Кострома

Глава XIII из книги «Наш Север» 1896-1897 гг.

«Наш север». Издание Н.И. Игнатова. – СПб: Типографи Министерства путей Сообщения (Высочайше утвержденнаго Т-ва И.Н. Кушнерев и Ко), Фонтанка 117, 1896-1897. – С. 145-171.

ert

Хороша наша губерния,
Славен город Кострома,
Да леса, леса дремучие
Да болота к ней ведут,
Да пески, пески сыпучие…
(Некрасов)

Географическое определение Костромы. — Краткий исторический очерк города — Его населенность.— Заметки по топографии и орографии в связи с санитарным состоянием города. — О городской архитектуре. — Примечательныя здания и сооружения. — Ипатьевский монастырь и другия достопримечательности. — Городское хозяйство. — Фабрично-заводская деятельность. — Торговля и значение недавно открытой железной дороги. — Пароходство. — Заработки. — Часть учебная, больничная н благотворительная Общественная жизнь. — Дачная колонизация. — Путеводительския заметки.

Кострома (57°46′ с. ш. и 58°36′ в. д.) — город достославных патриотических событий, пристань и губернский центр на левом берегу Волги, при впадении в нее р. Костромы на Ярославско-Нерехто-Костромской железной дороге (оконечный вокзал которой стоит на противуположном, то-есть на южном, Костромскаго уезда, берегу Волги, в разстоянии приблизительно в две версты от центра города). Раскинулся на северном берегу Волги с одной стороны от р. Костромы и ея притока Запрудня, а с другой — до речки Черной, отделяющей город от восточных слобод.

Кострома лежит, по рельсовым путям, в разстоянии:
до Москвы 348 верст,
до Ярославля 86 верст,
до Нижняго через Москву 758 верст и
до Петербурга (через Ярославль и Москву) 957 верст.

С проведением ныне устраиваемаго железнодорожнаго пути от Ярославля до Рыбинска рельсовый путь от Костромы в Петербург, при поездке чрез Ярославль, Рыбинск и Бологое, сократится на 217 верст и составит, в общем, разстояние между этими городами в 740 верст.


Судя по докладу учителя Костромскаго реального училища г. Миловидова на VII археологическом съезде в Ярославле 9 августа 1887 года, — Кострома была первоначально основана на правом берегу Волги и возникла в пору слияния Мери и Славян; название же города происходит от соломенной куклы («Кострома»), которую сожигали при празднествах Ярилы и Купалы.

Название города автор доклада объяснет тем, что в числе языческих праздников и обрядов, в которых выразилась мысль о замирающих силах природы, был обряд, совершавшийся в летнее время, соответствовавшее нынешнему первому воскресенью после Петрова дня, – обряд, известный в народе под названием похорон Костромы. При «похоронах Костромы» соблюдалась такая обрядовая обстановка: «Кострому» представляла кукла, которую делали из соломы, наряжали в женское платье и цветы, клали в корыто и с песнями относили на берег реки или озера; собравшаяся на берегу толпа разделялась на две половины: одна защищала куклу, а другая нападала и старалась овладеть ею. Борьба оканчивалась торжеством нападающих, которые схватывали куклу, срывали с нея платье и перевязи, а солому топтали ногами и юросали в воду, между тем как побежденные защитники предавались неутешному горю, закрывали лица свои руками и как бы оплакивали «смерть Костромы».

В Костроме живет тысяч 30½ человек или немногим того больше. Несколько же лет назад, когда еще не закрывался известный завод Шипова, число жителей было значительнее нынешняго, так как завод привлекал массу рабочих.

Состав городскаго населения по вероисповеданиям довольно однороден: громадное большинство принадлежит к православию, а затем, по частным известиям, католиков менее 200 чел., протестантов около 115, евреев до 200 и магометан собственно в городе человек 20 (не считая пригородной Татарской слободы). Католиков-поляков особенно много в акцизе и в ведомстве государственных имуществ, а между евреями много отставных солдат. Раскольников человек 100, а может быть и больше. Вообще, раскол существует во всей губернии кроме уездов Кологривскаго, Ветлужскаго и Солигалическаго, но проявления раскола не имеют фанатическаго характера и случаев явнаго совращения в раскол вообще не замечается; заявляют же о своей принадлежности к нему его приверженцы только уклонением от посещения православной церкви, несоблюдением ея обрядов, преимущественным почитанием древних икон и старопечатных книг, двуперстием и тому подобное. Раскол поддерживается большею частью стариками и закоренелыми в своих лжеверованиях женщинами; в молодом же поколении раскол заметно слабеет; подтверждается же это отчасти тем, что его приверженцы из числа «неокрепших в своих заблуждениях» относятся совершенно равнодушно к нарушению раскольничьих обрядов, венчаются через православных свяшенников, крестят своих детей по обрядам православия и только, достигнув старости, иногда отказываются перед смертью от исповеди и св. причастия и погребаются на раскольничьих кладбищах. Если где раскол крепнет и развивается, то никак не в Костроме, а втаких местностях, как Варнавинский уезд, где раскольничье население весьма густо и где раскольники почти не имеют никаких сношений с православными. Остается прибавить, что приверженцы раскола относятся к местным властям почтительно и с православным населением живут мирно.

Кроме собственно горожан, в Костроме квартирует немало войск.

