О «Костромской земле» и её авторах:

газетные и иные публикации, письма
К 15-летию выхода 1-го выпуска альманаха

Ю. Смирнов. Краеведческий альманах «Костромская земля» // «Северная правда», 15 декабря 1990 г.

Некогда наш край славился историками, археологами, коллекционерами, этнографами, ихтиологами, лесоводами, библиофилами, представителями других специальностей, изучавших свою малую родину. Они известны под именем краеведов. В XIX — начале XX веков в Костроме и других окружающих её небольших старинных городах регулярно выходила краеведческая литература. Наши современники не избалованы такой книжной продукцией. Если иногда появляются отдельные материалы, то столь малым тиражом, что проходят практически незамеченными. Меньше стало и краеведов, которым негде было публиковаться.
Недавно отпечатанный в областной типографии им. М. Горького первый выпуск альманаха «Костромская земля» под редакцией профессора Ю.В. Лебедева следует отнести к числу периодической краеведческой литературы (1). Это издание задумано Костромским областным отделением Всероссийского фонда культуры с целью объединения вокруг него разрозненных костромских краеведов. Много сил по изданию альманаха положено Н.А. Зонтиковым, которому пришла эта идея, а также А.В. Соловьевой. В состав редакции вошли молодые энтузиасты.
Есть надежда, что альманах станет постоянной трибуной для знатоков края. В первую очередь в нем будут помещаться материалы, по экологии культуры и экологии природы. Альманах призван вести традиционную просветительско-краеведческую работу. В нем будут постоянные рубрики: «Из истории сел и деревень», «Из истории Костромы», «Из истории городов края», «Из истории костромского краеведения», «Исследования и находки костромских краеведов» и другие. Предполагается публиковать в альманахе ряд материалов из краеведческого наследия, по разным причинам не увидевших свет.
В первом выпуске читатель найдет статьи А.В. Соловьевой об основных направлениях деятельности Костромского областного отделения Всероссийского фонда культуры, А.А. Григорова «Немного о прошлом Заволжья г. Костромы», Н.А. Зонтикова о восстановлении исторических названий костромского края, воспоминания В.Н. Иванова о дореволюционной Костроме. Украшением выпуска являются размышления А.В. Письмерова «Разрушение и гибель таежной биоты», самым непосредственным образом связанные с вымиранием городов и сел региона. Историю расцвета и погрома костромского краеведения в 1917 — 1930 гг. освещает Е.А. Флейман. В разделе «Хроника» имеются сведения об открытии памятника М.Я. Диеву в с. Ильинском Судиславского района, о работе группы «Почин», о возрождении культовых зданий в Костроме, Кологриве, селах Боговарово, Палкино, Воскресенское, Нежитино (авторы А.В. Соловьева, И.Г. Королева, В.А. Бекишев). В альманахе публикуются некоторые письма СВ. Максимова, музей которого недавно открыт в с. Парфеньево.
По объему издание заняло пять условных печатных листов. В связи с тем, что редакция альманаха не имеет лимитов на бумагу, тираж его ограничен. Авторы отдают свои труды в фонд культуры безвозмездно. Готовится к печати второй выпуск. Альманах будет интересен не только для специалистов, учителей, музейных работников, но и для всех любознательных костромичей.
Желающих приобрести альманах «Костромская земля», а также небольшую книгу А.А. Григорова «Родная земля» редакция просит обращаться по адресу: ул. Молочная. гора, д. 8/6, тел. 7-32-94, в фонд культуры. Редакция альманаха надеется, что новое периодическое издание будет поддержано краеведами, общественностью, Советской властью и тогда сможет продолжить традиции, заложенные «Костромской стариной», «Трудами Костромского научного общества по изучению местного края», «Краеведческими записками». Доход от продажи книги будет использован фондом культуры на изготовление мемориальной доски А.А. Григорова.


1 Наш альманах является непериодическим изданием. (Прим. ред.)

Михаил Хлебников. Альманах «Костромская земля»: выпуск первый // «Молодой ленинец», 2 февраля 1991 г.

