Б. Негорюхин «…В СОБСТВЕННОМ ДОМЕ ОТКРЫЛ» Из истории аптечного дела.

Здание аптеки провизора А.М. Геслинга. (ул. Мшанская, 9).

Два греческих слова, связанных с лекарствами, — аптека и фармация — обозначают отрасль медицинской науки. Первое переводится на русский как склад, кладовая, где сохраняется, приготовляется и отпускается лекарство. Лекарство по-гречески — фармакон, имеет в основе слово «фармако». Поэтому аптечное дело означается термином «фармация», то есть добывание, обработка, контроль, хранение, приготовление и отпуск лекарств и медицинских препаратов. Слова «фармацевт», «фармакопея», «фармацевтический» и другие подобные термины впрямую связаны с лекарствами, с аптекой, а это слово для нас — обыденность жизни. Помните, как Блок в одном из своих стихотворений, подчеркивая эту обыденность, писал: «Ночь, улица, фонарь, аптека…»

История фармации начинается в древности, она полна великих успехов и трагических неудач, как всякая отрасль медицины, потому что связана со здоровьем, с жизнью и смертью человека. Первым сырьем для приготовления лекарств в древности служили органы животных и растения. Огромную роль в развитии фармации сыграла Академия в Багдаде. Там же была открыта в 754 году первая аптека, арабам также принадлежит приоритет в создании первой фармакопеи, то есть росписи лекарствам и снадобьям, которыми разрешается торговать в аптеках, которые разрешены к использованию. Менялось количество и качество лекарств, появлялись новые, и с изменением фармации изменялось и содержание фармакопеи. Уже начиная с XII-XIV веков в Европе было запрещено аптекарям лечить больных, право лечить имели только врачи. Но лечить врачи имели право только лекарствами, изготовленными фармацевтами и вошедшими в фармакопею. Это правило, что лечит только врач, а аптекарь, фармацевт предоставляет лекарство для лечения, сохранилось и поныне.

Обращает на себя внимание то, что многие великие химики прошлого да и настоящего по специальности были аптекарями, потому что аптека была своеобразной химической лабораторией. Вспомним такие имена, как: Лавуазье, Дэви, Берцелиус, Шееле, Гей-Люссак. Первые фармацевтические предприятия возникли в Англии и Германии в середине прошлого века. И первыми аптекарями, появившимися в России, также были иностранцы.

Англичанин Яков (Ждемс) Остафьев Френчем открыл первую аптеку в Москве в 1581 году. Она располагалась против Чудова монастыря и обслуживала только царя и двор. Вторая аптека была открыта в Вологде, а в 1672 году открылись первые вольные аптеки для населения. До этого для простолюдинов существовали так называемые «зеленые лавки», где продавали «зелье» или «снадобье» (от слова снадобица — склянка). И аптекарей тогда называли зельпиками или снадобниками.

В первой половине XVII века царь Михаил Романов учредил Аптекарский приказ. В 1701 году император Петр 1 запретил продажу лекарств в зелейных лавках и разрешил открывать частные аптеки, тогда в Москве их было восемь. Имели право возглавлять аптеки провизоры и аптекарские магистры. Чтобы достичь этой степени, надо было пройти стадии аптекарского помощника и аптекарского ученика, имея не менее шести классов классической гимназии, а затем через три года пройти слушателем фармацевтический университетский курс и только потом получить звание провизора. Лечили в тогдашних аптеках и прописывали больному лекарства не всегда так, как требовалось. Поэтому с незапамятных времен остались поговорки: «Аптека убавит века». «Не лечит аптека — калечит», «И хорошая аптека убавит века». «Аптекари лечат, а хворые кричат». Как видно из поговорок, не только врачи, но и аптекари, как считали простые люди, лечили больных. Порядка стало больше, когда в 1787 году Екатерина II создала первый аптекарский Устав. Следует отметить, что в XVII-XVIII веках в России стали появляться в продаже учебники и справочники по «аптекарскому искусству», как называли тогда аптекарское дело. В первом переводном труде такого рода прямо было написано: «Аптекарское искусство (фармация) есть часть химии, имеющая главнейшим своим предметом сохранение и возстановление здравия человеческого, а потому она и есть самая важнейшая ветвь ея…».

Любопытная книга была написана в 1800 году П.П.Сумароковым под названием «Источник здравия или словарь всех употребительных снедей, приправ и напитков из трех царств природы извлекаемых с подробным описанием их лекарственных сил и полезных или вредных действий в теле человеческом».