Город расположен вообще на местности, довольно круто спускающейся к Волге, на возвышенном плато при вершине ската, но некоторые участки участки занимают низменности и подвержены наводнениям. От пристаней на Волге крутой подъем на север ведет к городскому центру — к Сусанинской площади – от которого и расходятся приблизительно по радиусам все главныя улицы к западо-северо-востоку. Представить себе, в общих чертах, план Костромы не трудно. К приблизительно прямой линии в 3½ версты (берег Волги) возстановите два перпендикуляра, из которых левый примите за скат к реке Костроме, а правый – за начало ската к оврагам к речке Черной: с этими чертами и совпадает южная (* Хотя принято говорить, что Кострома лежит на северном берегу Волги (в этом смысле приволжская граница города нами и названа «южною»), но город, в сущности, лежит на северо-восточном берегу реки), западная и восточная граница Костромы, при условии однoй поправки, о которой будет сказано ниже. Центр, то-есть названная площадь, находится на полверсту севернее волжскаго берега; проведя от этого центра диаметр, приблизительно параллельный берегу Волги, разбиваем всю северную полуокружность, почти равномерно, десятью радиусами, которые, в общем, и совпадут с направлением главных улиц; южнее же от центра идет всего одна большая улица, почти параллельная этому диаметру и, следовательно, параллельная волжскому берегу. Второстепенныя улицы соединяют радиусы, составляя, примерно, концентрическия окружности относительно того же центра (Сусанинская площадь). Перпендикуляр от волжскаго берега через Сусанинскую площадь, длиною около 2 верст, представляет линию наиболее длиннаго протяжения городской застройки к северу. Остается сказать о поправке к плану. Согласно вышеозначенному, читатель представлет себе общую площадь застройки в виде прямоугольника при длинной стороне в 3 ½ версты и коротком боке около двух верст; остается только несколько срезать, округлить верхние углы этого прямоугольника и план города, разумеется, в самых общих чертах, готов.

Длинная улица, параллельная волжскому берегу, называется Верхн. н Нижн. набережная; главныя улицы по направлениям радиусов ои Сусанинской площади, считая от левой руки к правой, оффициально величаются: Московская, составляющая левую часть вышеобъясненнаго диаметра, Константиновская, Костромская-Власьевская, Богоявленская-Новотроицкая, Еленинская, Павловская, Мариинская, Александровская, Кинешемская, Дебринская (почти параллельная набережной). Заметим, что едва ли где найдется губернский город, в котором официальна номенклатура улиц так мало походит на общепринятую, как в Костроме, где, например Кинешемская улица (оффициальное название) везде в городе зовется Русиной, Дворянская — Овражной, Московская — Мшанской и т. д. К чему потребовалось изменить общеустановившуюся кличку — неизвестно, но что административное распоряжение называть Петра Иваном не достигает никакой цели и только путает приезжаго – это несомненно.

Город отовсюду окружен слободами (из которых некоторыя подведомственны городской полиции, а другия — уездной) и деревнями. На противуположном от Костромы берегу Волги лежат Спасская и Никольская слободы (одна из местностей дачной колонизации костромичей); за рекою Костромою, близь Ипатьевскаго монастыря — слобода Богословская, с востока — к городу примыкает Ямская слобода и, далее, — Татарская.

Общественный, да и домашний быт слободжан мало чем отличается от городскаго, особенно же преуспевают на поприще благоустройства, заволжския слободы, — между прочим благодаря проведению костромскаго участка Ярославской железной дороги и вокзалу, на этой стороне Волги находящемуся.

Правда, новая чугунка срезала несколько живописных, очень крутых скатов к «кормилице-Волге», уничтожила общественный садик с увеселительно-дачным характером, но зато южное Волжское побережье покрывается отличными каменными жилыми постройками, складами для товаров и доходными учреждениями по питейному ведомству на благо всероссийскаго финансовства. Преуспевают и ближайшия окрестности этих слобод, — например, Селище с его дешевыми дачами, от которых открывается прелестный вид на Заволжье с живописным отсюда городом, осевшим на берегоых скатах, словно на амфитеатре… Быт Богоявленской слободы установился прочно, грузно, поповски-домовитовито и мало меняется: кутья, блины, постное масло и дешевая «зиминка» (плохая водка костромскаго уезднаго производства) по прежнему господствуют над другими интересами и, вероятно, долго господствовать будут. Настолько же своеобразен и быт Татарской слободы, хотя местная оригинальность в совершенно другом характере: к сожалению для любителя контрастов, восточныя краски этого любопытнаго уголка бледнеют и таинственно-маскарадный интерес наблюдения над татарщиною исчезает. Нынешние молодые костромичи-татары открыто водят своих жен на городской «бульвар», слабо придерживаются учению пророка о женах и водке, становятся все общительнее, а дома отличаются чисто-русским гостеприимством, зажиточностью и стремлением к сближению с коренными русскими. Природный тип породистаго татарина утрачивается, сглаживается влияниями костромских наслоений; другого татарина или татарку только по костюму и можно отличить на многолюдном гулянье от городских костромичей и слободжан.

Лучший вид на Кострому представляется с ея заволжской стороны и, частью, с парохода, «бегущаго» от Ярославля. Влево, за р Костромою, возвышается Ипатьевский монастырь, правее, сверху городской кручи, величаво смотрит городской собор и многия другия церкви; весь амфитеатр приволжскаго откоса, с его каменными зданиями, домами и домиками, убранными зеленью, радует взор красивыми перспективами широко раскинувшагося, издали богатаго города, a вправо от него темнеют рощи и играют тенями живописные отвесы ближайших окрестнойстей Васильевскаго… Красива и Волга с ея пристанями и судами; с ея бойким лодочным движением, с оживлением людской погони за рабочим грошем вдоль берегов «кормилицы»… А на заречную сторону, на слободы Спасскую и Никольскую и вообще на Волгу лучший вид с беседки на краю откоса в конце старой аллеи, идущей от молодого «бульвара» и от маленькой беседки близ торговых балаганов, стоящих у середины ската почти на пути от города к пристаням.