«На наших глазах развертывается процесс осмысления и оценки истории страны и дня сегодняшнего. Какова же она — современная действительность? Это вырубаемые леса, загубленные сплавом и промышленностью реки, отравленные химией поля, заброшенные, вымирающие наши села и деревни, запущенные города, разрушенные памятники старинного зодчества, оскверненные кладбища… Пора лозунгов и надежд, что кто-то «сверху» все это исправит, прошла. Если мы, живущие здесь, на этой земле, по-прежнему будем пассивно взирать на то, что вокруг нас происходит, — все останется, как есть, а дальше будет еще хуже. Сейчас нужны наши дела, пусть малые. Нужно пробуждение…» — такими словами начинается первый выпуск краеведческого альманаха «Костромская земля», подготовленного Костромским отделением фонда культуры по инициативе краеведа Н.А. Зонтикова и заместителя председателя Костромского отделения фонда культуры А.В. Соловьевой.
С виду альманах не такой уж броский, в отличие от большинства изданий, появившихся сейчас, да и приобрести его можно только через отделение фонда культуры, что на Молочной горе, 8, распространять через сеть киосков — слишком накладно. Но за такой неброскостью скрывается стремление осмыслить настоящее и будущее через наше прошлое, и уже само появление «Костромской земли», на мой взгляд, станет еще одним шагом к возвращению утраченной памяти и национального самосознания, что важно именно в наше время, когда решается судьба России.
В выпуске идет речь об истории края, о людях, оставивших в ней свой след. Сюда можно отнести статью А.А. Григорова о прошлом костромского Заволжья — Селища, Городища, Спасо-Никольской слободы, а также воспоминания известного русского писателя Всеволода (Никаноровича. — Ред.) Иванова, проведшего свою юность в Костроме, после гражданской войны эмигрировавшего в Китай и только по окончании второй мировой войны получившего разрешение вернуться в Хабаровск. В своих воспоминаниях Всеволод Иванов рассказывает о наступлении весны в Костроме в 1897 году, когда ему было всего 9 лет. «Вокруг площади с пожарной каланчой, вокруг памятника Сусанину работы Демут-Малиновского бешено мчались тройки, запряженные в огромные, белые с коврами сани, одиночные рысистые выезды в беговушках-эгоистках или просто дровни с наброшенным поверх соломы ковриком… Улицы запружены подвыпившим народом — сильным, властным, красивым, необыкновенно говорливым и хлестко остроумным. Солнце вытопило эту силу, и бурный карнавал скакал, несся с площади по широкой Павловской улице, мимо Дворянского собрания, старого, уютного Костромского театра, дома богатеющих купцов Солодовниковых все дальше, к Галицкому тракту и затем обратно».
Ныне, когда возвращается многому настоящая цена, приходишь к пониманию того, что с утратой многих традиций, обычаев, старых названий был потерян огромный пласт русской культуры, без чего она стала называться безликой «советской». Восстановлению исторических названий большое внимание уделено в статье Н.А. Зонтикова «Возвращение родины». Каждый старинный город не похож на другой, и это своеобразие отражается в названиях. Скажем, нет Москвы без Охотного ряда, Тверской, Арбата, как нет и Костромы без Нижней Дебри, улицы Русина, Сусанинской площади. Характерно, что большинство названий давалось самим народом, увязываясь с данной местностью: взять хотя бы Борисоглебскую гору в Костроме или Поклонную гору (ныне Пионерскую) в Галиче. Конечно, были названия, «спущенные сверху», но даже и они имели объяснимую привязку: например, Романовский музей или Романовский сквер. Следует помнить, что костромской край сыграл огромную роль в судьбе династии Романовых, и появление подобных названий было весьма кстати. В Костроме есть улицы и районы, носящие имена Ленина, Свердлова, Димитрова, имеющиеся в любом уголке страны; к сожалению, о возвращении им прежних названий речь не идет, имена эти считаются неприкосновенными, хотя я знаю, например, что многие костромичи хотят жить не в Димитровском районе, а в Заволжье.
В альманахе помещена также статья В.А. Бекишева «Возрождение», повествующая о передаче верующим храмов. «Восстанавливается Успенский собор в Кологриве, памятник архитектуры местного значения. Сейчас вновь засверкали купола и покрытая оцинкованным железом кровля, ведутся реставрационные работы внутри здания, проходят службы…» — отрадно читать эти строки, но при том непременно задумываешься; каково их будет восстанавливать теперь, как правило, не получая от властей сколько-нибудь солидной помощи? Стоило обратиться с законным требованием костромскому епископу Александру не о «передаче», а о возвращении сравнительно хорошо сохранившихся храмов, вспомним хотя бы случай с Троицким собором Ипатьевского монастыря, как раздались упреки в экстремизме и некомпетентности. И это во времена, когда во всеуслышание говорится об исправлении былых ошибок, о возрождении нашей духовности. Так что, как видите, поводов для серьезных размышлений о нашем духовном наследии, предостаточно. Выпуск альманаха «Костромская земля» — хорошее начало этого важного для всех нас разговора.

