Здесь начинался род Романовых

Лариса ФАБРИЧНИКОВА

Сквозь промозглую слякоть, дождь и туман по мокрому и скользкому асфальту мы пробираемся на автомобиле к легендарным сусанинским местам. Вот уж не думала, что в Костромской области такие высокие холмы. Машина то взбирается вверх в гору, то долго спускается вниз. Пейзажи за окном радуют – берёзовые рощицы, перелески. Но почему-то совсем не видно храмов в сёлах. На всём пути от Костромы до Сусанина встретилась всего лишь одна полуразрушенная церковь. В самом Сусанине, расположившемся на высоком холме, видны купола двух храмов, именно с одного из них Саврасов писал своё знаменитое полотно «Грачи прилетели». Но наш путь лежит дальше – в село Домнино, в монастырь cвятых Царственных страстотерпцев, открытый здесь, на костромской земле, в 2004 году.

 

 

СУСАНИНСКИЕ МЕСТА

 

Первое, что мы увидели в Домнине – это чудесный Успенский храм, построенный на месте дома матери Михаила Фёдоровича Романова – Ксении Шестовой. Монастырь жил своей обычной жизнью. Возле храма работали две монахини – пилили дрова, им помогали паломники, приехавшие из Ярославля. Нас радушно встретила монахиня Пахомия и в стенах храма рассказала о его истории и этих удивительных местах. Церковь Успения Божией Матери построена в 1817 году. На основании изысканий Костромской губернской учёной архивной комиссии за 1896 – 1897 годы считалось, что Иван Сусанин был похоронен на погосте существовавшей в XVII веке деревянной шатровой Воскресенской церкви в селе Домнине. Старожил села крестьянин Дмитрий Марков уверял местного благочинного священника отца Василия Семёновского, что, по рассказам его отца и тёток, на могиле Ивана Сусанина была плита с надписью. Но когда Воскресенскую церковь за ветхостью снесли и в нескольких саженях от неё, на месте дома Ксении Шестовой, начали строить новый храм Успения Божией Матери, то сусанинская плита была якобы «между другими каменьями, находившимися на могилах, по недостатку камней при постройке каменной церкви употреблена на бут».

 

За всю свою историю храм был закрыт с 1937 по 1944 год. Полная реставрация церкви прошла совсем недавно с 2002 по 2005 год. Бывший вице-мэр Москвы, губернатор Нижегородской области Валерий Павлинович Шанцев родом из села Сусанина. Он и помог со средствами для восстановления храма в близких его сердцу местах. В храме появились новые фрески, выполненные столичными художниками, принимавшими участие в росписи храма Христа Спасителя. Особенно потрясает фреска, на которой изображены святые Царственные мученики, созданная московским художником Анной Павловой с огромной любовью. Иконостас выполнен искусными костромскими резчиками.

 

Этот храм всегда был приходским, и только в 1993 году по благословению костромского владыки Александра организовано подворье Костромского женского Богоявленского монастыря, а в 2004 году по решению Священного синода и по благословению владыки здесь основан женский монастырь святых Царственных страстотерпцев. В обители сейчас десять сестёр. Есть свой огород, сад, сенокосы, хозяйство – коровы, куры.

 

Живут насельницы в красивом старинном здании, которое было удивительно встретить в такой глуши. Здание построено в 1893 году, раньше здесь находилась церковно-приходская школа. В конце XIX века в этих местах действовало Александровское братство, при нём были богадельни, школы, приюты.

 

ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ

 

Конечно же не случайно, что здесь основан монастырь святых Царственных страстотерпцев.

