Константин Воротной. И совсем Ярославлю не тысяча лет…

Славяне на востоке, западе и севере обладали
столькими областями, что в Европе едва ли
осталась землица, до которой они не касались»
(Записки касательно русской истории». СПБ, 1787, 4,1).

Императрица Всероссийская Екатерина II.

Статья Альберта Максимова «Нов город Ярославль», опубликованная в 10-м номере «Русского пути», поднимает, по сути, проблемы не просто происхождения и истории города Ярославля, но затрагивает тему более сложную и объемную – «Откуда есть пошла земля Русская?»

Поэтому в своей статье я буду говорить не только о самом Ярославле и других древнерусских городах, но и о том, где искать истоки нашей истории. Ибо, докопавшись до этих истоков, мы сможем ответить на вопрос и о том, когда и кем были воздвигнуты наши города – Ярославль, Кострома, Суздаль, Ростов, Москва…

Несомненно, разговор о восстановлении исторической истины давно назрел. Я не стану подробно останавливаться на статье Альберта Максимова, только в ходе изложения своей версии мне придется иногда к ней возвращаться.

По моему мнению, историю нашего региона следует начинать не с прихода Рюрика, а намного раньше. Тому есть весьма достаточно веские причины. Люди селились здесь очень давно, с незапамятных времен, эта территория была обитаема всегда. Подробно останавливаться на гиперборейской истории не стану, но экскурс в ведическую древность сделать необходимо.

Это лишь на первый взгляд кажется, что история Русского Севера задокументирована только в древнерусских летописях (которые были так отредактированы при первых Романовых, что от настоящей отечественной истории почти ничего не осталось). На самом деле письменных источников много и они имеют многотысячелетнюю историю. С них и начнем.

I. ПРЕДАНЬЯ СТАРИНЫ ГЛУБОКОЙ

СВЯЩЕННЫЕ КРИНИЦЫ

Тексты «Авесты», «Ригведы», «Махабхараты» говорят о том, что север Руси, Волго-Окское междуречье были населены уже во времена Великого Оледенения (15 – 17 тысяч лет назад). Эти великие эпосы – свидетельство очевидцев событий, о чем пишет автор книги «Арктическая родина в Ведах» Б.Г.Тилак. Эти источники прямо говорят о наличии на этой территории государственных образований, называют племена, обитавшие здесь почти десять тысяч лет назад, гидронимы и топонимы. Подтверждение этому нашла, например, вологодский ученый С.В.Жарникова. Она проанализировала одну из книг «Махабхараты», которая называется «Хождение по священным криницам». Здесь перечисляются 355 рек, речушек и озер, они имеют, вроде бы, санскритское наименование, а потому, казалось бы, находятся на территории Индии, куда их, собственно, комментаторы и переносят. Однако вологодский ученый, проанализировав более 200 топонимов, пришла к выводу, что подавляющее большинство их на самом деле находятся в треугольнике «Ока – Вятка – Северные Увалы». Названия многих топонимов сохранились со времен «Махабхараты» до наших дней почти в неизменном виде.

Эти криницы – не что иное, как реки и озера, которые входят в систему Волго-Окского междуречья. Ничуть не ставя под сомнение компетентность вологодского ученого, я сам решил удостовериться в истинности ее утверждений. Тем более, что когда сам до всего доходишь, начинаешь понимать то, что раньше не осознавал. Действительно, упомянутые в «Хождении по криницам» реки не только до сей поры несут свои воды в Оку и Волгу, но и названия практически не поменяли за эти тысячелетия – Упа, Пара, Пра, Протва и многие другие. Есть здесь и Которосль, которая названа Коти.

Любопытно, что на территории Индии такие топонимы почти не встречаются. Да и описываются в «Махабхарате» времена, когда арийских племен на территории Индии еще не было.

Многие ученые давно уже пришли к выводу, что родина индоевропейских народов – не Южная Европа или Центральная Азия, а Север Европы (от Скандинавии до Урала). Доказан и тот факт, что подавляющее большинство топонимов, упоминаемых в этих произведениях, находится на территории Восточно-европейской равнины. Очень многие факты говорят, что русы, наши далекие предки, являются автохтонным населением севера Руси и обитают здесь уже не одну тысячу лет.

ВОЛГА – РА – СВЯЩЕННАЯ РЕКА РУСИ

Священная Инд-река «Ригведы», Вех «Авесты», Сарасвати «Махабхараты», Pa-река древнейших ведических мифов, сочинений античных историков и географов – это имена одной и той же реки, Волги.

Когда нам рассказывают о Волге, то, называя её великой, почему-то говорят лишь о её большой протяженности (мол, самая крупная река в Европе) и многоводности. Но ни слова – о её истинном величии, о той поистине неоценимой роли, которую сыграла эта река в истории человечества: по своей значимости Волга стоит в одном ряду с такими величайшими реками мира, как Нил в Египте, Инд и Ганг в Индии, Хуанхе и Янцзы в Китае, великие реки черной Африки и Америки. Кстати, «Волгой» эта река стала называться лишь где-то с середины XII в., до того верхняя часть реки (до устья Камы) называлась Воложкой (река бога Волоса – Велеса), а нижнюю пришедшие в VII в. хазары переименовали в «Итиль», не захотев называть эту водную артерию её древнейшим индоевропейским именем «Ра – Рось». Пришедшие на Русь византийские и западно-европейские миссионеры-христиане, а потом и русские князья, принявшие христианство, начали уничтожать все, что каким-то образом могло напоминать народу о его великой культуре и истории. Естественно, что река Ра, с ее стержневым, цивилизационным образующим названием, вокруг которого строилась жизнь и система миропонимания русского народа, стала одним из первых объектов разрушительной деятельности христиан – варягов и греков. С тех пор никто и никогда об этом не упоминает. И река так и осталась безликой «Волгой».
А ведь величие Pa-реки именно в том, что она является колыбелью одной из древнейших на земле цивилизаций, на которой Ра-сия и народ русов живут многие тысячелетия, а не одну только тысячу лет христианской истории.

В древнейшие времена первой священной рекой ариев считался упоминаемый в «Ригведе» величайший поток Синдху, который существовал еще во времена оледенения (XVIII – XV тыс. до н.э.), русло его проходило между Скандинавским и Новоземельским ледниками, одним его устьем была Чешская губа Северного Ледовитого океана, другим – дельта Дона; реликтом этого потока является нынешняя река Шексна. Одним из притоков Синдху была, согласно «Ригведе», река Ра (Раса, Ранха). Когда ледники ушли, верхнее течение Синдху исчезло, река стала называться Инд, но после ухода одних арийских племен на юг их место заняли другие племена ариев, пришедшие с севера, они-то и переименовали часть Инда (от устья Камы и ниже) в реку Расу. Однако, память о потоке Синдху у людей сохранялась еще долгие тысячелетия: даже когда Волга и Дон разделились (воды Расы потекли по руслу некогда могучей реки Сарасвати, впадавшей в Каспийское море и пересохшей в результате глобальной засухи около 7 тыс.лет назад), устье Дона все равно продолжали называть «Синдху», о чем писали, например, древнегреческие историки.

Из тех же «Ригведы», «Авесты», «Махабхараты» следует, что на восточно-европейской равнине уже в те далекие времена существовала развитая цивилизация, имелись государственные образования. В частности, «Авеста» свидетельствует, что «у истоков Ранхи Бог Ахура-Мазда сотворил наилучшую из стран и мест обитания», она находилась где-то в верхнем течении Вятки и Камы. Далее в этом отрывке (он довольно длинный, да и не раз уже цитировался) говорится о том, что злой демон Ангра-Манью в отместку наслал сюда большие морозы и снежные зимы. Однако, речь в данном случае идет о более масштабном явлении – глобальном изменении климата, начале очередного ледникового периода, о временах 17-15-тысячелетней давности. Но, чтобы об этом писать, надо было это видеть. То есть, «Ригведа» и «Авеста» сохранили для нас не только «преданья старины глубокой», но, что самое существенное, свидетельства очевидцев и участников событий тех далеких времен…

Спустя несколько тысячелетий по другую сторону Волги-реки появилось еще одно государство, «Махабхарата» называет его: «В междуречье Ганги, Ямуны, Упаджалы и Синдху находится страна А-Ванти». Нет, это не созвучие: и упомянутая в эпосе страна, и «племена Вантит» арабских хроник, и энеты «Илиады» Гомера, и венеды, населявшие половину Европы, и вятичи русских летописей – это одно и те же племя. И территория его расселения осталась прежней – междуречье верхней Волги, Оки, её притока Упы и верхнего Дона; именно там помещают вятичей древнерусские летописи.

А западнее этой самой страны «А-Ванти», у истоков реки Саданапра (наименование перевода не требует), «Ригведа» помещает воинственные племена «криви». Вот наглядное свидетельство того, что эта земля была заселена племенами русов еще с незапамятных времен, причем, даже названия их сохранились практически без изменений. Именно они и дали имена подавляющему большинству гидронимов Волжско-Окского междуречья, о чем пишет и известный исследователь славянских древностей В.Н.Демин: «Древними арийскими временами веет от таких гидронимов, как Унжа, Шача, Вожа, Мера, Сить, Цна, Протва…» Заметим, что период, который охватывает «Махабхарата» – это XV -III тыс. до н.э., здесь изложена история жизни арийских племен на севере Руси и их переселения в южные страны…

В «Ригведе» есть такой пассаж: «В священный Инд впадают восемнадцать рек, в их числе самые крупные, берущие начало на горах Меру – Раса (Ра), Крума, Кубха, Гомати» (речь идет о левых притоках Волги, ибо именно между Волгой и Уральскими горами располагались семь арийских стран, о которых говорят указанные выше произведения). Под Ра-рекой здесь надо понимать либо всю нынешнюю Каму, либо от истоков Вятки, и понятно, что речь идет о таких реках, как Кострома, Унжа и Ветлуга. Поскольку в данном отрывке перечисляются реки, стекающие с гор Меру (Северных Увалов), а среди них не упоминается Шексна, то можно сделать однозначный вывод – истоком Инда как раз и считается Шексна, тем более, что она является реликтом легендарного потока Синдху…

Но если все эти гидронимы перечисляются в древнеиндийском эпосе «Махабхарата», да еще подробно описываются их берега, значит, писали очевидцы – те, кто жил здесь в те далекие времена. То есть, уже 7-9 тысяч лет назад этот район был густо заселен. Нашими предками. Названия рек, которые перечисляются в «Махабхарате», дожили до нашего времени практически без изменений. А это может означать только одно – на этой территории вот уже почти десять тысяч лет живет один и тот же этнос. О чем, кстати, свидетельствуют и археологические находки. Самые древние, датируемые VIII -VII тыс.до н.э., имеют прямое отношение к нашим предкам – русам и славянам.