Насколько красива Кострома издали, настолько она вблизи непривлекательна туристу, в первый раз в нее приехавшему на волжском пароходе, — особенно после осмотра Ярославля. Отсутствие комфорта в общественном благоустройстве сразу кидается в глаза, едва пароход причалил к берегу: неустройство пристаней, неустройство набережной, плохие спуски и всходы, грязь или пыль на подъеме в город, невылазныя лужи на низинах и сыпучий песок «в гору». Очень широкая — до 30, местами впрочем только до 17 саж. — Екатеринославская улица, обстроенная народными трактирами, постоялыми дворами, торговыми помещениями, грязными жилыми домами, и, летом, вся насыщенная душною, зловонною атмосферою, ведет вас кверху, вступаете вы на площадку и вот вы в районе местных отелей для «порядочных» туристов и почти что в самом центре — и географическом, и культурном центре — города Костромы. А между тем, в разстоянии нескольких минут езды от этого центра по одной из бойких улиц (Павловской), тонет в грязи Сенная площадь, обстроенная кузницами и запущенными домами и домишками непривлекательной наружности…

При общих условиях, описанных выше, костромская жизнь не может казаться особенно здоровою, но заключение это вполне подтвердится, когда читатель ознакомится с трудами городскаго врача Иванова в «Материалах для статистики Костромской губернии», издаваемых почтенным секретарем местнаго статистическаго комитета, г. Пироговым.

О городских низменностях и весенних разливах упоминалось выше, но болезнетворное значение этих факторов еще не было оценено по достоинству. В снежныя зимы, как, например в 1881 г., весенний разлив бывает чрезвычайно велик: на улицах, низко расположенных, вода заходит в дома. а грунтовыя воды стоят так высоко, что во многих зданиях нижние этажи бывают затопляемы. В безснежныя зимы, как, например, в 1882 году, и при весне без дождей, когда весенний разлив бывает очень мал, опасность для здоровья жителей является совсем с другой стороны. Волга и река Кострома едва выходят из берегов и далеко не покрывают луговаго пространства, лежащаго в северо-западном направлении от города, а при безснежных зимах луговая трава во многих местах вымерзает и дает материал для развития гнилостных процессов. Нехорошо, когда и замерзание рек происходит при малой воде: замерзание рек, когда уровень воды в реках бывает очень низок, как например в 1882 году, бывает причиною тому, что вода в городском водопроводе принимает отвратительный запах примеси пригорелых веществ, образующихся при промывке газа на газовых заводах фабрик, спускающих свои нечистыя воды в реки Запрудню и Кострому выше городского водопровода.

Заразительныя болезни, бывающия в Костроме причиною смерти: оспа, корь, скарлатина, дифтерит, коклюш, тифы, рожа, кровавый понос и послеродовые процессы. Наиболее страдет от заразительных болезней местность между улицами Мшанской и Троицкой, что обусловливается отчасти скученностью фабричнаго населения в этом районе города, а частью — и неблагопритными для здоровья почвенными условиями, заключающимися в высоком уровне почвенных вод и значительным колебанием этого уровня под влиянием весенних разливов вод.

В ряду болезней, наиболее губящих городское население, первое место принадлежит болезням дыхательнаго аппарата, преимущественно хроническим, а второе — острым страданиям аппарата пищеварительнаго. И здесь наибольшая заболеваемость и смертность падают на улицы, прилегающия к фабрикам, а затем – на низменно-расположенные кварталы (скученность беднейшаго населения в этих районах и плохое питание детей, матери которых, работая на фабриках, оставляют свое потомство на руках нянек крайне сомнительнаго качества).

Невыгодную особенность для городскаго населения, также по словам г. Иванова, представляет распределение умерших по возрастам. После наибольшей смертности в раннем детском возрасте, население города теряет более четвертой чати умершими в цветущем возрасте от 21 до 50 лет, причем число умерших мужчин превышает число умерших женщин. Таким образом население города ежегодно теряет свои производительныя силы и обременяется элементами слабыми, каковы дети, вдовы и старики.

Независимо от болезнетворных свойств костромской почвы и подпочвы, топографии и орографии, — воды для питья, нводнений, безпорядочности в городском благоустройстве и т.п., на здоровье жителей вредно влияют и местныя климатическия условия, особенно же условия осенняго периода. Во второй половине августа 1889 года в Костроме настолько свирепствовала эпидемия брюшнаго тифа, что потребовалась оффциальная, на улицах, прокламация для успокоения горожан и для объяснения им простейших мер для борьбы с болезнью. В объявлении этом было между прочим указано, что «брюшной тиф, как и перемежающаяся лихорадка, постоянно встречается не только в Костроме, но и на пространстве всей губернии и что, по многолетним наблюдениям, он ежегодно принимает эпидемическое более или менее значительное развитие в течение сентября и октября при наступлении сырой погоды, быстро прекращаясь с наступлением морозов; собственно же в 1889 году брюшной тиф принял размеры эпидеми под влиянием почти безпрерывных дождей, наступивших в конце июля и продолжавшихся в августе».

Домов в Костроме считалось: в 1863 году 1.893, в том числе 276 каменных, а в 1887 году 2.652, в том числе 316 каменных. В частности,эти 2.652 дома распределялись так:
Принадлежащих:
Частн. лицам и учреждениям Городу
Каменных 288 28
Деревянных 2.328 8
Итого 2.616 36

Кроме того: монастырей 2, церквей православных 38 и 1 лютеранская.

В течение последних лет домовладение значительно улучшилось, благодаря громадному пожару 18 мая 1887 года. Пожар начался при сильном ветре, вследствие чего пламя распространилось быстро и огонь перекидывало по различным направлениям. Сгорела лучшая часть города, 2 церкви (Троицкая-зимняя и Смоленская, называемая часовнею, при Богоявленском женском монастыре) и колокольня, корпуса монастырских келий, училище, богадельня и разныя другия монастырския постройки, консистория с архивом, здание 2-й полицейской части и 115 домов частнаго владения со всеми пристройками и большею частью движимаго имущества. Последствия, как и везде у нас: на месте плохоньких домов выстроили хорошие, так что, по истине, пожар 18 мая 1887 г. много способствовал украшению Костромы.

Лучшия в городе здания — казенные, общественныя и церковныя. Лучшия постройки сгруппированы на Сусанинской площади, на улицах Павловской, где почта, и Русиной или Кинешемской и, кроме того, разбросаны и по другим местам города. Очень хорошия постройки встречаются и в числе фабричных зданий. Между домами частнаго владения есть хорошия (напр. помещение меблир. комнат «Старый двор»), но таких, которые обращали бы на себя внимание своею архитектурою – немного.