 

Ведь именно отсюда пошла первая ветвь царского рода Романовых, здесь в Домнине была их вотчина. Семейная жизнь Фёдора Никитича и Ксении Ивановны уже с первых лет была омрачена большим горем: один за другим умерли четверо их детей: Борис, Никита, Лев, Иван. А вскоре колесница истории чуть не раздавила всю их семью. Как известно, после смерти в январе 1598 года бездетного царя Фёдора Иоанновича и пресечения, таким образом, династии Ивана Калиты, Фёдор Никитич Романов был одним из двух – наряду с Борисом Годуновым – кандидатов на царский престол. Однако победителем в этой борьбе вышел Борис Годунов, сестра которого Ирина – была женой покойного царя Фёдора и в чьих руках в последние годы находились все реальные рычаги власти в государстве. Овладев троном, Годунов в 1600 – 1601 годах подверг опале почти всех Романовых, обвинив их в заговоре против себя. По воле Годунова практически весь род Романовых оказался в местах, не столь отдалённых. Глава рода Фёдор Никитич был сослан на архангельский север в Антониево-Сийский монастырь, где был пострижен в монахи и получил новое имя Филарет. Такая же судьба постигла и Ксению Ивановну – её также постригли в монахини и под новым именем Марфы сослали в Заонежье в Толвуй­ский погост. Не пощадили и детей Фёдора Никитича и Ксении Ивановны. Пятилетнего Михаила и его старшую сестру Татьяну вместе с двумя их тётями Марфой Никитичной и Анастасией Никитичной и князем Б. К. Черкасским сослали на Бело озеро.

 

Поразительные события, связанные с падением Годуновых и воцарением в Москве Лжедмитрия принесли Романовым освобождение. В 1605 году все они: Филарет Никитич, Марфа Ивановна, Михаил и Татьяна – собрались в Москве. Вскоре Филарет был возведён в сан митрополита и поставлен во главе старейшей русской епархии – Ростовской митрополии.

 

Митрополит Филарет, участвуя в переговорах с польским королём Сигизмундом III и отказавшись подписать подготовленный польской стороной договор, был арестован поляками в 1611 году и восемь лет находился в польском плену. А его родные – инокиня Марфа, сын Михаил и дочь Татьяна были в осаждённом поляками Кремле, пока их не освободили воины ополчения Минина и Пожарского. Как предполагают историки, в ноябре 1612 года Марфа Ивановна и Михаил, посетив свою вотчину в Домнине, уезжают в Макариев монастырь на Унжу, чтобы помолиться об освобождении из польского плена митрополита Филарета. Из монастыря мать и сын Романовы отправляются в Кострому, где живут до марта 1614 года. Через некоторое время после их отъезда из Домнина, в конце ноября или начале декабря, в село входит отряд ищущих Михаила «польских и литовских людей». Не найдя претендента на царский престол Михаила Романова, поляки хватают Ивана Сусанина, управляющего вотчиной, на которого им, видимо, указали как на знающего местонахождение сына Марфы Ивановны. Сусанин ведёт поляков через Исуповское болото, где они подвергают его жестоким пыткам и убивают. По некоторым свидетельствам историков, Сусанин тайком послал в монастырь своего зятя Богдана известить Михаила Фёдоровича об опасности с советом укрыться ему в Ипатьевском монастыре, а сам повёл поляков совсем в другую сторону.

 

Об Иване Осиповиче Сусанине известно немногое. Родился он в деревне Деревеньки, жил постоянно в Домнине при имении Романовых. А его дочь Антонида с мужем и тремя детьми – в деревне Деревеньки. Спасённого Иваном Сусаниным Михаила Фёдоровича венчали на царство в Ипатьевском монастыре 14 марта 1613 года. Родственников Сусанина Сабининых царь наградил половиной деревни Деревеньки и освободил от налогов и рекрутской службы.

 

НА ИСУПОВСКОМ БОЛОТЕ

 

После посещения храма мы отправились на легендарное Исуповское болото (его ещё называют Чистым), где погиб Иван Сусанин. От Домнина до болота километров пять, и мы поехали туда на машине. По дороге обогнали старика с посохом, бодро шагающего по дороге. Давайте подвезём дедушку, предложила я нашей провожатой, монахине Елизавете. На что она ответила: «Он не сядет, пойдёт пешком». «Почему же?» – недоумевала я. И монахиня Елизавета рассказала об этом человеке удивительную историю. Лет двадцать назад дед Саша (так зовут старика) тяжело заболел. Врачи уже не надеялись на его выздоровление. Тогда дед стал ходить на Исуповское болото, молился там, и произошло чудо – он исцелился. С тех пор каждый день ровно в два часа дня дед Саша выходит из своего дома в Домнине и идёт пешком на Исуповское болото к камню, или к камушку, как его ещё называют, установленному в честь Ивана Сусанина. Камушек потрясает: это огромная 67-тонная глыба, доставленная сюда из села Красного.