Если посмотреть на географическую карту, то можно увидеть удивительную картину – на сравнительно небольшой территории в междуречье Волги и Оки стоит чуть не сотня больших и малых древнейших русских городов, возраст которых исчисляется самое малое тысячью лет: Ростов, Суздаль, Владимир, Ярославль, Кострома, Москва, Тверь, Тула, Калуга и др. Именно здесь, а не в Киевской Руси находилось исконное ядро Русского государства. Согласно «Махабхарате», именно на этой территории находились священные криницы древних ариев, что убедительно и доказала вышеупомянутая С.В.Жарникова, сопоставившая топонимику волжско-окского междуречья и наименования «священных криниц» великого индийского эпоса. Без преувеличения можно сказать, что эта земля – сакральное средоточие Русского государства, его сердце, особая энергетическая зона восточно-европейской равнины.

Русская Ра-река (Волга) не просто река, а река, названная по имени бога Солнца в стране, которая с незапамятных времен играла ключевую роль в формировании человеческой цивилизации. Именно здесь был один из центров, откуда происходило расселение народов и создание новых центров древнейшей культуры ариев и славян в пределах всего земного шара…

Не один век ученые-академики спорят, откуда взялось название Рось-Русь и наименование страны – Россия. А далеко ходить не надо. Разгадка – в имени нашей великой реки. В древнейшие времена ее называли Ра, чуть позже – Раса, затем – Рось, уже в X веке арабы и персы называют ее Русской рекой. А вслед за этим и страну стали называть Русией. А жителей – руссами, русскими. А есть ли свидетельства античных историков о нашем севере? Конечно. Только надо их увидеть.

А ВОКРУГ МЕНЯ – ЯРОСЛАВИЯ…

В 1817 году в Петербурге была издана книга «Пантеон Российских Государей», в которой автор, на основании впоследствии утерянных древних летописей и легенд, указывает дату основания Москвы, намного отличающуюся от общепринятой – 880 год. И называет имя основателя – тогда еще новгородского (или ярославского?) князя Олега Вещего, передавшего вскоре эти земли во владение новгородскому (ярославскому?) боярину Кучко, предку Стефана Кучко, которого великий князь Юрий Долгорукий убил в 1147 году. Именно этот год принят за дату основания будущей столицы Руси-России. Заметим, что первое, древнейшее название реки Москвы – Смородина. Об этом помнили еще во времена царя Ивана Грозного…

А другие города Русской равнины – Ярославль, Владимир, Кострома, Суздаль, Муром, Углич, Галич? Например, летопись Валаамского монастыря говорит о том, что Галич Костромской был основан в 960 году, на двести лет раньше общепринятой даты. Или Брянск, известный еще с VI века под своим первоначальным именем – Брынь. Думается, и другие города намного древнее общепринятой даты.

Есть ли достоверные документальные источники существования на этой территории развитой цивилизации? Да, они есть. Один из таких источников – сочинение знаменитого греческого историка Геродота (484-425) «История».

В своем труде этот историк, рассказывая о нашествии на скифов персидского царя Дария в 514 г. до н.э., в нескольких словах упомянул о некоей земле Герр, через которую протекают загадочные реки Герр и Гипакирис. Ученые-академики почему-то отождествляют эти реки с небольшими притоками Днепра – речками Конская и Каланчак, а местонахождение «земли Герр» вообще обходят молчанием. И это не случайно. Расшифровка этих геродотовских загадок их совсем не устраивает, так как тогда придется пересматривать всю историю не только скифов, но и Русской равнины. Впрочем, все по порядку…

В самом начале своего рассказа о северных (гиперборейских) странах, Геродот пишет: «Я назову только самые известные реки и судоходные от моря вглубь страны». Данное высказывание древнегреческого историка я выделяю не случайно, ибо оно как раз и позволяет раскрыть нам местонахождение «земли Герр». «Отец истории» перечисляет восемь рек, шесть из которых расшифровываются довольно легко: Истр (Дунай), Гипанис (Ю.Буг), Тирас (Днестр), Борисфен (Днепр) и Пантикап (Десна, крупнейший его приток), а также Танаис (Дон), все это было известно уже в давние времена. И современные комментаторы Геродота с таким отождествлением не спорят. А оставшиеся две реки – те самые таинственные Герр и Гипакирис?

И вот здесь начинаются странности… Комментаторы вдруг заявляют, что так в древности назывались притоки Днепра – Конская и Каланчак. Так и хочется спросить: «Кто здесь глупец – читатель, комментатор или Геродот?» Мало того, что эти речушки не могут быть названы крупными, их не на каждой карте найдешь, так они еще и пересыхают в засушливое лето. Зачем же фальсифицировать факты и унижать древнегреческого историка?

При внимательном рассмотрении карты Восточно-европейской равнины и таком же внимательном изучении сочинения Геродота, эти реки можно безошибочно отождествить с действительно крупными водными потоками, тем более, что историк достаточно конкретно указывает их местоположение, как и самой местности Герра: «С севера течение Борисфена известно на расстоянии 40 дней плавания от моря до земли Герра… Седьмая река – Герр – ответвляется от Борисфена в том месте, до которого течение Борисфена известно. Название её общее с местностью – Герр. Течет эта река к морю, образуя границу между землями кочевых и царских скифов, и потом впадает в Гипакирис». По моему, все понятно, однако ученые-академики упорно не желают признавать, что речь в данном отрывке идет вовсе не о Причерноморье, где, как они считают, и обитали скифы, а о территориях, расположенных много севернее. Греческий историк знает, о чем пишет: так называемые «царские скифы» обитали в междуречье Днепра, Дона и Волги, а кочевые – в степях Казахстана и в Семиречье. Во времена Геродота это было хорошо известно.

Скифские племена населяли всю Восточно-европейскую равнину; более того, знаменитый Рама, выведший на рубеже IV-III тыс. до н.э. арийские племена из Северной Европы, Прибалтики и с Верхней Волги, согласно преданию, также был скифом, и родился он где-то на берегах Скифского (Балтийского) моря. Собственно, само его имя свидетельствует об этом – «Лесной». Еще и в наше время на севере Руси густой лес называют «раменным».

Знаменитый академик Б.А.Рыбаков, проанализировавший сочинения древнегреческих и древнеримских авторов, также пришел к выводу, что северные границы Скифии можно отодвинуть вплоть до берегов Балтийского моря. На самом деле, и об этом пишет Геродот, скифы обитают в стране, где зимы снежные и суровые и продолжаются восемь месяцев; на Причерноморье это совсем не похоже, такой климат больше подходит к северу Руси. Да и древнейшая традиция возводит прародину скифов к территории Прибалтики и северу Восточно-европейской равнины. Более того, даже снобы-академики вынуждены признать, что для большинства античных писателей Скифия – символ крайнего севера, «ледяная заснеженная страна». Именно так её описывают не только Геродот, но и жившие позже такие прославленные поэты, как Вергилий, Гораций, Овидий, хорошо знакомые со многими трудами историков и географов древности.

Собственно, понять, где была расположена «местность Герра» и одноименная река, несложно, даже простой математический расчет показывает, что расстояние в 40 дней плавания вверх по Борисфену от его впадения в Черное море указывает на самые верховья этой реки (заметим, что те самые речушки Конская и Каланчак находятся в нижнем течении Днепра-Борисфена, до них не более 10-12 дней пути). Кроме, того, на Восточно-европейской равнине, кроме перечисленных Геродотом шести рек, есть только еще две известные (т.е.крупные) реки – это Волга-Герра и Ока-Гипакирис. Не мог же историк, наряду с такими крупными водными потоками, как, например, Дунай или Дон, упоминать среди них речушки типа Каланчак или Конская, это противоречит всякому смыслу. К тому же, действительно, истоки Волги и Днепра настолько близко расположены, что многие историки древности и средневековья часто были убеждены, что эти реки либо вытекают из одного озера, либо вообще у них общий исток.

Местность Герра – это не что иное, как междуречье Оки и верхней Волги. Именно на этой территории и обитали «царские» скифы, как называли их историки, здесь же находились их родовые усыпальницы, о которых говорил царю Дарию скифский вождь Иданфирс.

Заметим, что согласно Геродоту, не Ока (Гипакирис) впадает в Волгу (Герр), а наоборот. Поскольку море не называется, значит, это не Понт Эвксинский (Черное море), а Гирканское (Каспийское). Любопытно, однако, другое: «Герр» – это грецизированное русское «Яр» или «Ар», то есть, страна яриев-ариев, потомков Ярилы-Солнца. Это означает, что уже в VI в. до н.э. здесь было какое-то государственное образование, которое называлось… Ярославия! Геродот называет эту страну подлинным именем! Это образование сохранило на протяжении почти трех тысяч лет не только наименование, но и государственный статус. То есть, начала Руси надо искать не где-то на юге, в Киеве, а здесь, на территории Верхней Волги, именно отсюда и «есть пошла Русская земля», о чем вполне определенно и написал древнегреческий историк. Хотя он и говорил о скифах, а не русах и славянах, но название страны (Герра – Ярославия) и её местоположение он указал достаточно точно. Здесь никаких сомнений быть не должно.

Да, собственно, где еще людям ставить города, как не рядом с родовыми усыпальницами своих предков. О родовых усыпальницах скифов Геродот вспомнил, когда писал о походе на скифов персидского царя Дария I. Дарий попытался подчинить себе непокорных восточно-европейских скифов и русов, поскольку только они не платили дань этому великому царю царей, завоевавшему весь Ближний Восток, Малую и Среднюю Азию (кроме Семиречья). Он мечтал покорить земли на север от Понта Эвксинского вплоть до знаменитых «Рипейских гор» (Северных Увалов). И, собрав гигантское по тем временам войско (почти 700 тыс. чел.), тронулся в путь. Рассказывать о перипетиях этого похода не станем, они хорошо известны. Однако до сей поры у историков нет единого мнения по поводу того, насколько далеко на север и восток продвинулись войска персидского царя. Некоторые так и думают, что он, мол, повоевал где-то в Причерноморских степях и повернул обратно.