В 1803 году аптекарь Иван Янжул-Михайловский перевел с немецкого «Первоначальные основания аптекарского искусства или руководство для начинающих учиться фармации». Аптекарь Христиан Губерман в 1800 году в Москве издал справочник «Самонаучнейшая домашняя аптечка с рецептами и наставлением: как употреблять предписываемые оной лекарства. В пользу помещиков и жителей деревенских изданная».

Все эти и еще другие книги по фармации имеются в ценном фонде областной научной библиотеки. Обращает на себя внимание, что везде аптекарское дело названо «искусством», а во многих текстах слово Аптекарь написано с заглавной буквы. И действительно, ремесло аптекаря, фармацевта, провизора в те времена считалось искусством, эти должности были престижными, и специалистов в искусстве фармации в России было мало.

Первая аптека в нашем городе открылась в июле 1781 года провизором Петром Говием. Это нам известно из очерка протоиерея Михаила Диева по истории Костромы. Очерк печатался в газете «Костромские губернские ведомости»: «…лекарь Петр Говий с дозволения начальства от 30 июня 1781 года в собственном доме открыл аптеку». Кто такой был лекарь Говий, где находился его дом, нам неизвестно, эта первая аптека сгорела при пожаре. Но, судя по дате открытия, можно сделать вывод, что в Костроме аптеки появились раньше, чем больницы. В некоторых источниках указано, что в 1788 году в мае на Богословской улице «привелегированному костромскому аптекарю Карлу Христиану Гакену» разрешили открыть аптеку.

«Карл Христиан сын Гакен, вновь поселившийся, от роду ему сорок лет, женат в здешнем городе у надворного советника (неразб.) на дочери ево Елизавете Ивановне, которой от роду 36 лет. Имеет детей Константина -7 лет и Федора — 2 года.

Имеет дом и аптеку партикулярную в Богословском переулке (ныне ул. Горная, 8-6). В 1788 году майя 29 отведена земля под строительство каменного жилого дома по лицу Богословской улицы и Богословской церковной площадки».

Это была вторая аптека в городе, но если она строилась вместе с домом, который по документам отмечен как «выстроенный» в 1795 году, то и работать аптека Гакена начала не в 1788. а в 1795 году. Но тем не менее это была вторая городская аптека, да к тому же Гакен, специалист своего дела, организовал в конце позапрошлого века Ботанический сад, который располагался по левой стороне второго квартала улицы Сергиевской (ныне Красноармейской). Этот сад, а точнее аптекарской огород, где Гакен выращивал в основном лекарственные растения как сырье для приготовления лекарств, просуществовал до смерти Гакена в 1828 году. Дети Гакена не захотели продолжать дело отца и дом продали, сад пришел в запустение.

В двадцатые годы прошлого века в Костроме появились другие вольные аптеки — Геслинга и Обермана. Нам известно, что аптека провизора А.М. Геслинга находилась в доме на Мшанской, 9 (ныне ул. Островского). Любопытно, что Геслинги приходились родственниками костромскому умельцу Александру Красильникову, выведенному Островским в «Грозе» под именем Кулигина. Дом Красильникова на Пятницкой улице после смерти его перешел по наследству к Геслингам, но аптекарским делом провизора не занимались.

Большую роль в развитии аптечного дела в России, что сказалось и на Костроме, сыграли новые правила 1873 года, по которым ликвидировалась монопольность существования в данном населенном пункте одной аптеки и разрешалось в зависимости от числа населения в городах создавать и строить новые аптеки. Этим, в частности, воспользовался провизор Николай Давидович Зегниц, создавая в Костроме аптеку на улице Ильинской (ныне ул. Чайковского).

В 1873 году он купил для аптеки дом купца Колодезникова на Ильинской улице, в течение года переделал его под аптеку. Для этого Зегницу потребовалось переоборудование и частичная перестройка здания, устройство сухого подвала и ледника, кладовой, сушильной и травяной лаборатории для фармацевтических работ, требующих отстаивания или отваривания, рецептурной комнаты. В «Костромском календаре за 1873 год» в списках состава Губернского правления провизор Николай Давидович Зегниц впервые упоминается как владелец аптеки.

вертНа год раньше провизор Фридрих Иоганн Зоммер вместе с провизором Евгением Рафаловичем Вертом купили недостроенный дом мещанина Ботникова в начале Богоявленской улицы недалеко от гауптвахты и создали там так называемую Старо-Костромскую аптеку. Аптека Верта просуществовала долгое время и после революции, пользуясь популярностью у горожан.

Костромская аптека ГрунауУпомянутый нами владелец аптеки на Ильинской Зегниц стал владельцем вольной аптеки, затем продал провизору Грунау, а тот в 1903 году — провизору Казимиру Осиповичу Сильверстовичу, который владел ею непрерывно до 1917 года.