В. Дружнее. Всего пять лет, но очень разговорчивый // Северная правда. 24 ноября 1992 г.

21 ноября 1992 года исполнилось пять лет областному отделению Всероссийского фонда культуры. Мы еще воспользуемся этим маленьким юбилеем, чтобы подробнее познакомить читателей с его разносторонней деятельностью, а сейчас — «презентация» нового издания, которое в скором времени выйдет в свет под его эгидой. Это второй выпуск краеведческого альманаха «Костромская земля».
ЛУЧШЕЙ его аннотацией служит обращение редколлегии к своим будущим читателям. Здесь названы очерк сотрудника Костромского музея-заповедника Л.И. Сизинцевой о нашем выдающемся земляке Ф.В. Чижове, воспоминания о Костроме начала XX века костромича Л.А. Колгушкина и исторический очерк «Бывший город Парфеньев» Д.Ф. Белорукова, обращено внимание на «Летопись мужицкого царства» — часть книги Б.Н. Ширяева «Неугасимая лампада», написанной на основе рассказов участника Уреньского восстания 1918 года, на записки костромского священника Л.А. Парийского.
Правда, за пределами этой «аннотации» оказался один из самых интересных материалов данного альманаха — статья доцента пединститута Б.М. Козлова «Литературная жизнь Костромы в послеоктябрьское десятилетие (1917 — 1929 гг.)». Борис Михайлович — человек четкий и щепетильный в обращении с историческими фактами, так что в смысле добротности и достоверности его работа заслуживает самых высоких оценок. А главное — воссоздана живая и довольно неожиданная картина: оказывается, наша вечно «заспанная» Кострома в те самые годы вела удивительно бодрый литературно-театральный образ жизни. Революционный поток, сломавший плотину старой культуры, несется и клокочет, еще не способный войти в аккуратное русло, но уже сейчас в нем присутствуют липкие комочки идеологического суглинка, которые со второй половины 20-х годов начинают утишать казавшееся таким вольным литературное течение, обращая его в вонючую заводь официозного искусства, и только где-то в глубине пульсируют струйки живого творчества. За каких-то десять с небольшим лет невиданная энергия творчества превратилась в невиданную же инерцию послушания. Статья Б.М. Козлова — яркий фрагмент для не написанной еще объективной картины русского послеоктябрьского искусства.
Слова «исследование» и «расследование» одного корня и, в общем-то, одного смысла: оба они обозначают — «установление истины». Однако в литературе смысл их разведен основательно: первое относится к научным работам, второе — принадлежит детективному жанру. При чтении работы Н.А. Зонтикова о Сусанине два этих слова у меня совместились. Его исследование-расследование оказалось тем самым увлекательным чтением, основанным на тщательном сопоставлении исторических фактов и источников, чего и ждешь всегда от научно-популярной литературы. Ждешь и очень часто не дожидаешься. Автор рассматривает различные, самые неожиданные для обычного «непосвященного» читателя версии о времени подвига Сусанина, месте его гибели и позднейших «выгодных» власти его истолкованиях. Все это настолько интересно, что пересказывать просто глупо. Читайте сами. Но для затравочки все же небольшой кусочек приведу:
«Как и любое событие, оставившее определенный след в истории и к которому прикоснулась политика, оно — это событие — породило, с одной стороны, много различных легенд, вплоть до самых фантастических, с другой — официальный культ, веками связанный с именем Сусанина, который также не способствовал поиску истины. Объективных, не преследующих пропагандистско-политических целей работ по Сусанину мало. О многих фактах, связанных с этим событием, старались умолчать и до революции, и после…
В нашем сознании (благодаря опере М.И. Глинки, многочисленным картинам, художественной литературе) прочно укоренился образ Сусанина, ведущего поляков лесом среди сугробов. Однако целый ряд данных дает основания для предположения, что сусанинский подвиг пришелся совсем на другое время года — на осень…»
Ну неужели вам не неинтересно, «чем дело кончится»?
Подлинной же изюминкой альманаха является публикация «Летописи мужицкого царства» Б.Н. Ширяева — рассказ о событиях 1918 года в затерянном в костромских лесах старообрядческом селе Урень. Услышан был он автором от непосредственного участника событий, с которым судьба свела его в знаменитом недоброй славой Соловецком лагере. Это уникальная история о том, как, бескровно изгнав большевистских продразверсточников с «товарищем пулеметом» во главе, уреньские мужики избрали своего царя в попытке зажить привычным и особенным от сходящей с ума в гражданском потрясении России. Чувствуешь и гордость за своих неграмотных, но умудренных вековым опытом земляков, и жуткую боль от осознания того, что в горнилах «переплавок» н «перековок» выплавилось и выплющилось из целого народа присущее ему человеческое достоинство, и просто наслаждение от чтения. Это еще и прекрасная, на редкость «языковитая» литература! Альманах еще из печати не вышел, но эта «Летопись…» так хороша, что мне не терпится и вам дать прочитать хоть самый малый кусочек ее:
«Фролка с товарищами тем временем и закусить, и самогоном обогреться успел. Велел на площадь большой стол вынести, а на него другой, поменьше, поставить.
— Это, — говорит, — трибуна будет, а без нее теперь невозможно.
Под трибуну распряженные сани поставили, а на них невиданную машину на треноге с колесиком.
— Это у нас главный оратор, — посмеивался Фролка, — по шестьсот слов в минуту выговаривает. А имя ему — товарищ пулемет. Не видали еще такого, волосатые? Я его сам с фронта вам привез заместо гостинчика…
Фролка духом на стол сиганул и начал:
— Товарищи! Считаю митинг в селе Уренях открытым, а слово для доклада предоставляю себе, товарищу продкомиссару Гунявому. Ясно-понятно?
Первое дело, — говорит, — известно нам, что власти у вас сейчас никакой нет, а советской тем более, а также, что в лесах ваших укрывается гидра и контра. Товарищ же Ленин утвердил власть на местах, на каком основании и приступаю к выбору ревкома.
Говорит отчетливо, как топором рубит, а все же непонятно, что за ревком такой и опять же продкомиссар?.. Исправник, что ли, или становой, по-новому?
А Фролка дальше чешет:
— Ставлю на голосование список кандидатов: товарищи Гунявый Фрол, Тихонов Петр и Ерошкин Ефим. Кто против? Никого. Воздержавшиеся? Тоже никого. Значит: единогласно. Переходим к текущим делам: волостное правление протопить для ревкома и команды, а указанных товарищей разместить у попа, у Силаева и у бывшего старшины. Ясно-понятно?
Это понятнее. Значит, пришла новая власть. А с чем пришла — увидим…»
Вот так бы и читал — с любого места и до конца. Но вы еще прочитаете.
Да, наш пятилетний малыш — Фонд культуры — собрал книжицу «речистую», по глубине и оригинальности материалов — столицам на загляденье.