По Геродоту, скифы, узнав о пришествии незваных гостей, отправили свои семьи и имущество куда-то на север, где находились их родовые усыпальницы. Греческий историк пишет, что это – территория в междуречье рек Герр и Гипакирис. Во всяком случае, именно на эти места указывал Иданфирс, один из вождей скифов, в своем ответе Дарию I, который не мог понять, почему скифы так упорно защищают эти земли: «Если вы желаете во что бы то ни стало сражаться с нами, то вот у нас есть отеческие могилы. Найдите их и попробуйте разрушить, и тогда узнаете, станем ли мы сражаться за эти могилы или нет».

Из рассказа Геродота можно понять, что Дарий продвинулся почти до реки Оки, но переправиться через неё уже не смог – скифы и русы дали все-таки большое сражение персидской армии и ценой невероятных жертв не пропустили неприятеля за реку. Нижегородский историк А.Абрашкин предполагает, что родовые усыпальницы скифов находились где-то между Ярославлем и Нижним Новгородом. Почему же их до сих пор не нашли? Да потому, что историки уперлись в своем убеждении, что, мол, скифы обитали только в Причерноморье, не заходя севернее среднего течения Днепра. На самом же деле, подчеркнем еще раз, они обитали на всей территории Восточно-европейской равнины, о чем не раз пишут и Геродот, и другой знаменитый историк и географ – Птолемей.

Хотя вождь русов-скифов Иданфирс и сказал, что «мы не строим городов», какие-то населенные пункты у скифов все равно были, причем, не безымянные. Во всяком случае, с полным основанием можно утверждать, что местность эта была названа так потому, что здесь находились многочисленные капища верховного бога Ярилы, а значит, рядом стояли и поселки, где жили люди. На этих-то местах и возникли впоследствии города, причем, на столетия раньше, чем об этом говорят летописи.

Не случайно же почти все древнейшие города исконной Руси расположены по течению Верхней Волги и Оки, а также в их междуречье: Ростов, Ярославль, Кострома, Владимир, Суздаль, Москва, Тверь…
Так что, с полным основанием можно утверждать, что город Ярославль существует не тысячу лет, а более 2500. И назван не в честь князя Ярослава Мудрого, а по имени древнейшего славяно-русского Бога – Ярилы.

Кстати, от тех далеких времен до нас дошло очень много слов с корнем «ра» и «яр», в частности, мы уже не задумываемся о том, что означают, например, слова «яровой сев». А оказывается, все просто – Ярило был одним из древнейших русо-славянских богов солнца и весны…

Нет, скифы в историческое небытие не ушли, они остались в нас, русских, мы впитали их свободолюбие и «любовь к отеческим гробам», к своей земле, которая воистину для нас священна и сокровенна.

Заметим, что скифами были знаменитый предводитель гуннов Аттила и ставший впоследствии легендарным реальный король шотландский Артур. Впрочем, выяснилось это достаточно давно, когда кто-то из зарубежных ученых решил сравнить короны обоих властителей – они оказались идентичными по всем параметрам, то есть, принадлежали одной культурной традиции – скифской. Думается, если была бы обнаружена корона Чингисхана, то никаких сомнений в его скифском происхождении не осталось бы. Кстати, согласно свидетельствам современников, и Аттила, и Артур, и Чингисхан были высокими, со светлыми и длинными волосами, с окладистыми бородами и голубыми (либо зелеными) глазами. Что-то не очень это вяжется с монголоидной внешностью Чингисхана или Аттилы, как их рисует академическая наука…

II. ТЬМЫ ЛОЖНЫХ ИСТИН

А БЫЛ ЛИ МЕРЬСКИЙ МАЛЬЧИК?

Хорошая статья у Альберта Максимова, как профессиональный исследователь это говорю, сам почти четверть века разгадываю загадки древнерусской истории, ее темные пятна. Однако не обошлось, к сожалению, без явных ошибок. Во всяком случае, меня удивила вот эта фраза почти в конце статьи: «В старинном предании говорится, что жители Медвежьего Угла поклонялись Волосу. Волос же, как считается, был финно-угорским божеством». Увы, автор попался как раз на удочку той самой традиционной версии истории, которую он по праву критикует.

На самом деле Волос, точнее, Велес – один из древнейших и самых почитаемых славяно-русских Богов. Никогда финно-угорские племена не называли его Волосом. Разве могли русские жрецы, создавшие знаменитую книгу Велеса, в первой же фразе ее обратиться к чужому божеству? А ведь они обращаются именно к Велесу: «Книгу сию посвящаем Велесу».

Почему вдруг Велес оказался финно-угорским божеством? Да потому, что кому-то было необходимо доказать, будто на территории Верхней Волги жили сплошным массивом некие племена меря. Вот и чисто славяно-русский Медвежий Угол ортодоксы отдали финно-уграм. Нет, господа-товарищи, не было здесь столько меря, те жили отдельными поселениями, в основном, в лесу, а не по берегам рек и озер. Основным населением северо-восточной Руси испокон веков являлись автохтонные русы и пришедшие сюда с берегов Дуная славяне.

Это же касается и культа медведя. Он был культовым не столько у финно-угров, сколько у славян, причем у последних – намного раньше. Так что, изображенный на гербе Ярославля медведь имеет прямое отношение к славянам, но не к финно-уграм. На самом деле не только в Медвежьем Углу, но и на мысу при впадении Которосли в Волгу находилось одно из самых почитаемых на севере Руси капищ славяно-русского бога Велеса. Согласно традиции, этот бог был создателем и разрушителем Вселенной, именно Велес впоследствии стал прообразом древнеиндийского Шивы.

Поскольку речь зашла о Велесе-Волосе, не могу не вспомнить знаменитую «Велесову книгу», которая была создана, как считается, новгородскими жрецами. Но вот что интересно. В этой книге только пару раз упоминаются Иль¬-мень-озеро, Волхов-река и стоящий здесь город Новгород, зато постоянно прославляется Pa-река (Волга).

Более того, согласно «Книге Велеса», другим древнейшим русским мифами легендам, один из самых почитаемых легендарных вождей русов Богумир проживал со своим семейством в Семиречье, у истоков Pa-реки (Волги), то есть, как раз на территории Ярославского и Костромского краев, где текут Шексна, Молога, Которосль, Кострома, Унжа, Ветлуга, Ока. Здесь, в Семиречье, находилась Медвежья долина (ныне – тот самый Медвежий Угол, о котором пишет Альберт Максимов), или долина Велеса. Здесь, в долине Велеса, Богумир заложил Кайлеград (Коло, тот самый Хольм), то есть, «Солнечный город» (коло –древнейшее обозначение Солнечного диска у русов, а также его движение по небосводу). Скандинавы назвали его «Хольм» по созвучию, а современные ученые не поняли этого и перевели как «остров». Это II тыс. до н.э. Сравните с тем, что писал Геродот.

Заметим, что первый, древнейший пантеон возник еще во времена Великого Оледенения, и во главе его стоял бог Солнце – Ра, от имени которого произошло и название священной реки (ныне Волги), и нашей страны – Pa-сеи, и наших предков – расов-русов. Лишь много веков спустя его (бога Ра) сменил Сварог, а последнего – Перун. Кстати, первоначально «перун» – это, согласно «Махабхарате», какое-то загадочное смертоносное оружие великого бога индоевропейцев Индры, которым тот поражал насмерть своих врагов. Судя по действию оружия, которое описано в поэме, это было нечто, мечущее молнии и одновременно издающее звуки грома. Впоследствии это оружие обожествили, дав ему имя собственное, придали ему человеческий образ. Что лишний раз подтверждает не только родство русов и индийцев, но и существование единой религии этих народов…

Вообще, традиционные толкователи истории и русского языка здорово забили нам всем головы своими фантазиями. Например, если слово начинается с «нер-мер» или заканчивается на «-та», значит, это уже финно-угорское наименование топонима или гидронима. Так произошло с городом Нерехта, который находится почти посередине между Ярославлем и Костромой. Ортодоксы и слышать не хотят об ином происхождении его наименования, кроме как от меря, хотя никто и никогда не слышал языка меря, не знает ни одного имени – мужского или женского, даже их внешнего вида. Да и вообще, как могло такое небольшое племя оставить после себя такую большую память в виде топонимов и гидронимов?

Думается, все проще. Приведу два простых примера. Из русских летописей мы узнаем, что где-то неподалеку от Киева, в Причерноморских степях обитало некое тюркское племя – «ковуи». «Только вот загвоздка есть», как пел Владимир Высоцкий. Не существовало никогда такого племени, это – типичная палеографическая ошибка. Известно, что древние летописцы писали весь текст слитно, знаков препинания в те времена еще не было. Вот и родили поздние переписчики (XVI – XVII в.в.) ковуев, а вслед за ними и ученые-академики. Откуда взялись ковуи? Вот фраза: «Пришли ковуи и повоевали земли близ Киева». А на самом деле? Примерно к началу XVII в. на Руси уже и забыли, что в давние времена каждая степень родства имела свое название. В частности, дядя по отцу назывался «стрый», дядя по матери – «вуй». А поскольку многие киевские князья брали в жены половецких княжен, то их дети и ходили к своим вуям в землю половецкую, приводили оттуда отряды воинов – и «воевали земли близ Киева».

Второй пример. «Повесть временных лет» пишет: «Се новгородцы, а раньше были словене». И появилось на свет племя «словене». А в реальности? Еще в XVII в. на Руси имело широкое хождение «Сказание о древнейшем городе Словенске», о котором снобы-академики и слышать не хотят, поскольку тогда получается, что славяне были известны еще за три тысячи лет до нашей эры, тогда как традиционно считается, что они появились неизвестно откуда только в начале новой эры. Попросту говоря, новгородцы раньше были жителями города Словенска, а не племенем словене…

И еще об одном. Альберт Максимов пишет: «Историк X века Массуди упоминает о земле Нукбард или Нукирад, соседствующей со славянской… Новгород, по Нестору – центр чисто славянских земель… Зато Ярославль как раз был расположен на территории мерян, но рядом со славянскими землями». Увы, это очередное заблуждение. На самом деле никаких меря ни арабские историки и путешественники, ни скандинавские не знали, у них об этом племени нет ни слова. Зато все они четко различали славян и русов. Земля Нукирад, о которой пишет Массуди – это земля русов, которая соседствует со славянскими территориями.