Достопримечательности. – Главнейшая достопримечательность Костромы находится в 1 версте от города, за р. Костромою, именно: ипатиевский монастырь. – Ипатьевский Троицкий первоклассный мужской монастырь основан в 1330 гожу татарским мурзою Четом (родоначальником Годунова, окрестившимся под именем Захария), там, где ему явилась Божия Матерь с Предвечным Младенцем, апостолом Филиппом и священномученником Ипатием Гангрским. Монастырский соборный храм во имя Св Троицы с приделами Ипатия и Филиппа неоднократно перестроивался и в 1650 году выстроен заново по образцу Ярославскаго собора; иконы и утварь были перенесены сюда из прежняго собора, а в 1756 году епископ Костромской Геннадий устроил здесь великолепный о пяти ярусах иконостас с столбами, капителями и подзорами. В соборе замечательны две древния иконы (Св. Троицы и Тихвинской Божией Матери, подаренныя Дм. Ив. Годуновым). В церкви Рождества Богородицы особенно почитаема древняя икона, представляющая видение Захария и именуемая «Воплощением Пресв. Богородицы». Кроме того, в монастыре находятся две церкви над св. вратами, домовая церковь apхиереев, церковь Иоанна Златоустаго, Лазаревский храм (храм этот, устроенный в усыпальнице преосв. Александра, освящен 30 июля 1889 года), усыпальница рода Годуновых. Кельи и ограда построены в 1586 г. Дм. Годуновым. В русской истории монастырь знаменит пребыванием в нем изгнанных Годуновым: инокини Марфы Ивановны и сына ея, Михаила Федоровича Романовых. Из Ипатиевскаго монастыря Михаил и был призван на царство. Дом, в котором помещались Романовы, существует поныне и открыт для желающих осмотреть его; в комнатах сохранилось немного мебели. К числу достопримечательностей того же монастыря принадлежат: образа со св. мощами, богатыя хоругви, «царское место», присланное из Москвы, ризница. Список главнейших достопримечательностей посетитель прочтет на большом столбе, выставленном внутри монастыря, на видном месте; на одной же из сторон этого памятника помещены в конце стихи: «России сын. Святыни чтитель! Ты хочешь знать: чем славится сия обитель и что в ней сделала Господня благодать? — Внемли: на месте сем явилась Пресвятая, под кровом коей жил царь юный Михаил, родоначальник Николая»!

Стихи были написаны, очевидно, в царствование Императора Николая Павловича и с тех пор, в их первоначальном виде, служат к назиданию публики…

Собственно в Костроме примечательны:

1) Анастасьин-Крестовоздвиженский женский монастырь (с 1764 года, но уже существовал в половине ХV столетия), Успенский собор, основанный в 1239 году (чудотворная икона «Феодоровской» Божией Матери), церковь Св. Троицы, храм Воскресения на Дебре (основ. в 1652 г.; примечательна архитектура храма и реставрированные остатки старины); церковь Преображения за Волгою, церковь св. Иоанна Богослова на Каткиной горе. Около церкви Богоявления находился Богоявленский мужской монастырь, упраздненный в 1847 году после бывшаго здесь пожара; 

2) памятник Ивану Сусанину на Сусанинской площади, сделанный по проекту Демута-Малиновскаго и поставленный при Императоре Николае I.

Замощение города нельзя признать достаточным. Даже в таком центральном месте, где стоит «Гостинница Кострома», часть площади, прилегающая к церковному зданию, не мощена вовсе, a потому в дождливое время покрывается невылазной грязью и лужами, а в вёдро служит неизсякаемым источником пыли. Особенно нуждаются в хорошем, замощении улицы и переулки, к волжскому берегу прилегающие, затем такия площади, как Сенная (немая свидетельница «торговых казней», через палача здесь совершавшихся в доброе старое время), городския окраины и, преимущественно, улицы бойкаго рабочаго движения к большим фабрикам.

Береговые откосы также неудовлетворительны: их непременно следует укрепить и одеть на всем протяжении берега от одной крайней пароходной пристани до другой, считая и пристань, от которой довольно безпорядочно производится выгодное антрепренеру сообщение между городом, и противуположиым ему берегом Волги (антрепренер Бычков держит на этой линии старый, плохо ремонтированный пароход, который часто ломается и тогда публика перевозится на лодках; на лодках же ее переправляют в ночное время в тех случаях, когда, при наличиом чнсле собравшихся пассажиров, Бычкову невыгодно отправлять пароход; замечу при этом, что утвержденная городом пароходно-перевозочная такса отличается большими нелепостями). Места причала лодок невозможно оставлять в их нынешнем положении, не рискуя здоровьем публики, лодками пользующейся; также следует обратить серьезное внимание и на подъезды и спуски к пристаням (особенно «Бычковской»).

Тротуары хороши только на главных улицах. Извозчиков довольно. Освещение города очень скупо.

Водоснабжение также требует улучшений: устроенный в 1870 году водопровод питается водою нечистою и приемники иногда затягиваются илом, так что, временами, водопровод перестает действовать и воду доставляют бочками. По мнению многих врачей, городская вода в сыром виде нездорова и потому от употребления ея следует воздерживаться особенно в те дни, когда, под влияние дождей, таяния снега и т. п., вода делается мутною и даже грязною. Бывали и такие случаи, когда действие водопровода останавливалось вследствие замерзания воды в трубах, но, как говорят, такия явления уже не будут повторяться. После пожара 1887 года водопровод был несколько улучшен устройством второй линии труб от водокачки до главнаго резервуара и трех пожарных кранов по трем разным линиям, но этого усиления вододействия недостаточно дла удовлетворения всех городских потребностей. Что касается воды городских прудов (в городе 4 общественных пруда и 8 частных), то пить ее не следует ни под каким видом.

Уличной поливки не организовано правильно. Подметание бойких площадей производится арестантским трудом, но собранная пыль не убирается как бы следовало. Вывозка нечистот первобытная, а об уборке снега едвали кто и заботится, предоставляя его даровому попечению весенняго солнца.