В. Каргопольский. Краеведческий альманах // «Северная правда», 25 июня 1993 г.

После долгих мытарств появился, наконец, на свет второй выпуск краеведческого альманаха Костромского областного отделения Всероссийского фонда культуры «Костромская земля». Сразу надобно сказать, что и по полиграфическому исполнению, и по содержанию свежий выпуск на порядок выше предыдущего. На фоне других краеведческих альманахов он выгодно отличается разнообразием тем, глубиной разработок и не просто претендует на научность, а вполне соответствует тем серьезным историческим журналам, по которым любознательный ум нашего соотечественника в последнее время истосковался.
В нашей краеведческой литературе только недавно начали писать об известном русском предпринимателе, меценате Ф.В. Чижове. Он был знаком и дружил со многими выдающимися художниками и писателями России, и, как нам всем известно, на его капиталы построены были в Костромской губернии несколько технических училищ.
В альманахе дана публикация об этом замечательном человеке и приведен обширный список литературы, к которой может обратиться человек, заинтересовавшийся неординарной личностью Ф.В. Чижова.
Читатель может прочесть в этом номере первую главу из рукописи Л.А. Колгушкина «Прогулки по Костроме». Впрочем, читатели «Северной правды», должно быть, помнят публикации «Прогулок по Костроме» Л.А. Колгушкина. Наша газета стала своего рода первооткрывательницей этого замечательного краеведа, при жизни писавшего в стол, — таково было время.
Если имя Л.А. Колгушкина пока мало известно костромичам, то краеведа Д.Ф. Белорукова знают многие. Отрывки из его большого труда «Из истории костромского края» печатали все районные газеты. Благодаря этим очеркам многие жители области впервые узнали, как возникли их деревни и села, кому принадлежали усадьбы, и т.д. В альманахе можно прочесть «Бывший город Парфеньев» Д.Ф. Белорукова. Чтение сколько полезное, столько и занимательное.
И, конечно же, с интересом, полагаю, будет прочитан фрагмент из книги Б. Ширяева «Неугасимая лампада» — рассказ об известном Уреньском восстании в Костромской губернии в 1918 году — история почти детективная, написанная хорошим языком!
Еще что запоминается? Это, конечно же, легенды, предания и истории об Ив. Сусанине, собранные Н. Зонтиковым. Автором использован обширный исторический материал и поднесен он так, словно читаешь увлекательно написанное исследование.
Среди крупных статей надо назвать экологическую работу В. Мизицкого о проблемах Волги и Костромской низины с приложением интересных документов по переселенческому делу.
С интересом читается хроника. Вообще чтение этого альманаха, думаю, откроет костромичам немало любопытного о земле, на которой они живут.
Стоимость его по нынешним временам средняя — в пределах 80 рублей. Есть иллюстрации старой Костромы.