На самом деле меря – это не единое племя, а сборное название нескольких небольших племен. И особой роли в истории нашей страны они не сыграли. Так откуда же взялось столько меря на Руси? Да все оттуда же – из фальсифициованных летописей. И от незнания истории переписчиками летописей. На самом деле название озера Ильмень-Ильмер происходит не от меря. Об этом свидетельствует «Сказание о Словене и Русе и городе Словенске»: «В лето от сотворения света 3099 (2409 г. до н.э. – К.В.) Словен и Рус с роды своими отлучиша от Понта Евксинского… И 14 лет спустя дошли до озера некоего великого, Мойско называемого, после прихода Словена стало называться Ильмер во имя сестры их Ильмеры». А куда именно пришли эти братья? Не на озеро ли Неро (Меро)? Причем здесь меря? Замечу: вплоть до середины XVII в. данное сочинение на Руси было запрещено. А ведь оно намного древнее «Повести временных лет»! Кстати, там же сказано: «О князьях русских старобытных Нестор летописец недобре сведом был». Комментировать не станем. Между прочим, как археологи ни стараются, никаких исторических находок ранее середины IX в. на территории Новгорода Ильменского не найдено. В отличие от Ярославских, Ростовских, Костромских земель, где находки датируются аж IV – III тыс. до н.э.

Не могу не остановиться еще на одном важном моменте. Со времен царя Алексея Михайловича (1645-1672), а именно при нем началась глобальная фальсификация Русской истории, нам всем пытаются доказать, что Русская земля и Русская государственность «пошли из Киева, мати городов Русских». Откуда сие? От выпускников Киево-Могилянской академии, которые, собственно, и начали первыми заниматься исправлением древнерусских летописей. Ну, а в XVIII веке этим поручили заниматься и вовсе немецким ученым.

На самом деле никогда Киев не был основой Русской государственности. Вот с этого и начнем повествование о том, откуда есть пошла земля Русская.

БЫЛ ЛИ КИЕВ МАТЕРЬЮ НАШЕЙ?

Когда читаешь древние русские летописи, в том числе, и «Повесть временных лет», невольно возникает ощущение, что летописец чего-то не договаривает, точнее, пытается выдать желаемое за действительное. Вот этому желанию еще в середине XVIII в. поддалась и российская академическая наука, да так и осталась в тех временах. Почему-то до сей поры никто не задавался вопросом: «А действительно ли Киев является истоком Русской государственности?» Если хорошо изучить ту же «Повесть», окажется, что основы Русского государства находятся отнюдь не в Киеве, а намного севернее. О чем свидетельствуют и другие летописи.

Кстати, о летописях. Если сравнить Новгородские, Киевские и Ростовские (например, «Летописец Переяславский») летописи, то окажется, что мы имеем три совершенно различные версии древней Русской истории. Как-то попалась мне в руки книга современного шведского автора о том, как на самом деле создавались летописи. Этот автор пишет, что верховный правитель (князь, конунг, король и т.д.) собирал своих придворных летописцев и давал им задание, что и как писать. Эта бригада садилась за стол и начинала работать над летописью, заодно редактируя сочинения своих предшественников, сочинения коих после этой переработки попросту уничтожались (это не выдумка автора кни¬-ги – он цитирует сохранившиеся с тех времен официальные документы). Думаю, на Руси было тоже самое. И, думается, вряд ли нам суждено когда-нибудь увидеть оригинал той же «Повести временных лет» или «Слова о полку Игореве». Увы. Именно так и родился миф о Киевской Руси – «колыбели русской государственности». На самом деле эта самая «колыбель» находится на Верхней Волге. А Киев был всего лишь вотчиной князей Северной Руси…

Известно, что Рюрик (его славянское, точнее, русо-венедское происхождение оспаривают только академики-фундаменталисты) сел в Ладоге. А куда пошел дальше? В Новгород или Ярославль? И откуда Олег Вещий начал свой поход на юг, взяв с собой воинов из новгородских словен (его соплеменников), кривичей и меря? Если судить по летописи, то он пришел в Смоленск отнюдь не «путем из варяг в греки», то есть, не с берегов Волхова. Пройдя долгий путь, Олег захватил Киев, который был назван «матерью городов русских». В этом и усмотрели академики в Киеве «основы русской государственности». На самом деле так этот город был назван по идеологическим соображениям – несколько веков все эти земли находились под властью Хазарского каганата, и таким образом Олег предъявил свои претензии на эти земли, указал на то, что не собирается больше уходить отсюда.

Однако самое интересное, что отразила летопись, но не увидели академики, это войны Олега со славянскими племенами и обложение их данью. Так вот, в течение нескольких десятилетий князь сей «возложи дань» практически на все южные племена славян – полян, северян, древлян и т.д. В то же время, согласно летописи, Олег «устави дань словенам, кривичам, меря». То есть, разрешил им взимать дань в их пользу с тех племен, на которые она была возложена. И такое положение дел оставалось неизменным всегда – при Игоре, Ольге, Святославе и т.д. По большому счету, хотя последние и считаются киевскими князьями, на самом деле они никогда не забывали, что являются выходцами из Новгорода (или все же Ярославля?), потомками Рюрика, выходца из земель русов-венедов, обитавших на южном берегу Балтики, (кстати, Рюрик приходился внуком новгородскому же князю Гостомыслу). Киев для них был лишь вотчиной, как бы южным форпостом северной династии, князья которой, выполнив свою задачу, вновь вернулись на север, покинув чуждую им среду…

Это еще не все. В истории династии Рюриковичей не зафиксирован ни один случай брачных связей между ними и княжескими династиями собственно полян, древлян, уличей. Возникает вопрос: «Почему Рюриковичи роднились с половцами, поляками, чехами, шведами, но не с представителями родственных, вроде бы, племен?» Да потому, что для потомков Рюрика все эти южные славянские племена являлись не просто зависимыми, они считались покоренными и, к тому же, более низкими по своему происхождению, нежели северяне. Потому-то они и были обложены данью, потому-то Рюриковичи и не роднились с ними, считая это унижением своего достоинства. Кстати, это – одна из причин, почему княгиня Ольга отвергла все попытки древлянского князя Мала жениться на ней. Попросту говоря, вся эта так называемая Киевская Русь была вотчиной северян – словен, кривичей, отчасти вятичей. Хотя последних Святослав Игоревич тоже обложил данью, но не всех, а лишь обитавших в верховьях Оки.

Еще один миф нашей академической науки связан с образованием Владимирской Руси. Почему-то считается, что Рюриковичи перебрались из Киева на Верхнюю Волгу из-за татаро-монгольского нашествия. Это не соответствует действительности. Да и перенос столицы великого княжества начался более чем за полвека до появления на Руси полчищ хана Батыя. Сначала Юрий Долгорукий, как говорится, примеривался к этой территории, потом его сын Андрей Боголюбский практически перенес столицу Руси во Владимир. Это был шаг, сыгравший величайшую роль в истории Русского государства – именно с этого времени (середины XII в.) мы и должны вести отсчет истории Московской Руси. Между прочим, это – еще одно доказательство в пользу приоритета Ярославля перед Новгородом. Почему великие киевские князья, решив перенести столицу из Киева на север, пошли не в Новгород, откуда они, как считается, начали свой путь в Киев, а именно во Владимир? В Ярославскую Русь? Просто через три века после покорения Киева потомки Рюрика вновь вернулись на север. Они поняли, что создать государство смогут только с племенами, им родственными – в расовом, этническом, духовном, ментальном отношении, то есть, русами. Суть в том, что словене – это русы-венеды; кривичи и вятичи – русы; а вот южные племена – славяне. То есть, ни о каком родстве и речи быть не может. Как принято ныне говорить, у них совершенно разный менталитет: первые – государственники, вторые – стремятся к автономии. О чем, кстати, гласит и летопись, согласно которой славянские племена, не успев прийти на юг восточно-европейской равнины, «сели каждое на свое место». Потому и была перенесена столица государства на север – на территорию тех княжеств, где стремились к созданию единого государства. Собственно, все существование Киевской Руси это подтвердило – никаким объединителем эта «мать городов» не стала, да и не могла стать, поскольку потомки Рюрика все время стремились на север, на свою историческую родину.

Скорее всего, миф о Киеве как матери русской государственности, родился на рубеже XVII – XVIII в.в., когда заполонившие российскую науку выходцы из Киево-могилянской академии сочинили его в угоду социальному заказу Романовской династии. Опираясь на древние летописи, они создали сказку о единой древнерусской народности (из которой якобы вышли русские, белоруссы и украинцы), о едином древнерусском языке и Киеве как колыбели русской государственности. Потом эти россказни подхватили славянофилы, а академики утвердили уже как непреложную истину…

На самом деле колыбелью русской государственности, русского народа и русского языка являются Новгород-Ярославль и Волго-Окское междуречье. Во всяком случае, я считаю, что истоки русской государственности надо искать не «за тридевять земель», не на Днепре, а здесь, на Верхней Волге.

Киев – без Рюриковичей – это совсем другая история. Да и вряд ли бы он вообще состоялся, не приди сюда князь-берсерк с берегов Волхова (или Волги? Уж не заменили ли переписчики летописей Волгу на Волхов?). Так бы и сто¬-нал Киев под хазарами. О геополитических последствиях и говорить не приходится…


КАКИМ ПУТЕМ ШЛИ ГРЕКИ В ВАРЯГИ?

Плен заблуждений – все-таки тяжелая ноша. Не смог окончательно освободиться от нее и Альберт Максимов. Для того, чтобы окончательно доказать, что настоящий Новгород – это большой торговый город Ярославль, ему не хватило всего одного шага.

Прежде, чем взглянуть на географическую карту, процитируем летопись, хотя бы, Ипатьевский извод «Повести временных лет», поскольку она считается самой древней: «По смерти братьев – Кия, Щека и Хорива – их потомство стало держать княжение у полян, …а у словен в Новгороде было свое княжение. А на Белоозере живет весь, а на Ростовском озере меря, а на Клещине-озере (ныне Плещееве. – К.В.) тоже меря…

И избрались три брата со своими родами, и пришли к словенам первым, и срубили город Ладогу, и сел в Ладоге Рюрик, Синеус на Белоозере, Трувор в Изборске. Новгородцы же – от рода варяжска, прежде были словене… Два года спустя умерли Синеус и Трувор. И принял власть один Рюрик».

