове, Царя Михаила Феодоровича Романова (12.07.1596 — 12.07.1645) в Успенском соборе Московского Кремля (избран на царство Земским Собором 21 февраля 1613 года). Гравюра художника Б.А. Чорикова. Вероятно, рядом с Царем изображена его мать — Ксения Ивановна Шестакова (в иночестве Марфа), так как в 1613 году Царь еще не был женат.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*