Алена Кленова. Несколько версий о гибели Сусанина и многое другое // «Костромские ведомости», 21 июля 1993 г.

Вышел в свет второй выпуск краеведческого альманаха «Костромская земля». Он включил в себя материалы, интересные не только узкому кругу краеведов, но и широкой публике. К примеру, Н.А. Зонтиков в своем исследовании «За службу к нам, и за кровь, и за терпенье…» выдвигает несколько версий относительно места и времени гибели Ивана Сусанина. Он же утверждает, что есть смысл искать могилу Сусанина на месте бывшего деревянного Воскресенского храма в селе Домнино.
Другой материал — «Дозорная книга Солигалича» — представляет собой адаптированную рукопись 1614 года, составленную по приказу царя Михаила Федоровича с целью установить размеры разорения, причиненного польско-литовскими интервентами, и включает в себя описание тогдашнего Солигалича и окрестных волостей и посадов.
В 1918 году в селе Урень Варнавинского уезда Костромской губернии (ныне Нижегородская область) мужики, недовольные новой властью, взбунтовались и даже избрали своего царя. Мятеж был окрещен белогвардейским, а его участники сосланы на Соловки. Более подробно о событиях тех лет можно узнать из публикации «Летопись мужицкого царства» — главы из книги Б.Н. Ширяева «Неугасимая лампада». Разумеется, это не все материалы, включенные в новое издание. Альманах очень толстый, а тираж его — всего 3000 экземпляров. Так что интересующимся следует поспешить с покупкой!

Б. Негорюхин. «Костромская земля». Выпуск третий // «Северная правда», 10 октября 1995 г.

Вчера в Костромском педагогическом университете начались традиционные, пятые по счету Григоровские чтения. Бессменные их организаторы — Государственный архив Костромской области и Костромской фонд культуры сумели привлечь к участию в них ученых, архивистов и краеведов многих регионов России, и география участников чтений с каждым годом растет. Люди приезжают сюда не только для того, чтобы почтить память почетного гражданина города Костромы краеведа и генеалога Александра Александровича Григорова, но и рассказать об итогах изысканий за год, еще раз доказывающих, что дело, начатое Григоровым и его учениками, продолжается.
В этот раз костромские краеведы и гости города, прибывшие на чтения, получили прекрасный подарок. Увидел свет третий выпуск краеведческого альманаха Костромского фонда культуры «Костромская земля». Объем книги 13,5 печатных листов, тираж — 5 тысяч экземпляров, напечатан альманах на ИПП «Кострома» при финансовом участии АО « Ортат ».
Среди авторов альманаха краеведы и ученые из Москвы, Псковской области, Иванова, Ярославля и Костромы, среди публикаций — воспоминания Е.Ф. Дюбюка и Л.А. Колгушкина, исследования о творчестве архитектора Степана Воротилова СВ. Демидова, исторический очерк Н.А. Зонтикова «На Святом озере». Введена новая рубрика «Из истории сел и деревень», многотемный материал по литературному краеведению опубликован в рубрике «Исследования и находки краеведов». Альманах богато иллюстрирован, все статьи снабжены подробными примечаниями, имеется хроника деятельности Костромского фонда культуры за последние годы.