Всё, ни о каком Новгороде Ильменском упоминаний здесь нет. Как, кстати, и в Радзивилловской летописи. А в Лаврентьевской на этом месте вообще зияет пробел.
Откуда же появился Новгород Ильменский и как он стал столицей Руси? «И пришел Рюрик к Ильменю, и срубил городок над Волховым, и назвал его Новгород, и сел тут княжить». Данный пассаж целиком принадлежит Н.М.Карамзину, все пропуски в летописях именно он заполнил Новгородом.

Вот почему появилась путаница – сначала летописец пишет, что Новгород существовал еще при Кие (около V в.), потом – что новгородцы жили уже во время Рюрика, поскольку именно они пригласили его на княжение. И вдруг – «Рюрик срубил город и назвал его Новгород». Не забудем, что существуют легенды о Гостомысле, который княжил в Новгороде лет за пятьдесят до Рюрика.

Так когда был все же основан Новгород на Ильмене, в каком Новгороде княжил Гостомысл и какие новгородцы призывали на княжение Рюрика?

Если верить «Повести временных лет», Новгород Ильменский был основан не ранее 862 года, притом, не местными племенами, а пришельцем Рюриком, как, кстати, и Ладога. Зато Псков, Изборск, Белоозеро существовали испокон века, и никто не знает, когда они появились и кем были основаны. О чем это говорит? О том, что местное население здесь было довольно редким и отнюдь не славянорусским, поскольку финно-угорские племена – меря, весь, чудь – городов не ставили, они жили небольшими поселками в лесах и по берегам лесных рек и озер. А вот те финно-угорские племена, с коими князь Олег ходил на Константинополь, обитали ближе к Ярославлю, нежели Новгороду: меря – на озере Неро и Клещине-озере, весь – на Белоозере. Добираться до них из Ярославля намного легче, чем от Ильмень-озера.

Посмотрим на карту. Из Белоозера вытекает Шексна-река и впадает в Волгу. Оттуда можно плыть вниз до Ярославля и по Которосли-реке до Ростова. После этого нужен вновь подъем до верховий Волги, волок до Днепра и путь вниз мимо Смоленска и Киева, до Черного моря. А может, и не было Киева? Вниз по Волге до излучины Дона (Танаиса), там волок – и прямиком в Черное море.

Киев, судя по всему, не был таким уж большим городом, как его описывают летописи. Небольшая хазарская крепость Куяба, он стал мегаполисом только при Рюриковичах, а после разгрома татаро-монголами и ухода Рюриковичей вновь превратился в захолустный городишко. Это при царях Романовых его возродили, поскольку заполонившие Россию киево-могилянцы внушили Романовым, что именно Киев был первой столицей древней Руси, а потому надо возрождать его славу.

Еще раз глянем на географическую карту. Где расположен Новгород? На Ильмень-озере, вдалеке от всех торговых путей. К Балтике только один выход – по Волхову, через Ладожское озеро и Неву-реку в Финское болото, как раньше называли этот залив. Торговый путь здесь появился только с возникновением Петербурга и Гельсингфорса. А до того главный торговый маршрут проходил значительно южнее – по Западной Двине.

Позвольте, спросит читатель, а как же знаменитый «путь из варяг в греки»? Ведь все знают, что он проходил по Днепру, по Ловати, связывал Балтийское и Черное моря (заметим, что в древности Балтийское море называлось Венед¬ским, еще ранее – Скифским, а Черное – Русским)…

Увы, должен огорчить нашего читателя. В связи с какой-то там датой три десятка энтузиастов из нескольких городов России, воссоздав по чертежам древние новгородские лодьи, в конце 1980-х годов решили повторить этот самый путь. Средства массовой информации взахлеб обсуждали эту экспедицию – как же, молодые люди решили пройти путем своих предков. Да только через две недели экспедицию пришлось свернуть. Поднявшись вверх по Ловати, путешественники завязли в болотах, которые с обеих сторон обступали Западную Двину. Лишь с помощью тяжелой техники удалось дотащить лодьи до проселочных дорог и вывезти их обратно в Новгород уже посуху. Вот так. Решив доказать существование знаменитого пути, энтузиасты на практике доказали обратное.

О чем речь? О том, что никакого «пути из варяг в греки» по Днепру и Ловати не было. Доказательством может послужить и описание Днепра (точнее, его порогов) не только летописцами, но и путешественниками, которые ходили и ездили по Руси. Там, на порогах, перепад высот, если помнится, чуть не за сотню метров. То есть, надо опять тащить корабль по суше. Для купца это слишком накладно. Он лучше другие пути найдет. Так они и были, эти пути! В Европе – путь по Дунаю, а оттуда вверх по Эльбе (Рейну, Одре) на Балтику и обратно в Черное море.

А как было на Руси? Академики, похоже, нас за дураков держат. И наших предков тоже. Это надо же: под боком прекрасная водная артерия, выводящая на давно проторенные торговые пути Востока, Юга и Запада – Западная Двина, а купцы и князья тащат лодьи волоком до этой реки, переправляются через нее, вновь волочат лодьи по суше, чтобы попасть в Днепр (или Ловать). Сначала этот путь выдумали летописцы, чтобы доказать значимость Киева и Новгорода Ильменского (мол, через эти города проходил знаменитый торговый путь), а потом и позднейшие правщики летописей. Зачем? Чтобы отобрать приоритет в создании государства Российского у городов Верхней Волги – Ярославля, Костромы, Ростова, Суздаля, Владимира. А ведь Волго-Двинский путь был известен с незапамятных времен, волок из Волги на Западную Двину проторен был хорошо (это всего около 50-60 верст). На этом пути должен быть огромный торговый центр. Он и был – это Ярославль.

С Новгородом Ильменским вообще сплошная путаница. Летописец Нестор называет Новгородские владения «всем обильным». Что же он подразумевал под обилием? Не леса и земли, а то, что дают промышленность и торговля. А торговля у славяно-руссов была развита в совершенстве, руссы вообще считались лучшими купцами в мире, это отмечают все древние и средневековые авторы – греческие, арабские, европейские. Известный историк XIX в. Егор Классен, обрусевший немец, кстати, пишет, что в Европейской Сарматии славяне имели четыре торговых вольных области: Винетскую или Волынскую, Псковскую, Новгородскую и Бугскую.

Первая находилась на острове Винет (ныне Готланд), она называлась еще также и Волин. На острове был город Выжба, названный германцами Винетою. Немецкий историк Гельмольд, почти современник Нестора, пишет, что Винета славилась всякого рода торговлей, к ней стекались народы всех стран, и она почиталась многолюднейшим в Европе городом.

На острове Готланд вплоть до XVII века сохранялось предание о том, что с востока, по Волге, доставлялись туда товары индийские, персидские и араб¬ские. Поэтому нет ничего странного, что название Волги надолго осталось в памяти живущих на острове, ибо на Готланде еще и теперь есть река по имени Волжица. Скорее всего, венеты сами когда-то жили на Волге и, памятуя о своей далекой родине, назвали одну речонку Волжицею, при этом они, возможно, хотели отметить, что товар идет с Волги да на Волжицу.

Древняя Винета или Выжба была разрушена в 1177 году датским королем Вальдемаром и, не имея возможности достичь прежнего величия, вынуждена была войти в союз с Ганзою. Свено Агонис, скандинавский писатель-летописец XII века, называет ее Hunisburg (городом гуннов), а северогерманский летописец Адам Бременский – скифским городом. Это новые подтверждения того, что Винета была славянским городом.

Любопытно, что торговый путь в Винету шел через Волгу, а не по мифическому «пути из варяг в греки», по Днепру и Ловати. Ведь если был торговый путь, значит, должны быть и города. Ведь не считать же серьезной версию ученых-академиков, что на Волге выше Булгара не было ни одного города (только потому, что, мол, здесь в те времена еще не было славян). А откуда же приходили в Булгар русы еще в VIII-IX в.в.? Ведь Новгорода Ильменского тогда еще не было. Был другой Новгород – на Волге. Есть сведения некоторых византийских летописцев, что Новгород еще в VI веке славился особенным богатством, чего без торговли быть не могло. А как мы выяснили, Новгород византийских хроник – это и есть Ярославль.

А.Максимов, в доказательство своей версии, опирается на источники – арабские и скандинавские. В частности, ссылается на Ибн-Дасте, который пишет, что «глава русов живет в городе Джарваб, в котором ежемесячно происходят многодневные торги». При этом добавляет: «Не исключено, что этим городом мог быть и Ярославль». Предположение верное. Дело в том, что звука «дж» в арабском языке нет, это перевод с английского (к сожалению, в России до сих пор не удосужились перевести арабские первоисточники, приходится пользоваться английским переводом, что, однозначно, искажает весь текст и, в первую очередь, географические наименования, поэтому приходится гадать, какой же город или реку упомянул тот или иной арабский автор), в реальности этот звук произносится как «йа». Так что на самом деле город называется «Йарваб». Подбирайте сами, какой город на Руси подходит под это арабское наименование.

Выше я уже сказал, что ученые-академики не желают признавать, что славяне и русы появились на исторической арене задолго до начала нашей эры. А ведь еще итальянский ученый XVI – XVII в.в., архимандрит города Рагуза, что на острове Сицилия, Мавро Орбини писал в своей книге «Славянское царство»: «Славянский род старше пирамид и столь многочислен, что населял полмира». Практически о том же писала и русская императрица Екатерина Вторая, которая очень интересовалась Русской историей: «Они (славяне) древнее Нестора письменность имели, да оные утрачены или еще не отысканы и потому до нас не дошли. Славяне задолго до Рождества Христова письмо имели» («Записки касательно русской истории»). А если была письменность, то были и ее носитель – этнос.

О славянах писали и античные авторы, это известно. Но ученые-академики, как правило, считают, что все их сочинения были посвящены лишь описанию Причерноморья. Так ли это? Северо-восток Руси был густо заселен еще в доисторические времена, о чем мы уже выше сказали.

Что касается финно-угров, то есть меря, они жили здесь недолго – около трех веков, одни частично были ассимилированы русами и славянами, другие ушли на запад. И практически никакого следа в нашей истории не оставили.