Пожарные средства города таковы, что для обыкновеннаго пожара — их достаточно, но, если бы повторилось 18 мая 1887 года, Кострома оказалась бы в большой опасности. Средства распределены по двум городским депо и по отделению, в Спасской слободе находящемуся; труб довольно и некоторыя из них очень хороши, но бочек и людей мало. Вольнаго пожарнаго общества еще нет, земство никаких огнеспасательных средств в городе не имеет, крупчатки держат свои средства только про себя, а фабрики-льнопрядильнн, хотя и высылают подмогу, но эта помощь не может приносить существенной помощи собственно — городу: для тушения обыкновеннаго пожара вполне достаточно городской пожарной команды, а если бы огонь сильно распространился — совместное действие команд городской и фабричных стало бы невозможным за невозможностью снабжения всех бочек водою… Городское Взаимное страхование, при относительной дешевизне его страховки сравнительно с акционерною, постепенно, из года в год, расширяет свою деятельность.

Полицейская организация удовлетворительна. Замечательно, что в Костроме полиция пользуется лучшим материальным положением, чемп, например, в Ярославле и других губернских городах; кроме того, в Костроме и число полицейских постов, и число самих полицейских совершенно достаточно, — чего нельзя сказать о других городах. Костромичи — народ тихий, даже и под пьяную руку спокойный, хотя бы и в минуту праздничнаго разгулa, а потому хроника городских происшествий очень скупо снабжает местную периодическую печать хотя сколько нибудь интересным материалом.

Городское хозяйство, насколько оно выражается в последних по времени опубликования оффициальных данных, касается 1893 года: нижеозначенныя цифры заимствованы из недавно напечатаннаго министерством внутренних дел издания «Отчет о денежных оборотах городских касс за 1893 год».

А) ДОХОДЫ:
Доходов было: обыкновенных 112.196 р.
чрезвычайных 61.867
Итого 174.063 р.
В частности доходов поступило:
1) обыкновенных:

С городских недвижимых имуществ и оброных статей 31.485
За проход и проезд по городским сооружениям и за стоянку судов 4.637
Оценочнаго сбора с недвижимых имуществ 34.259
С документов на право производства торговли и промыслов 11.777
С трактирных заведений, постоялых дворов и съестных лавок 21.098
С извознаго и перевознаго промыслов 955
С лошадей и экипажей, содержимых частными лицами 426
С засвидетельствования, протеста и представления ко взысканию разнх актов 2.459
С аукционных продаж движимаго имущества 287
С привозимых в город и отвозимых из него товаров 1.563
Мелочные и случайные 3.250
Итого 112.196 р.

2) Чрезвычайных
Из недоимок 18.949 р.
Из городских капиталов 3.227
Приблей от городских банков 5.000
Пособия от казны 22.906
Пособия из местных земских сборов 150
Из других источников 11.635
Итого 61.867 р.
Всего доходов 174.063 р.

Б) Расходы 170.882 р.
В частности, расходы относились к следующим предметам:
Содержание городскаго общественнаго управления 20.798 р.
Содержание городских общественных зданий и памятников 2.240
Уплата суммы по городским займам и обязательствам 32.117
Выдача пенсий 930 р.
Содержание учебных заведений 16.166
Содержание благотворительных заведений 15.887
Содержание других общеполезных заведений 6.452
Пособие казне 2.939
Отправление воинскаго постоя и других воинских потребностей 19.303
Отопление и освещение тюрьмы 2.879
Содержание городоваго врача и других лиц медицинской службы 700
Содержание чинов городской полиции 11.604
Квартирныя деньги чинам полиции и пожарной команды 4.447
Вещественное довольствие городской полицейской команды 1.622
Вещественное довольствие городской пожарной команды 334
Пользование в больницах чинов городской полицейской и пожарной команд 8
Содержание общественной пожарной команды 16.079
Содержание помещения для городскаго общественнаго управления 927
Устройство и наем помещения для городскагополицейскаго управления с отоплением и освещением 1.392
Устройство и наем помещения для пожарной команды с отоплением и освещением 1.451
Содержание и устройство мостовых 3.906
Освещение города 4.854
Расход на предметы, относящиеся к пользам города, но не вошедшие в предъидущия графы, по строительной части и по друг. городским надобностям. 3.847
Итого расходов 170.882 р.

В) В отчетном году было:
Городских капиталов 339.612 р.
Долгов 171.830

 

Торговое значение Костромы сложилось издревле в силу благоприятных условий города. Находясь при слиянии судоходных рек Волги и Костромы, город собирает произведения своего обширнаго экономическаго района и отправляет их или вниз по Волге, или к Петербургу; с тем вместе в Кострому привозятся, преимущественно по Волге, все товары, необходимые для городских и сельских обывателей ея округи. Широко развившееся пароходство, умеренныев силу большой конкуренции, фрахты, легкость страховки как грузов, так равно и судов и самих пассажиров от несчастных случаев поддерживают большое движение товаров в бенефис костромским пароходным пристаням, городским складам, посредническим конторам и, вообще, местному торгово-промышленному люду. Главными пунктами взаимнаго торговаго обмена Костроме служат Нижегородская ярмарка и Петербург; связь же с Москвою была гораздо слабее по отсутствию непрерывнаго водянаго или, хотя бы, железнодорожнаго сообщения – экономический пробел, едва-ли восполняемый открытием костромскаго участка Ярославской железной дороги. Как известно, груз плохо подчиняется перегрузке, а между тем для перевозки товара, например, из Москвы в город Кострому клад должно разгрузить на заволжском костромском вокзале, переправить через волгу и лишь тогда она поступит по назначению в городские склады. Для пассажирскаго же движения между Костромою и Москвою, преимущественно в зимнее время (то-есть при невозможности ехать из Костромы на пароходе до рыбинска, а оттуда рельсовым путем, через бологое, в Белокаменную), новая дорога имеет несомненное значение.