Эта аптека, известная под номером 1, существует до сих пор, недавно отметила сто двадцать пять лет своего существования и «по стажу» самая старая в городе.

А на рубеже веков провизор Антон Фомич Венцкевич и его наследники открыли на Сенной площади свою аптеку, назвав ее Ново-Костромской, чтобы не путать с аптекой Верта, тем более что они работали совместно в обеих аптеках.

костр.губ.земс.апт.Так что к концу прошлого века в Костроме имелись аптеки провизоров Верта, Венцкевича, Сильверстовича, аптека губернской больницы, возглавляемая провизором Леопольдом Яковлевичем Лау…, аптека уездной больницы под руководством провизора Леонида Эдуардовича Фетеровского.

апт.губ.земс.Бросается в глаза одна особенность — среди провизоров и фармацевтов нет людей с русскими фамилиями, в аптеках Костромы и губернии в основном работали немцы, австрийцы, поляки, евреи, украинцы. Что это? Особенность профессии, которая требует аккуратности, точности, усидчивости, которой не обладали русские? Возможно, и это, но главная причина в том, что российская фармация как отрасль медицины исторически медленно развивалась, а веком раньше места недостающих специалистов быстро заполнили подготовленные иностранцы. К началу XX века в Костроме было пять аптек, семь аптекарских магазинов и аптекарский склад. Аптекарские магазины Лесина, Фурмавнина и Домбека находились в Гостином ряду, остальные — в разных города. Торговали не только лекарствами, медикаментами и медицинским оборудованием.

кострома аптека ВенцкевичаТак, например, Ново-Костромская аптека Венцкевича на Сенной площади предлагала клиентам «парфюмерный товар и минеральные воды, хорошего качества лампадное и гарное масла». Конец века для аптеки № 1 по улице Ильинской родил легенду, с которой из поколения к поколению многие ее работники не хотят расставаться. Весной 1890 года на пароходе «Александр Невский» из Москвы на остров Сахалин выехал врач и знаменитый писатель Антон Павлович Чехов. Сначала он плыл по Волге до Камского устья, чтобы далее продолжить путь сушей. Проплывал он и мимо Костромы, сходил на берег и якобы поднялся по Ильинке и посетил аптеку. Но увы, это было не так. Действительно, 23 апреля 1890 года Чехов утром вышел на берег в Костроме, но до аптеки не дошел. Он писал в письме сестре: «Кострома хороший город. Видел я Плес, в котором жил томный Левитан, видел Кинешму, где гулял по бульвару и наблюдал местных шпаков, заходил здесь в аптеку купить бертолетовой соли от языка, который стал у меня сафьяновым от сантуринского…» Итак, Чехов посетил аптеку, но не в Костроме, а в Кинешме. Утешимся тем, что Кинешма тогда была тоже в Костромской губернии.

Scan0016Аптеки в России, в том числе и в Костроме, были национализированы Декретом от 28 декабря 1918 года, подписанным Лениным. Комиссия в составе Николая Васильевича Иконникова, Артура Шнейля, управляющего аптекой № 3 М.И. Полищук, представителей других аптек передала ключи Иконникову, который стал руководить фармацевтическим подотделом и аптекой № 1, которую назвали «Фармакон», что означает — лекарство. Но не подумали, что это же слово означает «яд», спохватились и к середине 20-х годов снова вернули аптеке прежнее название — аптека № 1, которое она сохраняет и до сих пор. К 1926 году в Костроме имелось пять аптек — №№ 1, 3,5, Центральная, Заволжская и магазин санитарии и гигиены в Торговых рядах. Из старых сохранились бывшие аптеки Венцкевича, Верта, Сильверстовича и аптека губернской больницы.

апт.Губ.земства-2В дальнейшем история костромской фармации, а аптеки имелись и в каждом районе губернии, сводилась к жесточайшей нехватке лекарств и специалистов, что заставило в 1939 году Бюро горкома ВКП (б) принять соответствующее решение по поводу «безобразно-плохого» снабжения Костромы лекарствами.