Между прочим, Русь была очень богатой страной. Свидетельство тому всем известно: «купола в России кроют чистым золотом». Это была единственная в мире страна, где церковные купола покрывали золотом. Откуда оно взялось, если золотых приисков на Руси в те времена не было? А вот откуда. Русские князья, еще до Рюрика, поняли, какое выгодное положение занимает Русь – между Востоком и Западом, на караванных речных путях. Тем более, что Волго-Двинский путь из Европы в Азию был самым коротким и безопасным. Вот и шли по нему караваны речных судов из Европы – через Русь – на Восток и Юг. И обратно. В чем была выгода для Руси? Согласно законам того времени, государство-посредник имело право не только брать пошлину с продающей и покупающей стороны, но и оставлять себе определенную часть товара. Вот откуда в самый расцвет «татаро-монгольского иго» у Ивана Калиты появились деньги, а не потому, что он был скупой, как пишет летопись. Суть пресловутого «ига» в том, что оно объединило Русь, ликвидировало удельные княжества, а вместе с этим и внутригосударственные границы. А значит, появилась монополия на взимание пошлины с иноземных товаров.
Кстати, об «иге»…


КТО СТУЧИТСЯ В ДВЕРЬ МОЯ?

Сомнения возникают сразу же, с первых строк первого по времени сочинения о татаро-монголах – «Повести о битве на Калке». Вот ее начало: «Пришли народы незнаемы – то ли половцы, то ли печенеги, то ли таурмены». На самом деле автор лукавит – «народы незнаемы» были русским хорошо известны: таурмены, те самые татаро-монголы – лет тридцать, а половцы и печенеги – более двух веков.

С этой Калкой связано немало загадок. Одна из них – географическая. Суть в том, что русские восемь дней преследовали татар, прежде чем обе стороны сошлись в бою, при этом и те, и другие шли не вдоль реки, а в сторону от нее. Получается, если это был пеший ход, то от реки они ушли верст на 200, а в конном строю – и все 500. Так где же происходила битва на Калке-реке?

Не буду пересказывать книгу русского историка Андрея Ивановича Лызлова (1653-1695) «Скифская история», в которой он подробно рассмотрел, кем были на самом деле эти самые татаро-монголы.

А вот остановиться на летописных сочинениях об этом «иге» стоит.
«И попленили татары города на Волге до Галича Мерьского. И взяли 14 городов…» Так рассказывает летописец о победоносном походе «татаро-монгол» на северо-восточную Русь. Кажется, обычный поход завоевателей. Ан, нет. Возникает ряд весьма существенных вопросов. Дело в том, что сей поход эти самые «кочевники из степей Центральной Азии» начали почему-то не летом, а зимой, 3 декабря. Хотя, как известно, в это время на восточно-европейской равнине лежит снег и стоят сильные морозы. А ведь воевали кочевники на конях, которых кормить надо. Сколько же корма они должны были с собой тащить? Тут уж не до взятия городов, вообще, не до военных походов. Даже немцы в 1941 г. пошли на Россию летом – на танках!

И еще одна странность. «И взяли 14 городов, помимо слобод и погостов, за один месяц февраль» (любопытно, что такая же фраза, слово в слово, повторяется в летописи в рассказе о знаменитой Дюденевой рати 1292 года. Очень уж на рефрен похоже. – К.В.).

В середине XIX в. немецкий ученый Фальмерайер на основе каких-то древних документов утверждал, что татарское нашествие XIII в. на Европу началось… из Костромы (?!) Так что, отрывок из нижегородского предания, которое приводит А.Максимов – что «наша столица была тогда Кострома» (т.е.в середине XV в. и, видимо, ранее) – отражает истинное положение вещей. Кстати, А.Фоменко и Г.Носовский также утверждают, что именно Кострома была столицей Руси в годы пресловутого «татаро-монгольского ига». А если различные по времени источники утверждают одно и тоже, значит, так оно и было на самом деле. А Кострома, как известно, находится совсем близко от Ярославля.

Хотелось бы задать читателям один вопрос: «Сколько раз татаро-монголы громили Ярославль, Кострому, Смоленск?» По большому счету – ни разу. Нет, в Ярославль они вошли, и даже погром учинили. Но, в отличие от Владимира, других городов, особенно Киевской Руси, эти города такому разгрому не подвергались. Почему? Да потому, что это были большие торговые центры, которые связывали Русь со всем тогдашним миром. Спрашивается, какое дело «злым татарове» до экономического благополучия оккупированной ими страны?

А вот какое. Знаменитый историк С.М.Соловьев, сам того не подозревая, открыл истинную суть того исторического момента, который называется «татаро-монгольским нашествием»: «Татары истреблением семейства Юрьева (Юрий Всеволодович – великий князь владимирский, погиб на реке Сити в битве с татарами в 1238 г. – К.В.) очистили Ярославу Всеволодовичу (младший брат Юрия Всеволодовича. – К.В.) великое княжение и обширные волости для раздачи сыновьям своим». В результате все волости из великого княжения были розданы многочисленным сыновьям Ярослава Всеволодовича. То есть, татарские отряды брали те города, где сидели посадники (наместники) великого князя Юрия Всеволодовича, а не все подряд («вот на пути село большое»). В результате все ближайшие родственники Юрия были поголовно уничтожены. Попросту говоря, переяславский князь Ярослав Всеволодович сумел с помощью наемников из Золотой Орды (это государство издавна существовало в междуречье Волги и Урала, на Западе и на Руси эту территорию называли «Татарская Орда») захватить власть на Руси. Среди наемников были половцы, печенеги, казаки, славяне, русы, тюркские народы. Впоследствии все это обозвали «татаро-монгольским игом».

Думается, между князем Ярославом Всеволодовичем и ханами Татарской Орды был заключен договор о взаимопомощи. Кто же они – татары русских летописей? Пришельцы из тех мест, что ныне на карте обозначены как Монголия? Совсем нет. Андрей Лызлов писал, что Татарская (Заволжская) Орда была известна русским и европейцам уже давно, она располагалась в междуречье Волги и Яика (Урала) от границ Булгарского царства до Астраханского царства, а именем «татары» назывались скифы.

А еще раньше на этой территории, как уверяет А.Лызлов в «Скифской истории», располагалось легендарное русское Тмутараканское княжество: «Астраханское царство, иже прежде бяше под державою великих князей российских, яко о том в летописцах обретается. И тогда еще Тмутаракань называлась» (А.Лызлов, 1990. С. 109).

С другой стороны, Тмутороканское княжество являлось составной частью Черниговского великого княжества, которое соперничало с Киевом. И правили здесь Рюриковичи. Известно, что после появления в Причерноморье половцев Тмуторокань исчезает из русских летописей – последнее упоминание об этом княжестве встречаем под 1204 годом (странная дата – именно в этом году Константинополь был разгромлен европейскими крестоносцами – К.В.). Вполне возможно, тмутороканские князья перебираются в Астаракань, продолжая там княжить. После прихода сюда ордынских войск Астраханское княжество стало ханством, где стали править наместники ордынских ханов, которые породнились с Тмутороканскими князьями-Рюриковичами.

Вот эти астраханские цари-князья и попытались вернуть трон Русский законным его владельцам – наследникам не только золотоордынских ханов, но и более древних властителей этого княжества-ханства Астрахани-Тмуторокани – Рюриковичам.

Известно, что лучшим хранителем истории и культуры народа является он сам: сказания, легенды, былины, песни рождаются и живут в народе долгие века, передаются из поколения в поколение. Казалось бы, более 250 лет жестокого ига, угнетения русского народа со стороны иноземных завоевателей, упорное сопротивление им русских людей, герои-богатыри, славные победы – все это должно было запечатлеться в памяти народной. Ан, нет. Как раз этот исторический период отражен народным фольклором в наиболее слабой форме. Если не брать в расчет поздние народные переработки поздних же литературных сочинений на тему «ига», то останется лишь два (!?) по-настоящему народных сказания, и оба – рязанские: историческая песня о Евпатии Коловрате, вошедшая в позднейшую летописную «Повесть о разорении Рязани Батыем», да «Песня об Авдотье Рязаночке». Что и понятно – именно Рязань чаще всего страдала от набегов ордынцев, что еще С.М.Соловьев отмечал.

Еще можно добавить «Сказание о граде Китеже», являющееся христианизированной переработкой древнейшей славянской «Легенды о Беловодье». Всё остальное – поэтическая народная переработка литературных сочинений типа «Сказания о Мамаевом побоище», «Задонщины», «Повести о Шевкале» и т.д. Не маловато ли для такого «жестокого ига»? Даже о хазарах сохранилось больше сказаний, чем о татаро-монголах, хотя со времен Каганата прошло более тысячи лет.

Спрашивается, какое отношение имеет к нашей теме разговор о «татаро-монголах»? Самое прямое. Дело в том, что это самое иго восстановило статус-кво – вернуло приоритет верховенства северным русским княжествам.
Затрагивая период татаро-монгольский, мы не можем обойти тему ушкуйного движения.


РАЗБОЙНИКИ С БОЛЬШОЙ ДОРОГИ ИЛИ ГЕРОИ ДРЕВНЕЙ РУСИ?

Открываем любую летопись, читаем: «Пройдоша Волгой из Новагорода из Великого 200 ушкуев ноугородци разбойници уйкуйници избиша татар множество…» Сколько я ни пытался, ни в одной летописи не нашел описания того, как ушкуйники добирались до реки Волги. Они как бы сразу оказывались на нашей великой реке: словно чертик из табакерки, появлялись сразу ушкуи, в которых сидели эти отважные ребята.

Кстати, а почему они вошли в нашу историю как разбойники? Хроника событий говорит как раз о том, что они действовали в соответствии с доктриной, которая гласит, что государство должно защищать свою национальную безопасность на дальних подступах.

1360 г. – новгородские ушкуйники с боями прошли по Волге, погромили Ярославль и Кострому, дошли до богатейшего города Жукотин (ныне – поселок Джекетау близ Чистополя), что в Булгарии Волжской, разграбили его, взяв несметные сокровища – их погрузили на десяток взятых «взаймы» у горожан кораблей – и вернулись в Кострому «пропивать зипуны». Какие чувства при этом испытывали костромичи (а пробыли ушкуйники здесь почти полгода), говорить не приходится.