При тесной связи костромской торговли с волжским пароходством, необходимо здесь сказать несколько слов о последнем. В черте города, на довольно близком одна от другой разстоянии, устроены пристани: «Самолетская» (под почтовым флагом), «Зарубинская» и Зевеке (по здешнему – «зеваки», — что не мешает владельцу, даже при тихом ходе его американских пароходов, не зевать в деле привлечения большаго числа пассажирови грузов помощью удешевления тарифов и доставления наибольшаго комфорта пассажирам). Все три фирмы перевозят и людей, и товары; от особой же «Моисеевской» пристани отправляются преимущественно грузы. О «Бычковской» пристани говорилось выше. Кроме того, мимо Костромы «бегают» или на ея водах останавливаются многие пароходы частных владельцев или небольших компаний, занимающихся преимущественно буксировкою судов.

Помимо волжскаго пароходства есть пароходство и по реке Костроме; — в большую воду разумеется. Ходят товаро-пассажирские пароходы до города Буя через день, иногда через несколько дней, иногда в определенные дни в течение почти всей навигации, иногда же, напротив того, прекращая движение на большие промежутки времени.

По ярмарочной части Кострома ничего особеннаго не представляет. Бывает в ней двухнедельная ярмарка с пятницы 9-й недели по Пасхе, учрежденная в 1789 году и происходящая преимущественно в нарочно для нея устраиваемых легких балаганах на Сусанинской площади, но, по оборотам, ярмарка эта совершенно ничтожна. Несравненно большее значение имеют здешние базары, на которых продается лен, затем сено, кожи, овес и некоторые другие предметы.

Городской рынок, помещающийся на середине волжскаго откоса весьма близко от центральных местностей города, хорош и в отношении строительном, и по содержанию его в порядке и по тому, что костромич в нем находит сгруппированными все предметы ежедневнаго обихода, между тем как на рынках других городов рыба продается в одном месте, мясо – на другой улице, зелень – на третьей и т.д. Существенный недостаток рынка заключается в крайней непредприимчивости купцов, а отсюда – в бедности выбора товаров и в преувеличении продажных цен. Где нибудь в разстоянии 2-3 часов пароходнаго хода – например в Плесе – давно дешево продаются прекрасные раки, давно появились ягоды, грибы, но костромской рыночник не подумает этого выписать, а потому неудивительно, что «Гостинница Кострома», содержащая кухню и буфеты не только у себя, но также «на бульваре» — в клубе и театре, — еженедельно, в течение навигации, получает лучшую провизию не с своего рынка, а из Нижняго, где выбор несравненно больше, провизия свежее, да и цены ниже
Костромских. –

Гостиный двор, занимающий большие каменные корпуса близ Сусанинской площади, также можно считать, в отношении помещений и внешняго порядка, вполне удовлетворительным для губернскаго города. Кроме того, в Костроме немало хороших магазинов на Кинешемской (Русиной), а также на некоторых других улицах; тем не менee, при всяком крупном семейном событии, например при свадьбе, выделе, получении наследства, покупке новаго дома и т. п., все сколько-нибудь достаточные люди ездят за необходимыми для обзаведения вещами или на Нижегородскую ярмарку, или в Москву, справедливо считая вполне производительным расход на такую поездку.

Заработки жителей: мелкая промышленность, скупка и перепродажа мелких партий льна после предварительной его обработки и сдобрения, работы на пристани и на воде, фабричныя занятия, ремесленность и, отчасти, отхожий промысел. В прежнее время, при существовании «Шиповскаго завода», заработок доставался легче.

В связи с торгово-промышленною деятельностью города конечно стоят и его кредитныя учреждения. В Костроме есть отделение Государственнаго банка, Городской-общественный и Коммерческий-акционерный банки. Городской банк, возникший лет 35 назад, существует главным образом для выдачи ссуд под недвижимости и, частью, для операций ломбардных; операция переводов, хотя и разрешена, но не практикуется; учреждение стоит солидно. Коммерческий акционерный банк, открытый с осени 1871 года, учитывает торговые векселя двумя подписями, производит ссуды под бумаги, под ценныя движимости, под соло-векселя, делает переводы и другия общепринятыя в акционерных банках операции, но, к сожалению, не выдает ссуд под товары в пути и на складе. Банк этот в городе считают кумовским учреждением, весьма выгодным только для небольшого кружка счастливцев. Кроме того есть ссудная контора и негласное ростовщичество.


Фабрики и заводы. — Товарищество льнопрядильной млнуфактуры братьев Зотовых основано в 1859 году, имеет до
165
2.000 чел. рабочих, работы производит только днем, т.е. 12 часов в сутки. Годовая производительность до 2.000.000 руб. При фабрике 2-х классное училище на 190 чел. Учащихся; безплатная библиотека для рабочих; больница на 22 кровати; в 1896 г. открыта еще богадельна для престарелых рабочих на 20 кроватей.

Фабрика товарищества новой Костромской льнопрядильной мануфактуры Коншина, третьякова и Ко имеет льнопрядильню, ткацкую белильню и литейную.

Мельничное и табачное дело торговаго дома М. Н. Чумакова С-вья. Мельница размалывает исключительно пшеницу в количестве 1.000.000 пуд. в. год, хлеб покупается в Самарской и Саратовской губертниях во время навигации, Сбыт в Костромской, Ярославской, Архангельской и Московской губерниях, а также в Финляндию чрез отделение торговаго дома в Петербурге на Калашниковской пристани. — Табачное дело сосредоточено на выделке одного сорта курительнаго и нескольких сортов нюхательнаго табаку; средним числом в год вырабатывается до 75.000 пуд. того и другого сорта при 150 рабочих.

Паровая крупчатка Аристова. Винокуренный завод И. В.Третьякова выкуривает до 150.000 ведер спирту. Лесопильные заводы — Набатова и Бычковой, колокольный — Забенкина.


Учебныя заведения. Реальное училище, 2 гимназии — мужская и Григоровская женская с Романовским дворянским пансионом, духовная семинария, духовное училище, Костромское промышленное училище имени Ф. В. Чижова. Мариинский детский приют для слепых детей, при нем училище. Городское 3-х классное училище, городское 2-х классное женское училище, два приходских училища, 3 начальных училища и два при фабриках.