 

Пока мы доехали на машине до болота, пока расчехлили свои фотоаппараты и видеокамеры, дед Саша тем временем уже дошёл пешком.

 

Место, которое открылось нашим взорам, поражало своей красотой и необычностью. Исуповское находится у подножия высокого холма. И вот стоишь над этим легендарным болотом на вершине и любуешься им, поросшим берёзами, соснами, ольхой. Такой простор, такая мощь! Дед Саша с гордостью говорит, что Исуповским болотом восхищались Саврасов, Некрасов, Шишкин, Рылеев!

 

Он показывает нам тропу, которая едва угадывается, а вдали – крест, установленный на месте гибели Ивана Сусанина. И вдруг складывает ладони рупором и кричит голосом какой-то неведомой птицы. Ему отвечает долгое эхо. «Это Сусанин отзывается», – поясняет старожил. Поражает то, как домнин­ский житель рассказывает об Иване Сусанине. Словно он его близкий родственник. Оказывается, рассказы о легендарном герое передаются в Домнине из поколения в поколение, из рода в род. И таких сказаний существует множество. Дед нашего нового знакомого был регентом в церкви в Домнине и даже написал музыку к думе Кондратия Рылеева «Иван Сусанин».

 

Домнинский старожил рассказывает историю о Сусанине с большим вдохновением и настолько правдиво, что, слушая его, живо представляешь себе и веришь, что всё именно так и происходило в далёком XVII веке. Дед Саша уверенно говорит, что поляки отрубили Сусанину правую десницу и полоснули по шее. Все поляки утонули в болоте – «остались от них только вороночки», и лишь одному ляху удалось спастись. Он вы­брался из топи и лежал едва живой в её окрестностях, где и нашли поляка жители одной из деревень. Затем крестьяне отправились на болото и отыскали там погибшего Ивана Сусанина, а затем похоронили его в Домнине. Старожил не признаёт никаких других версий по поводу места захоронения Ивана Сусанина. Есть предположения учёных, что он похоронен в другом селе – Исупове. Дед Саша этому не верит, он убеждён, что Иван Сусанин похоронен именно в Домнине и нигде больше. Дед ссылается на исследования протоиерея Алексия Домнинского, служившего в Успенском храме более полувека. Он кропотливо собирал и систематизировал все сведения об Иване Сусанине.

 

Кульминация рассказа деда Саши у Исуповского болота – конечно же, чтение им думы Кондратия Фёдоровича Рылеева «Иван Сусанин». Он знает её наизусть и декламирует с таким чувством, что просто мороз по коже. В тот день, когда мы были у легендарного болота, дед прочитал думу два раза. Один раз для нас – взрослых, а другой раз для детей, которые приехали сюда из Ярославля в паломническую поездку. Необыкновенно проникновенно звучали слова произведения именно здесь, совсем недалеко от того места, где был свершён подвиг Ивана Сусанина. Само это болото с узкой тропой приобрело символическое значение. По этой трудной, едва угадывающейся дороге суждено пройти только сильным духом людям, которые могут спасти и возродить Россию, таким, как Иван Осипович Сусанин.

 

Но вот мы уходим от легендарного камня, а дед Саша остаётся. Он подходит к краю болота, долго смотрит на него. Это его владения, его земля. Дед следит здесь за чистотой и, если несознательные туристы оставляют после себя мусор возле камушка, убирает за ними. Он делает это по собственной инициативе. «Я ведь неоплачиваемый, по своей воле взялся».

 

Просто не может старик смотреть спокойно, как плюют на святую землю, политую кровью мучеников.