В течение 1360 – 1375 г.г. русские «джентльмены удачи» совершили восемь крупных и почти сотню мелких походов на Среднюю Волгу, в том числе, дважды сожгли Булгар, столицу царства.
1374 г. – новгородские ушкуйники в третий раз взяли богатейший Булгар, а потом, не удовлетворившись «малой добычей», спустились вниз по Волге и разграбили столицу великого хана Золотой Орды – город Сарай-Берке. Правивший в Золотой Орде темник Мамай только чудом спасся, успев умчаться со своей свитой в степь.
1375 г. – уже смоленские «вольные люди», по примеру новгородцев, на 70-ти лодьях (более трех тысяч человек) двинулись вниз по Волге, по традиции «посетили» Булгар, но горожане, наученные горьким опытом, уже приготовили огромный откуп. Тогда смоляне пошли еще ниже, взяли штурмом Сарай-Берке, разграбили его до основания, потом пошли на Астрахань, но здешний хан победил их всех обманом – напоил вином, подсыпав туда снотворного, и после того, как они заснули, приказал всех убить.
1392 г. – русские вновь разграбили Жукотин и Казань, побили множество татарских купеческих караванов на Волге.
1450 г. – новгородские вольники на 250 ушкуях (более пяти тысяч человек) прошлись по Волге до устья Камы.

Начало лета 1471 года – вятчане во главе со своим воеводой Костей Юрьевым прошли на гребных судах вниз по Волге и захватили столицу Орды – Сарай-Берке. Разграбив город до основания, захватив огромную добычу и множество пленников, русские вернулись домой без потерь. Хан Золотой Орды, Ахмат, как и его предшественники, узнав о приближении русских судов, умчался в степь. Этот набег русских на Орду сорвал на целых девять лет поход хана Ахмата на Русь.

Здесь перечислены только самые крупные походы русских «вольников» на Каму и Среднюю Волгу. Сколько было мелких набегов и разбойничьих налетов на ордынские и булгарские земли – никто не считал.

За время «ига» русские сжигали дотла Сарай-Берке (столицу Золотой Орды, где пребывали ханы татаро-монгольские!!!) не менее полутора десятков раз. Сколько раз за это время восточные завоеватели палили крупнейшие города Руси – Ярославль, Кострому, Владимир, Смоленск и Москву? И сколько раз они ходили на Русь? Подсчитайте сами.

Если же мы начнем говорить о градостроительстве, возведении храмов, иконописи, то окажется, что чуть не все шедевры древнерусского зодчества и живописи появились на свет именно в годы пресловутого «ига». Ничего подобного во всей истории мировой цивилизации больше нигде и никогда не было…

Да, кстати. Когда мы говорим «добыча» – это не значит, что там только золото-бриллианты. Новгородцы и смоляне везли с собой и живой товар – татарок продавали в Европу сотнями, восточные женщины были здесь экзотикой, шли нарасхват.

Что предпринимали в ответ Ордынские ханы? Ходили почему-то на Тверь и Рязань, о походах на Новгород-Ярославль и Смоленск не было и речи. Да еще писали жалобы великим князьям Московским о том, что, мол, их города или купеческие караваны в очередной раз пограбили русские разбойники. Грамоты эти сохранились в немалом количестве, их можно найти в центральных архивах и прочитать, если выдадут на руки. А в 1360 г. в Костроме был созван великокняжеский съезд для борьбы с речными разбойниками. Инициаторами сего мероприятия были… правильно, ханы Золотой Орды.

Подытоживая сказанное, выскажемся в защиту новгородских ушкуйников, которых советские и российские ученые-академики причислили к пиратам и разбойникам, обвиняя их во всех смертных грехах. На самом деле ушкуйники своими набегами на Булгарские и Золотордынские земли отодвигали на какое-то время, а то и вовсе срывали походы ордынских ханов на Русь. Вспомним, что после смерти в 1359 году хана Бердибека к власти в Орде пришел темник Мамай, занявший откровенно антирусскую позицию и начавший готовить грандиозный поход на Русь. Если вспомнить хронологию ушкуйных походов, то окажется, что наибольшее количество набегов на Булгарское ханство и Золотую Орду приходится на период 1360 – 1375 гг., то есть, как раз на время правления в Орде темника Мамая (на Руси в это время княжил великий Дмитрий Иванович Донской). Именно потому и не предпринимали русские князья мер к обузданию ушкуйников, что действовали последние с ведома, хотя и неофициального, великих русских князей…

Честь и слава этим неизвестным русским воинам, защищавшим свое Отечество на дальних рубежах!
Откуда же они приходили? Очевидно, из Ярославля. Уж если бы эти ушкуйники действительно были из Новгорода Ильменского, то им сподручнее было бы идти на Балтику, ибо от Волхова туда добираться намного ближе и легче, чем до Волги-реки. Да и торговые караваны на море побогаче были.

А ЧТО ПИШУТ ИНОЗЕМЦЫ?

Теперь попробуем расшифровать арабов, персов и скандинавов. Сначала о скандинавских источниках. Совсем необязательно, что они пишут именно о нашей Руси. На территории Европы было более десятка Русий – от Балтики до Адриатики. И когда саги перечисляют русские города, неизвестно, о какой Руси идет речь. Тем более, что такие города, как Ростов, Киев, Колоград, Новгород, даже Ярославль были чуть не в каждой европейской Руси. Пример с гидронимом «Волга» тому подтверждение.

Что касается арабов и персов, то они отличаются по языку и один и тот же город у них может называться по-разному. К тому же мы не знаем, какие города стояли на Волге, Оке и Каме выше Булгара в VIII – XII веках. Ведь многие из них оказались вычеркнутыми из русских летописей. Например, там не упоминается один из древнейших русских городов, который подвергся разгрому во время нашествия хана Батыя, – богатейший Чувиль, основанный еще в V – VI в.в. кривичами и вятичами (на его месте в 1410 г. основан город Плес). Поэтому, согласно персу Ибн-Хаукалю, Дшелабе (Челабе) вполне может соответствовать наименованию «Чувиль».

Знакомясь с сочинениями арабских и персидских географов и историков, неожиданно обнаруживаешь, что Русская земля была им известна задолго до прихода Рюрика в Ладогу. Подтверждение этому находим в книге И.Г.Коноваловой, посвященной сочинению арабского историка и географа XII века ал-Идриси «Развлечение истомленного в странствии по областям» (1154г.), которая так и называется «Восточная Европа в сочинении ал-Идриси».

Вот что, в частности, она пишет о Волге: «В арабо-персидской географической литературе IX-X в.в. было распространено представление об Атиле и его притоках, протекающих по землям русов, в связи с чем отдельные авторы называли Атил рекой русов (нахр ар-рус)». Еще ал-Истахри (первая половина X века) писал, что «верховья Атила лежат в земле русов». Другой автор, Ибн-Хаукаль через полвека назвал рекой русов уже весь Атил. В анонимной персидской географии конца X века «Худуд ал-алам» также наряду с Атилом, исток которого по традиции помещен на востоке, есть и Русская река, начинающаяся в стране славян, текущая на восток до пределов русов и впадающая в Атил.

За основное русло реки Атил в арабо-персидском мире принимали реку Каму, истоки которой находились далеко на востоке, а Русской называли реку от озера Селигер до впадения ее в Каму-Атил. Но поскольку верховья Атила «лежали в стране русов», то это означает, что страна Русов простиралась от озера Селигер до верховьев Камы. Из персидских и арабских хроник IX – XII веков мы узнаем, что на Русской реке стояли города, а автор XII века ал-Идриси их даже перечисляет и показывает на своей карте.

То, что речь идет о Верхней Волге, следует из сообщения ал-Идриси: «В упомянутую Русскую реку впадают шесть больших рек, берущих начало в горе Кукайа. Это очень высокая гора, никто не может подняться на нее из-за сильного холода и глубокого вечного снега на ее вершине. В долинах этих рек живет народ, известный под именем аннибарийа. У этого народа есть шесть укрепленных городов, расположенных между руслами этих рек».

Наименование «Кукайа» – это не что иное, как искаженное наименование знаменитой горы ведических мифов, на которой берет начало легендарная река Ра (Раса), – «Хукарья». Давно доказано, что этим именем в «Ведах», «Махабхарате», «Авесте» называются «Северные Увалы».
Хотя арабский ученый и не называет шесть рек, впадающих в Русскую реку, найти их несложно – это Чагодоща (которая в те времена считалась истоком Мологи), Шексна, Кострома, Унжа, Ветлуга, Вятка. Они, кстати, имеются на карте ал-Идриси, между ними обозначены и шесть городов (с запада на восток): Лука (Бука), Астаркуса (Асбаркуса, Астаркуда), Баруна (Баруни), Бусада (Лусада, Бунида), Харада (Хатрара, Буграда), Абгада (Алгада, Анкада). Там же, на карте, обозначена страна, названная по имени живущего здесь народа – ан-Нибарийа.

Расшифровать арабские наименования этих городов на русский не так просто. Тем более, что мы не знаем, какие города стояли на этой территории в IX-XI веках. Согласно русским летописям, в это время были известны только Ростов, Суздаль, Ярославль. Правда, «вдруг» в последнее время выяснилось, что оказывается, Владимир-на-Клязьме был основан в конце X века. Что Углич существовал уже в VIII веке. Что в устье реки Шексны, неподалеку от будущего Рыбинска, археологи обнаружили большой торговый город начала XI века, по своей территории превосходящий даже Ярославль того времени. А согласно утверждениям забытого русского историка XVII века Тимофея Каменевича-Рвовского, «на устье славной Мологи реки издревле были торги великие», куда стекались товары со всего тогдашнего мира – от Скандинавии до Персии и Индии. Что неподалеку от Мологи находился знаменитый «Холопий город», ко¬торый, по словам австрийского посла в Москве С.Герберштейна первой трети XV в., «был самым многолюдным базаром изо всех существующих во владении Московского государя».

Ал-Идриси писал свой труд в первой половине XII века. Это означает, что перечисленные им города уже существовали, поскольку названы «укрепленными». Если уже в IX веке Верхняя Волга названа Русской рекой, то свидетельствует это только об одном – русы жили здесь задолго до Рюрика и города свои основали намного ранее тех дат, которые указал Нестор.