Несколько слов об училищах, сооруженных на известные «Чижевские капиталы». Всех училищ предположено 5. В настоящее время в окончательном виде построены и открыты 3 училища:

1) Maкaрьевское (на Унже) ремесленное низшее учебное заведение;

2) Кологривское сельско-хозяйственное училище низшаго разряда (близ города Кологрива в имении Екимцева) и

3) Костромское низшее химико-техническое.

Как в Макарьевском, так и в Кологривском и Костромском училищах учреждены общежития на полное количество учащихся; мастерския утроены особо и особо же помещения для учащих. Полная обстановка училищам, обзаведение инвентарем, материал для работ и форменная одежда были выданы при открытии училищ строительной конторой, учрежденной в костроме и долженствующей действовать впредь, до окончательнаго утройства всех 5-ти училищ. Четвертое училище сельско-хозяйственное ремесленное будет открыто в 1896 году близ гор. Чухломы в имении Анфимова и пятое в гор. Костроме – среднее механико-техническое на общем дворе с существующим теперь химико-техническим. Костромской участок, отведенный для соединенных училищ, занимает площадь до 15.000 кв. сажен. Здание для средняго училища строится, а низшее училище помещается в пяти отдельных корпусах, в числе которых особыя мастерския и квартиры для администрации.

Строительною частию заведует инженер Н.П. Чоколов. Главные распорядители по устройству Костромских промышленных имени Ф.В. Чижова училищ и в то же время душеприказчики его – С.И. Мамонтов и А.Д. Поленов. Директором училищ состоит А.К. Эшлиман.

Больничная часть: есть больница губернскаго земства на 150 кроватей с родильным отделением (кроме того особую больницу содержит уездное земство), есть городская больница для бедных городских жителей на 35 кроватей, есть дом для призрения душевных больных на 155 кроватей; кроме того особыя, очень хорошия больницы имеются при фабриках, при учебных заведениях, монастыре и при тюрьмах. На здешния больницы вообще не жалуются, но порицают порядки в доме умалишенных, где (по словам «Русскаго Курьера», № 164) в июне 1889 года, служители, будто бы, подвергли больнаго истязаниям, от которых он на другой же день умер и будто факты, подобные описанному, встречаются в этой больнице не в первый раз… Хорошия амбулатории существуют при городской больнице, при земских и монастырской больницах, а также и при других врачебных учреждениях. Врачей, занимающихся частною практикою, в городе довольно.

По части сердолюбия костромичи не отстают от других городов. В Костроме 7 богаделен, из которых одна от губернскаго земства на 60 кроватей с отделением на 8 кроватей для младенцев-подкидышей и с особым помещением на 12 кроватей для инвалидов, состоящих под покровительством Александровскаго комитета о раненых; затем 2 богадельни, мужскую и женскую, содержит местное попечительство о бедных, 2 богадельни, мужская и женская, устроены Костромским купцом Акатовым, инвалидный дом поручика С. Минина и I женская богадельня – почетным гражданином Стоюниным. На берегу Волги, близ пристаней, есть станция «общества спасания на водах»; «Красный Крест» имеет также свой орган в Костроме. Детских приютов два: Мариинский и приют попечительнаго о бедных комитета. При этом же комитете, с 1878 года, состоит отдельное попечительное об учащихся общество для оказания беднейшей учащейся молодежи пособий в виде взноса платы за учение, на покупку книг и учебных принадлежностей, на одежду и обувь, на содержание и на отъезд в иногродния учебныя заведения. Затем, со 2-го января 1886 года, здесь существует отделение «Мариинскаго попечительства для призрения слепых Ярославской и Костромской губернии» с училищем для слепых девочек, а в конце сентября 1889 года открылось отделение общества земледельческих колоний и ремесленных приютов для малолетних преступников.

С 16 сентября 1879 года при Костромском Ипатьевском монастыре устроено Александровское православное братство, учреждено «в воспоминание спасения от врагов, крестьянином Иваном Сусаниным, родоначальника Царствующаго дома михаила Феодоровича и принятия им, в Костромском Ипатьевском монастыре, скипетра Самодержавия». С 2-го января 1883 года братство принято под августейшее покровительство Его Величества. Деятельность братства распространяется на все те местности Костромской губернии, которыя получили историческое значение по пребыванию в них царя Михаила Феодоровича. Управление братства, продолжая изыскивать средства к дальнейшему распространению братской деятельности, обратило также внимание на город макарьев на Унже и находящийся в нем монастырь во имя преподобнаго Макария и открыло Макариевское попечительство.

Приводим, со слов «Правительственнаго Вестника» от 19 марта 1896 года, сведения о деятельности этого братства в 1895 году. при Богословском народном училище, близ ипатьевскаго монастыря, братство содержало ночлежный приют для учеников – детей крестьян отдаленных деревень, снабжая их, кроме того, и пищею. На означенный приют израсходовано в минувшем году 367 руб. Содержание открытых братством, в память чудеснаго события 17-го октября 1888 года, двух учебных мастерских (столярно-токарной – для мальчиков и рукодельной – для девочек) обошлось в 1.140 руб. на уступленному братству ипатьевским монастырем участке земли положено начало огородничеству, которым занимались ученики местнаго училища. Здесь же прдполагается устроить учебную пасеку. В братской безплатной лечебнице пользовались в 1895 году 573 больных; из аптеки, существующей при ней, отпущено безвозмездно лекарств по 827 рецептам; на эти два учреждения израсходовано 768 рублей. Содержание запрудненской женской рукодельной школы, в гор. Костроме, стоило 765 руб. В отчетном году израсходовано 2.323 руб. на учебныя – кузнечно-слесарную и женскую рукодельную — мастерския при народных училищах в селах Домнине и Хрипелях. Учебная сельско-хозяйственная ферма братства в Хрипелях потребовала расхода в 1.675 рублей. В кассу братства поступило в отчетном году – 25.593 руб. 48 коп., а израсходовано им – 7.591 руб. 31 коп. к началу текущаго года братство располагало, с остатками прежних лет, капиталом в 128.338 руб. 64 к. Недвижимое имущество его оценивается свыше 35.000 руб. За шестнадцать лет существования братством издержано на содержание открытых им учреждений 72.400 рублей.