Аптекарское дело с незапамятных времен, несмотря на достижение смежных отраслей медицины, было довольно консервативно, и это иногда даже помогало. Еще в старых книгах указывалось, что аптекарское искусство делится на галеновое и химическое. Клавдий Гален, средневековый ученый, утверждал, что в каждом лекарственном сырье есть полезные и вредные вещества, от последних надо освобождаться, и прежде всего физическим способом (толчение в порошок, изрезывание, пиление, процеживание, выжимание, замазывание и т.д.). Этот способ пригодился в Костроме в годы войны и первые послевоенные годы, когда лекарства не хватало, и молодые фармацевты, прибывшие в Кострому в середине сороковых, когда была восстановлена Костромская область, организовали галеновое производство. Один из ветеранов костромской фармации Татьяна Павловна Павлова, много лет проработавшая в аптеке № 1, вспоминает: «Я окончила Пермский медицинский институт и в августе 1945 года приехала в Кострому. В городе было тогда всего четыре провизора, я была пятой, аптек было всего восемь… На мою долю выпало организовать галеновое производство в масштабе области. Ничего не было, и все нужно было организовать. Нам дали два маленьких помещения в бывшей 2-й аптеке, которой теперь уже нет.

Сначала не было никакого оборудования, для отстойников для получения лекарственных настоев приспособили железные бочки из-под вазелина, для получения жидких экстрактов использовали баллоны с отрезанным дном, прессы для отжатия сырья нам изготовили на заводе «Рабочий металлист». Глиняные баночки для фасовки мазей заказывали на силикатном заводе, где вместе с мастером осваивали это незнакомое производство. Все это было трудно, ходили пешком, оборудование перевозили на телеге, запряженной лошадью по кличке Тоня. К 1948 году стали получать настоящее оборудование, в том числе таблеточные машины, и мы уже готовили до пятидесяти различных наименований лекарств».

Так молодые и не ахти какие сильные физически аптечные работники работали до 1953 года, когда наша промышленность встала на ноги и галеновое производство в Костроме отменили. А результаты работы были впечатляющие: «Северная правда» писала, что в 1946-50-х годах галеновое производство выполняло план на 146 процентов, это означало ежегодный выпуск в аптеки области 500 килограммов ландышевых капель, 800 килограммов валерьяновой настойки. 1600 килограммов настойки йода, четыре тонны (!) различных мазей.

К 1954 году аптек в области было 43, а к концу 70-х годов — более сотни, можно было сказать, что аптечное дело в Костроме стало развиваться.

Борис НЕГОРЮ ХИН.

 

СВЕДЕНИЯ О ДЕНЕЖНОМ ОБОРОТЕ В КОСТРОМСКИХ ВОЛЬНЫХ АПТЕКАХ С 1861-го ПО 1864-й ГОД.

 

Число рецептов с повторениями

Количество выпущенной суммы

Руб.

Коп.

По вольной аптеке провизора Зегница

В 1861 году по рецептурной книге 9789 4983
по книге ручной продажи 2475
В 1862 году по рецептурной книге 10806 5087
по книге ручной продажи 2515
В 1863 году по рецептурной книге 14787 6858
по книге ручной продажи 2041

По вольной аптеке провизора Зоммера

В 1861 по рецептурной книге 7692 4076 76
по книге ручной продажи 1949 94
В 1862 году по рецептурной книге 9572 4638 36
по книге ручной продажи 2048 6
В 1863 году по рецептурной книге 12207 4949 77
по книге ручной продажи 2030 75

 

Инспектор М. Альбицкий

Акушер Ив. Аскаронский

ГАКО. Ф. 133. Оп. 20. Д. 5624. Подлинник.

***

«…ИМЕЮ КАПИТАЛ НА УСТРОЙСТВО АПТЕКИ»

 

Во врачебеное отделение

Костромского губернского правления.

11 ноября 1865

Просит провизор Гуго Християнов сын Шенрок о нижеследующем.

Жители посада Парфентьева весьма часто обращаются в мою аптеку в городе Чухломе, как ближайшую от них, с требованиями за медикаментами и притом часто высказывают о неудобстве отдаленности аптеки для них и неоднократно обращались ко мне с просьбою открыть отделение аптеки в посаде Парфентьеве; осознавая и сочувствуя вполне неудобства отдаленности аптеки от посада Парфентьева при многочисленности жителей посада, я желаю ныне открыть в посаде Парфентьеве отделение аптеки, а буде это не дозволяется, то и настоящую аптеку, почему представляя при сем удостоверение Чухломского уездного полицейского управления о том, что имею капитал на устройство аптеки, и копию с оной всеподданнейше прошу к сему.

Дабы повелено было о дозволении мне открытия аптеки или отделения аптеки в посаде Парфентьеве сделать надлежащее распоряжение и во всем поступать по законам. Прошение сие к поданию подлежит в Врачебное отделение Костромского губернского правления. Чухлома. Ноября дня 1865 года. Прошению вчерне и набело мною писаному провизор Гуго Християнов сын Шенрок руку приложил. Жительство имею в городе Чухломе.

ГАКО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 699. Подлинник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*