К. Валентинов. Костромской земли наследие… // «Костромской край», 14 ноября 1995 г.

Вышел в свет третий выпуск краеведческого альманаха «Костромская земля», уже давно ожидаемый костромичами. Здесь опубликованы малоизвестные, а то и вовсе неизвестные материалы о наших земляках, о жизни и быте простых людей, о событиях, порой трагических, в истории костромского края.
Московский архитектор-реставратор предлагает вниманию читателей рассказ о деятельности выдающегося архитектора-костромича С.А. Воротилова (1741 — 1792), который является не только автором проектов, но и организатором строительства церквей в Костроме, Нерехте, Больших Солях, Левашове, Щелыкове. К сожалению, значительная часть его творений была уничтожена в 20 — 30-е годы, в том числе и главное его архитектурное произведение — Богоявленский кафедральный собор и соборная колокольня в Костроме (где ныне парк культуры и отдыха им В.И. Ленина).
О первом костромском историке Н.С. Сумарокове (1727 — 1812) пишет исследование преподаватель Ярославского университета А.А. Севастьянова.
До наших дней дошли две рукописи Н. Сумарокова: копия раннего сочинения «Краткое историческое известие о городе Костроме» и завершившая его работу «История о первоначалии и происшествиях города Костромы». Но это не два разных сочинения, а варианты одного большого труда, посвященного истории нашего края от основания г. Костромы до «учреждения в нем наместничества», то есть, до 1776 года. «Звездным» часом всей истории земли костромской наш земляк считает спасение в стенах Ипатьевского монастыря в 1612 г. будущего царя России — Михаила Федоровича Романова.
Значительную часть сборника занимает исследование постоянного автора, нашего земляка Н.А. Зонтикова «На Святом озере», где он повествует о трагических событиях из истории этого уголка костромского Заречья: о битве костромичей с татарами в 1262 г. и с поляками в 1609 г., о судьбе часовен, возведенных на месте этих событий благодарными потомками.
В своем рассказе историк пытается разрешить давний спор, какая же из двух возведенных в свое время часовен бьша разрушена в 1930 году, а какая осталась стоять на берегу Святого озера. В конце очерка
Н.А. Зонтиков призывает не только восстановить разрушенную часовню — Феодоровской иконы Божьей Матери, но и придать окрестностям Святого озера статус особой заповедной зоны, как особого исторического уголка в окрестностях Костромы.
Публикуются продолжение воспоминаний Л.А. Колгушкина «Костромская старина», очерк Д.Ф. Белорукова о парфеньевской вотчине А.И. Герцена и статья Б.М. Козлова «Литературная жизнь Костромы в 1930-е годы».
Альманах иллюстрирован современными и архивными фотографиями.
Думается, что очередной сборник «Костромской земли» понравится не только специалистам, но и всем читателям.

Резепин П.П. Костромское краеведение на утилитарно-утилизационном этапе // Костромской Вертоград. Издание Бочковского семинара. — Кострома. 1995. — С. 23.

Человеческий фактор виден и в том, что краеведение ныне сплошь именное и весь пафос его сводится к формуле: имярек — костромич. Эту непреходящую новость, ничем, как правило, не подкрепляя, а также не уточняя и не обобщая, особенно слаженно «благодарное потомство» муссирует, само собой, в юбилейные годы, но как спорадические, так и периодические публикации свидетельствуют лишь об отсутствии систематических исследований, а их очерковые формы, скрывающие фактическую неполноту и концептуальный вакуум, предопределяют, в свою очередь, уныло-развлекательный стиль специальных, казалось бы, изданий, как «Костромская старина», «Костромская земля» и «Губернский дом» <…>.

Резепин П.П. К типологии костромской периодики // Костромской Вертоград. Издание Бочковского семинара. — Кострома. 1998. — С. 5, 6.