 

В ПОГОНЕ ЗА БРЕНДАМИ

 

Если дед Саша является истинным хранителем памяти о народном герое Иване Сусанине и истинным патриотом этих мест, то, увы, не все его земляки так глубинно понимают подвиг и величие Сусанина. Созданная в этих местах организация привозит туристов для развлечений. Прямо напротив Успен­ского храма построена «трапезная» для туристов. Их угощают яствами, развлекают песнями и танцами, а потом ведут на болото, где участники художественной самодеятельности, наряженные в костюмы Ивана Сусанина и поляка, разыгрывают представление. В результате «поляк» саблей убивает «Ивана Сусанина». Вот такое вот кощунственное действо. Из образа народного героя Ивана Сусанина туристические деятели сотворили потешный сказочный символ. Чего только стоит недавняя поездка самодеятельных артистов, играющих Ивана Сусанина и кикимору из костромских лесов, на день рождения Бабы Яги в соседнюю Ярославскую область.

 

Всё большую тревогу за дальнейшую судьбу села Домнина и монастыря святых Царственных страстотерпцев вызывает у насельниц монастыря деятельность туристической фирмы с громким названием «Романовы и Сусанин». Сотрудники этой фирмы всегда подчёркивают, что они стремятся исполнить все пожелания заказчиков. Видимо, им это удаётся. Летом от развлекающихся туристов не знает покоя всё село. Шумные гулянья гремят на всю округу. Веселящаяся публика выходит из туристической «трапезной», которая располагается прямо напротив Успенского храма, на улицу и ведёт себя весьма вольно. Здесь и пьяные вопли, и частушки. Динамики усиливают эстрадную музыку, от которой сотрясается даже пол в сторожке при храме, где постоянно дежурят насельницы монастыря. Туристические гулянья продолжаются иногда до часу, до двух ночи. Чаще всего эти вечеринки начинаются одновременно со всенощной в храме, и тогда звучащая музыка в «трапезной» за­глушает пение на клиросе и голос священника. А после окончания службы сёстры не знают, как им пройти мимо пьяных и полуобнажённых туристов. В завершение подобных развлечений иногда в ход пускаются петарды. Между тем туристические фирмы всё расширяют свою деятельность. Планируется построить многочисленные гостиницы, которые намереваются разместить и недалеко от Успен­ского храма. Уже скуплены земли и за околицей села Домнина, и возле камня. Замыслы туристических деятелей вторгаются в сокровенную монастырскую жизнь, препятствуют ей. В обители есть намерение построить сестринский корпус, храм в честь святых Царственных страстотерпцев. Но как это можно осуществить в окружении индустрии развлечений?

 

Организаторы туристических поездок иной раз даже не удосуживаются проинформировать туристов о том, что группа посетит Успенский храм. Часто посетители храма спрашивают, действующий ли он. А другие предполагают, что туристическая «трапезная» монастырская! Православные паломники, посещающие монастырь, недоумевают. Как может соседствовать святая обитель рядом с увеселительным заведением? Как могут сочетаться смех, пляски, катание на снегоходах с сосредоточенной молитвенной жизнью монастыря?

 

Домнино, Исуповское болото – святые, исторические места. Здесь есть что рассказать, о чём подумать. Зачем же превращать эти места в балаган, непонятно не только насельницам монастыря, но и православным людям, которые приезжают сюда. Непонятно и многим старожилам. Дед Саша с горечью рассказал, что летающие над Исуповским болотом дельтапланы распугали всех птиц. Теперь они прилетают только на кормёжку. А ценно это болото не только как историческое место, но и как природный памятник федерального значения – сколько здесь редких, лечебных трав, многие из них занесены в Красную книгу. А как поэтично Исуповское. «Особенно весной, раним туманным утром, когда курлыкают журавли», – говорит домнинский старожил. Тем временем в окрестностях природного и исторического памятника скупают земли для строительства мини-гостиниц. Кто сможет этому воспрепятствовать?

Оказавшись в этих удивительно красивых святых местах, мне хотелось слушать тишину, пить этот чистейший воздух, вдыхать ароматы прекрасной земли. Очень бы хотелось, чтобы не была она развращена туристическим китчем и новомодными так называемыми брендами в погоне за прибылью, а стала бы местом для отдохновения и молитвы…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.