Города на Волхове в 859 году, как это утверждает летопись, еще не было. Он появился, и археологические изыскания об этом свидетельствуют, не ранее начала X века. И назывался он не Новгород и не «Хольмгард», как именуют его европейские хроники. Это были два разных города, о чем свидетельствует «Иоакимова летопись»: «Князь Гостомысл пошел из Великого града (Словенска. – К.В.) в Колмоград просить бога о наследнике». Из этой летописи, кстати, следует, что оба города находились недалеко друг от друга. Но, как известно, рядом с ильменским «Новгородом» находятся Псков и Ладога, которые были хорошо известны в тогдашнем мире, и под наименование «Хольмгард» никак не подпадали. Подтверждают это и арабские географы, в частности, ал-Идриси, который различает Новгород и Хольмгард.

Характерно в этом отношении недоумение И.Г.Коноваловой: «На фоне богатой информации о Скандинавских странах и Прибалтике у ал-Идриси отсутствие более или менее подробных данных о Новгородской Руси выглядит досадной и неестественной лакуной». Автор книги, придерживаясь традиционной истории, просто не поняла, что страна ан-Нибарийа, расположенная на Верхней Волге, о которой писал арабский географ, и есть Новгородская Русь.

Между прочим, в летописи епископа Иоакима нет ни слова о том, какой город и где основали братья Словен и Скиф, когда ушли с берегов Дуная в 2409 году до н.э. Сказано просто: «Славен князь, оставя во Фракии и Иллирии и по Дунаеви сына Бастарна, иде к полуночи и пришли к озеру великому Мойско, и назвали во имя сестры их Илмеры, и град великий создал, во имя свое Словенск нарече». И далее: «В четвертое лето княжения его переселился Рюрик от старого в Новый град великий ко Ильменю». Откуда пришел Рюрик на Ильмень-озеро? В летописи об этом ничего не сказано, поскольку современники и так об этом знали. Потому Иоаким и не стал разъяснять. Суть в том, что в те далекие времена именем Мойско называлось – озеро Неро (Илмер). Вот и вся разгадка. Можно предположить, что, постепенно осваивая север Руси, переселенцы с берегов Волги, придя на неизвестную реку, назвали ее «Волгов» (через какое-то время превратившийся в «Волхов»), а неизвестное озеро наименовали «Ильмень» (Ильмер), где и «срубили» еще один Новгород в память о своем древнем городе на Волге.

Подробнее об этом сказано в «Сказании о Словене и Русе», однако топонимы Волхов и Волга очень уж похожи, так что позднейшим переписчикам не составляло большого труда превратить Волгу в Волхов. Вывод напрашивается сам собой – братья Словен и Рус пришли не на Волхов, а на Волгу, где и основали Словенск, ставший впоследствии «Новым городом Ярославлем». Иначе и быть не могло. Ведь торговый путь «Волга – Западная Двина – Балтийское море» был известен испокон веков, и именно сюда, а не в ильменские болота могли переселиться эти братья.

А теперь – о народе ан-нибарийа и одноименной стране. Перевести это арабское наименование на русский несложно – гиперборейцы и Гиперборея (точнее – ниборейцы и Ниборейя, если буквально переводить). В данном случае – это традиция, идущая из античных времен, только арабские географы уже указывают точное местонахождение легендарной Гипербореи – Верхняя Волга. Тем более, что они определяют и северные границы этой страны ан-Нибарийа – море Мрака, то есть, Северный Ледовитый океан. Похоже, на Руси об этом помнили еще и в XI -XII веках.

Об этой стране – Ниборейе (Гиперборее) – знали и скандинавские хроники и саги, которые называли ее «Биармийа» («Биармланд»). Подтверждение этому находим у норвежского историка Торфея, который в своей «Истории Норвегии» писал, что Хольмгард был столицей Биармии и русским княжеством, которым правил Ярослав Мудрый. Все правильно – «Биармийа» («Биарийа») это не только «Борейя», но и – «Ярославия» («Арийа» – «Ярийа»). Именно ее – Ярославию – и имел в виду норвежец Торфей. Только он ошибся – Хольмгард и Новгород-Ярославль, столица Биармии – это два разных города. Впрочем, это не мудрено, поскольку находились недалеко друг от друга. Хольмгард (Колмоград) являлся религиозным центром русов, а Новгород-Ярославль – административным.

Имена Коло-град и Ярославль – синонимы. Они обозначают одно – Солнце: Коло и Яр (Коло – спокойное осенне-зимнее Солнце, как и его движение по небосводу; Яр-Ярило – ярое, обжигающее весеннее Солнце, пробуждающее природу и плодородные силы).

Новгород и есть Ярославль. Только Новым он стал по отношению не к Ладоге, а к Словенску, который основали братья Словен и Рус. Именно его и «срубил» заново Рюрик. И город стал называться «Новый город Ярославль», в отличие от некогда существовавшего здесь же, еще во времена Геродота, старого города, названного в честь бога Яра – Ярилы.

Ал-Идриси его назвал среди шести городов, которые находятся либо на самой Русской реке, либо неподалеку и перечислены в порядке их расположения с запада вниз по ее течению:
Лука (Бука). Под этот топоним подходят два города – Углич и Молога. Находятся недалеко друг от друга и арабский географ мог их просто перепутать.
Астаркуса (Асбаркуса, Астаркуда). Наверное, можно согласиться с некоторыми учеными, которые расшифровывают название этого города как искаженное «Уструкарда», точнее, «Острогард», то есть, «Восточный город». Вполне возможно, это и есть легендарный Колмоград – Хольмгард.
Баруна (Баруни) – Яруна – Яруни. Это Ярославль.
Бусада (Лусада, Бунида) – Суздаль, вполне возможно, судя по созвучию. А может, просто – Посад.
Харада (Хатрара, Буграда) – Кострома.
Абгада (Алгада, Анкада). Назван последним, значит, находился где-то между Окой и Ветлугой. Между Нижним Новгородом и Булгаром были только Рязанское княжество и Вятские земли. Однозначно не Ладога, как пишет И.Коновалова. Хотя это могли быть и Владимир, и Галич Мерьский.

Но – все это предположения. Надо видеть карту. А вот ее как раз в книге И.Г.Коноваловой «Восточная Европа в сочинении ал-Идриси» и нет. Точнее, она опубликована, но только фрагментарно и очень мелким шрифтом, да еще на арабском. Вот когда увидим ее воочию, можно будет более-менее точно назвать города, перечисленные в сочинении арабского географа.


О ТРЕХ ГРУППАХ РУСОВ

Вот что пишет ал-Идриси: «Руссов три группы. Одна их группа называется равас и правитель ее живет в городе Кукийана. Этот город из числа городов земли Булгар. Это город тюрок, именуемых «Руса». Другая их группа называется ас-Салавийа и правитель ее живет в городе Салав. Третья группа называется ал-Арсанийа и правитель ее пребывает в городе Арса. Город Арса – красивый укрепленный город на горе и находится между городами Салав и Кукийана. От Кукийаны до Арсы четыре перехода (120 – 150 км), а от Арсы до Салав – четыре дня пути (150 – 180 км)».

Странно, почему российская академическая наука решила, что Куяба (Куявия), Славия и Артсания – это Киев, Новгород и Ростов (или Рязань). У арабов и персов для Киева и Новгорода есть другие имена – Кав и Нуград (или Хольмгард). К тому же, академики, видимо, считать не умеют. Поскольку от Киева до Ростова около тысячи километров, как и от Ростова до Хольмгарда (точнее, Словенска на Волхове, если придерживаться классической версии российской истории). А ведь ал-Идриси приводит совсем другие данные.

Поскольку у арабского географа рассказ о трех группах русов привязан к Булгару, который стоит на Волге, то можно предполагать, что и перечисляемые здесь города также находятся на этой реке, либо в ее бассейне. Кстати, ни один из этих трех городов не попал в список населенных пунктов, перечисленных ал-Идриси выше. Но там он за точку отсчета брал истоки Русской реки (Волги), а здесь Булгар. В чем дело? А в том, что те шесть городов он относил к стране ан-Нибарийа, находящейся на Верхней Волге. Значит, самая отдаленная от Булгара страна ас-Салавийа находится, согласно ал-Идриси, южнее ан-Нибарийи и граничит с нею. То есть, южной границей страны ан-Нибарийа и северной – ас-Салавийа – является, скорее всего, река Ока. Вот здесь и надо искать эти три группы русов.

Сигизмунд Герберштейн в «Записках о московитских делах» рассказывая о Рязанской земле, пишет, что «река Ока образует остров, который именуется Струб, некогда великое княжество, государь которого не был никому подвластен». Очень похоже на Артсу. Скорее всего, это – Стародуб-на-Клязьме. Когда-то это было Стародубское княжество, территория которого находилась в междуречье Оки и Клязьмы, при этом истоки последней настолько близко подходят к руслу Оки, что можно было действительно принять эту территорию за остров. От него аккурат около 200 километров до ас-Салавийа – Переяславля Залесского.

«Ну, а Кукайа?» – спросит читатель. Ответ находим у того же С.Герберштейна, а также не менее знаменитого Адама Олеария в его «Путешествии по Московии». На границе Руси и Булгара было полурусское-полутюркское княжество со столицей в городе Кокшайске. Вот и все.

Под тремя группами русов имелись ввиду не племена, а всего лишь три русских княжества, находившихся ближе всего к Булгарскому царству. Именно о них и писали арабские историки и географы IX-XII веков. Киев, Ростов и тем более Новгород Ильменский здесь совершенно ни причем.

III. POST – SKRIPTUM

Одно дело – просто возвращение Ярославлю его настоящей реальной истории, другое -возвращение статуса одной из древнейших, а может быть, и первой древнейшей столицы Русского государства. Думается, в этом и кроется истинный смысл фальсификации истории не только Ярославля, но и всего Волго-Окского междуречья.

Впрочем, речь даже не о Ярославле, а о возвращении всей северо-восточной Руси статуса родоначальника и объединителя Русского государства. Оно начиналось именно здесь, и не с Рюрика, а тем более, крещения Руси, а за несколько тысячелетий до начала нашей эры. Археологические находки это подтверждают.
Так что, Ярославлю надо отмечать не 1000 лет, а как минимум 2500. А то и все пять тысяч лет

Источник журнал «Русский путь» http://www.rput.ru/rw12/Vorotnoy.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*

History and culture of Kostroma county