Случилось страшное: газетного краеведения больше нет: оно стало журнальным. В очередной раз. Авось не последний.
Прибавлению ретроспективной периодики оставалось бы только порадоваться да посвятить вслед за Менделеевым такую же периодическую систему, если бы эти расплодившиеся издания как-то различались между собой, а какая, скажите на милость, разница между «Губернским домом» и «Литературной Костромой», «Костромской землей» и «Костромской стариной», «Учеными» и «Краеведческими записками», кроме названия? Правильно, никакой. Хотя поначалу все в один голос, помнится, обещали быть в своем репертуаре, а теперь так же дружно нарушают Закон о правах потребителей.
«Костромская земля», 1990, №1: «Предлагается опубликовать в альманахе ряд материалов из краеведческого наследия, по разным причинам не увидевших свет». Действительно, опубликован … один. Остальное — перепечатки из «ЛитературнойКостромы», «Благовеста», «Блокнотаагитатора», «Молодого ленинца» и «Красного знамени» (2).
<…> все сущие журналы являются всего лишь дайджестами и своего портфеля не имеют. Иные не структурированы вовсе, а претенциозная рубрикация «Губернского дома» или «Костромской земли» способна разве что ввести в заблуждение, ибо произведена не по формальному или содержательному, а по смешанному признаку.


2 Ни одной перепечатки в альманахе нет. (Прим. ред.)

Л.А. Розанова, доктор филол. наук, профессор Ивановского госуниверситета им. Д.А. Фурманова (Из письма к А.В. Соловьёвой от 11.08.2000 г.)

Примите благодарность и признательность за ГУ-й выпуск «Костромской земли». Я только что закончила второе его прочтение. Нечастый случай для такого типа книг, правда? Вызвано это второе прочтение тем, что содержится в этом альманахе, несущем (дающем) такую огромную и многонаправленную информацию, воскресающем такие дорогие (и, увы, уходящие или ушедшие) стороны нашей национальной жизни, Костромского края, полезном (альманахе) и нужном своей устремлённостью к русскому миру.

П.С. Пушкин, кандидат технических наук, доцент Ленинградского института железнодорожного транспорта. Представитель Костромской ветви Пушкиных (Из письма к А.В. Соловьёвой от 12.08.2003 г.)

Очень рады были получить от Вас из родной Костромы и весточку, и чудесный подарок — альманах «Костромская земля». Мы дома все по очереди прочитали предыдущий 4-й выпуск, и, скажу откровенно, я был просто поражён, сколько тепла и большой любви было в этой замечательной книге и настоящего подвижничества при её создании… И на каждой странице — гимн родному краю, милой Костроме, людям, создавшим нашу русскую красоту. В огромной краеведческой литературе, и нашей Питерской в том числе, я не встречал такой влюблённой в свою землю, её историю, заботливой книги! Это дивный памятник, созданный чудесными людьми <…>. Низкий поклон Вам за это и искренняя благодарность!
А теперь и продолжение, которому в жизни не может быть конца, хочется читать и читать. Блестящие статьи Н.А. Зонтикова — это серьёзные исторические исследования, которые могли бы сделать честь любому академическому изданию, заслуживающие присуждения учёной степени. Он является, безусловно, крупным учёным-историком, обладающим живым языком и даром писателя — статьи читаются «взахлёб».
Вся подборка материала <…> сделана удивительно гармонично, хочется перечитывать несколько раз.

ВЛ. Тишков, директор Института этнологии и антропологии РАН, член — корреспондент РАН, профессор (Из письма председателю Костромского общественного фонда культуры к А.В. Соловьёвой от 14.08.2003 г.)

Надеемся также, что Вы будете поддерживать с нами научные контакты, а сотрудники Института готовы предоставить для публикации подготовленные ими статьи по истории и этнографии Костромского края. Уверены, что Вы с прежним энтузиазмом продолжите выпуск краеведческого альманаха, получившего положительный отклик в научной общественности.

В.М. Песков. «Комсомольская правда». Москва (Из письма к Л.П. Пискунову от 13 мая 2004 г.)

Дорогой Леонид Петрович!
С огромным интересом прочёл Ваши воспоминания о Вёжах и крае, где Вы вырастали (3). Какое место загублено! Вы рассказали о нём проникновенно и ярко, без всяких литературных претензий и с сыновней благодарностью. Это настоящий памятник тому, что ушло под воду.
Спасибо Вам! <…>
С искренней благодарностью
Ваш одногодок
В. Песков.


3 — П.П. Пискунов. Из истории моей родины. О прошлом деревни Вёжи под Костромой // Костромская земля. Краеведческий альманах Костромского филиала Российского фонда культуры. — Вып. 4. — Кострома, 1999. — С. 98 — 176. (Прим. ред.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*