Как учреждение просветительскаго характера заслуживает внимания «коммисия по устройству народных чтений в Костроме» с ея народною читальнею и торговлею лучшими дешевыми народными книгами и картинами.
Более интеллигентная публика, ощущающая необходимость в самообразовании и чтении книг, журналов и газет, имеет в Костроме отличное подспорье в публичной библиотеке общественнаго собрания. В определенные дни и часы каждый пользуется безплатным доступом в эту хорошую читальню; сверх того, при самых нестеснительных условиях, можно брать книги, газеты и журналы на дом.

Жизнь в Костроме дешевая, если устроиться хозяйственно, но даже и приезжему она не покажется дорогою сравнительно, например, с ярославскою оплатою житья-бытья. Склад жизни простой, — как это можно заметить летом «на бульваре»», где «молвитинский картуз» (*Село Молвитино, находящееся в 60 верстах от Костромы, издавна пользуется всероссийскою известностью по громадному производству дешевых картузов и всякаго рода шапок преимущественно для простонародья) сидит на одной скамейке со столичным цилиндром, а сапоги бутылкою гуляют рядом с лакированными ботинками петербургскаго франта. Даже и на этом единственном летнем гулянье полное преобладание остается на стороне демократическаго элемента элемента, — особенно по праздникам, когда на одну костромскю модницу в столичной шляпке придется больше городских мещанок в платочках.

Родовитаго барства живет в Костроме немного, богатых помещиков тоже водится очень мало, а скромная кокарда на государственной пенсии и губернский чиновник на ничтожном содержании не могут заправлять общественной жизнью, не могут давать тона всему обществу. Не дает этого тона и местное купечество, всецело погруженное в торгашеския заботы, — не говоря уже о многочисленном духовенстве с его специфическим запахом необычайной алчности и корыстолюбия на душеспасительной подкладке. Существует, правда, довольно обшрный круг всесословной интеллигенции, но семинарская профессура, гимназическое учительство, офицерство, судебныя корпорации и местныя либеральныя профессии недостаточно обладают средствами, чтобы стать во главе губернскаго общества и создать так называемую общественную жизнь на широких началах.

Летом достаточный костромич уезжает за-город, зато в Кострому ежедневно является и из нее исчезает переменный состав разношерстной публики волжских пароходов; зимою, напротив того, все костромичи в сборе, а из иногородных редко кто и приедет, — разве на губернскую земскую сессию или на дворянския собрания. Летняя общественная жизнь Костромы группируется: сначала — на прогулках в аллеях на скате близ губернаторскаго дома, а потом, когда станет посуше и затем до конца сезона — исключительно в городском обществснном саду («на бульваре»), где имеется порядочный ресторан и три раза в неделю, безплатно для публики, играет оркестр военной музыки. На летнее время театр закрывается (летом 1889 года город наслаждался приезжим цирком, для котораго было нарочно возведено особое помещение), a в общественном клубе бывает так малолюдно, что «винтят» иногда только на двух столах и часам к двенадцати, за уходом последней партии винтеров, собрание запирается. Удовольствия остаются: купанье в Волге, охота, удочка, лодка или хорошия ноги для экскурсий по окрестностям. Зимою – прогулка по Русиной улице (*Русина или Кинешемская улица для костромича зимняго сезона – то же, что солнечная сторона невскаго проспекта для петербуржца. Одно время делалась попытка заменить гулянье по Русиной гуляньем по Павловской, но попытка эта. Извне навязанная костромичу, осталась без всякаго успеха.), театр, музыка, танцы и винт. Винтят преимущественно и всесословно в «Общественном»; дворяне же упражняютс в картах в своем сословном клубе; танцуют и музицируют преимущественно в «Общественном» и в военном собрании. Которое впрочем держится довольно замкнуто. Для развития приватнаго лицедейства и доморощеннаго музыкантства служит «Костромское общество любителей музыкальнаго и драматическаго искусств». Вот кажется и все по увеселительной части для туристов и для «светскаго общества» Костромы.

Не светские элементы городских сословий отводят душу на другой почве. В числе почтенных добродетелей костромича первое место принадлежит его несомненной религиозности, усердия к храму, почитанию церковных обрядов. Многочисленныя церкви Костромы и ея монастыри, считая в том числе и Ипатьевский, и множество крестных ходов и храмовых праздников как в самом городе, так и в его окрестностностях, дают набожному горожанину, чуждающемуся исключительно-светской жизни, немало духовной услады. Уже одно церковное пение служит ему источником высшаго наслаждения, а потому во многих церквах обращено на певческие хоры и вообще на пение серьезное внимание и дело это совершенствуется и поддерживается не только при материальном, но и при личном участии граждан. Затем не-светскому горожанину остаются как удовольствия: летняя ярмарка, базарная толчея, трактир, поездка «к Макарию», шашки, трынка и горка; кроме того, много любителей совершенно приватнаго спорта: хорошмий рысак, породистый голубь и даже (как уверяют нас по секрету) драчливый петух-боц – в большом почете у этих костромичей.

Дачным центром служит, прежде всего, противуположный городу берег Волги, то есть Спасская и никольская слободы, дачи у мельниц, Селище и далее от берега расположенныя села и деревни. Переезд даже на такия дачи является осязательною потребностью горожанину, потому что и вода, и воздух здесь несравненно чище и свежее, чем в городе. Затем из числа ближайших к Костроме окрестностей хороши дачи в живописной местности села Васильевскаго, на крутом, лесном берегу Волги (к сожалению, эти дачи немного сыры, хотя за последнее время несколько прудов здесь осушено). О более отдаленных дачах не говорим потому, что их очень много на разныя цены и на разныя вкусы.

Лучшие краеведческие сайты Костромы: http://starina44.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*