Матвеевские церкви

Село Матвеево исстари являлось духовно-просветительским центром, влияние которого распространялось на жителей многих окрестных деревень. Более трёх веков церковь была здесь основой семейных и общественных устоев. Православие пронизывало весь быт крестьян, формировало народную культуру и традиции.

К 1633 г. в Матвееве уже были построены две деревянные церкви. Одна из них была посвящена празднику Рождества Пресвятой Богородицы, вторая — апостолу Матфею.

Со временем церкви ветшали. И в 1712 г. потомок первого владельца вотчины князь Никита Иванович Репнин в прошении на Высочайшее имя писал: “В Галиче моей вотчине в селе Матвееве есть церковь Рождества Преподобной Богородицы с приделами св. пророка Илии и пр. о. Макария чудотворца холодная, а крестьяне оной моей вотчины обещались в том же селе построить вновь церковь во имя Воскресения Христова, да в приделе арх. Михаила тёплую, и прошу — вели, государь, из патр. каз. приказа о строении вышеупомянутой церкви Божией дать Благословенную грамоту”.

Подписано: ”Дать указ”, отмечено: “Указ дан”.

А в феврале 1716 г. князь составил уже следующее прошение:

“По указу и по грамоте из патр. каз. в Галиче в моей вотчине в селе Матвееве церковь Воскресения Христова да придел архист. Михаила деревянные построены, а не освящены, и прошу о освящении вышеупомянутые церкви Божии и приделы дать грамоту тоже моей вотчины священнику матвеевскому Никону Петровичу и антимин [*]”.

Подписано: ”Выдать”.

И 14 февраля 1716 г. дан указ об освящении и антиминсе. Документ этот был опубликован в №7 “Костромских епархиальных ведомостей” за 1894 г.

Деревянные церкви со временем ветшали, и “тщанием прихожан” возводились новые. Так, в 1758 г. была сложена деревянная церковь в честь Рождества Богородицы. А в 1796 г. рядом с нею высоко вознёс свои купола каменный Воскресенский храм.

Возле нового храма возвышалась и каменная колокольня, устремившаяся крестом далеко в небесную высь.

Далеко и вольно разносился звон колоколов матвеевской звонницы, заполняя собой всю округу, перелетал леса и поля, уносился за речку Вохтому, сливаясь со звонами ближних приходов.

В 1816 г. в Матвеево приехал священник Фёдор Никитич Елизаров — первый, обосновавшийся здесь и потянувший за собой священническую ветвь рода Елизаровых-Розановых, в нескольких поколениях являвшихся служителями и устроителями здешних церквей. Фёдор Никитич — дед известного философа, писателя, публициста Василия Васильевича Розанова, оригинального мыслителя, интересовавшегося вопросами пола, семьи, религии.

Сам философ родился в 1856 г. в городе Ветлуге. Матвеево — родина его отца, Василия Фёдоровича Розанова; здесь прошли его детские годы.

В 1839 г., будучи старшим священником прихода, Фёдор Никитич Елизаров в клировой ведомости записал, что “каменная церковь с такою же колокольней” — крепка, а Богородицкая крепка стенами, однако крыши её “уже ветхи… и полы опустились”. К середине сороковых годов появилась необходимость в строительстве нового храма.

О сооружении каменного храма повествует И. Х. Тлиф в книге “Корень рождения моего…” (К истории рода В. В. Розанова): “Возведение храма — это дело эпохальное. Возглавлял его начальный священник, но строили храм всем приходом. Объявили сбор средств, устроили в определённых местах кружки для пожертвований, состоятельные горожане поддерживали предприятие крупными вкладами. По составлении нужной суммы отправили прошение епископу — о разрешении строительных работ. По приходе храмозданной грамоты начали подвозить лес, железо для кровли, известь, камни для фундамента. Если же случалась поблизости годная глина, прямо на месте выделывали кирпич, ставили печи для обжига, сараи для его хранения.

Мастеров-строителей обычно присматривали загодя. Справлялись в других приходах, а порою и за пределами епархии, прочен ли и благолепен видом их новый храм. В случае, если работа сделана по совести, сговаривали умельцев к себе на взаимовыгодных кондициях”.

Новый Рождества-Богородицкий храм был готов к 1855 г. (в некоторых источниках указывается 1858 г.). В 1859 г. его устроители, в том числе Евгений Фёдорович Песков, также и староста церкви, отличившийся особым усердием при возведении церковной ограды, были отмечены наградами епархиального начальства. Фёдор Никитич на вручении наград не присутствовал, он умер за год до открытия храма — 20 января 1857 г.

Преемник отца Фёдора, священник Николай Птицын, в докладе епископу сообщал: “Храм Рождества Пресвятой Богородицы с приделами во имя Святого Пророка Илии и преподобного Макария Унженского Чудотворца… как по обширности своей, так и по богатству отделки внутри, заслуживает внимания. Иконостас и в нём колонны позолочены червонным золотом на полименте [**]. Стены украшены живописью лучшего письма, и, вообще, всё в этом храме носит печать величия и торжественности…”.

Ансамбль церквей села Матвеева. Фото до 1910 г.

Нужно обратить внимание на то, что писал это человек, хорошо сведущий в церковном искусстве, образованный, способный дать глубокую оценку в соответствии с духом времени и общественными потребностями.

Через четыре года после смерти Фёдора Никитича под сводами новой церкви зазвучал “крепкий басовый голос” его внука, дьячка Петра Елизарова. Внуку в ту пору было 19 лет.

Хранительницей духовного здоровья, наставницей и очагом просвещения для жителей села и его округи была церковь. Её духовный строй и лад пронизывал всю жизнь прихожан, их быт и бытие; она же воспитывала и обучала их. В той же книге “Корень рождения моего…” Ирина Тлиф приводит такое свидетельство: “…И малые и взрослые исповедники, чтобы не стояли праздно, не дремали, а другие не говорили пустых слов, все по приглашению Священника сбираются со всего храма в одно место и слушают: взрослые — Заповеди Господни, а малолетние научаются необходимым молитвам. Для взрослых Катехизис читается Диаконами, а для малолетних молитвы причетниками. Порядок преподавания простой — сначала складывается вопрос, потом передаётся ответ и повторяется раз пять и более с изустным толкованием…”.

Поскольку крестьянские дети привыкли к такой понятной им методике образования, открывшееся в 1851 г. в Матвееве начальное училище, существовавшее на попечении палаты государственных имуществ, было скоро упразднено — “за малочисленностью и малоуспешностью обучавшихся”. А вот открытая в 1861 г. при церкви школа была востребована. «Пособия на её содержание не выделялось, своего помещения школа не имела — дети занимались прямо на дому одного из местных священников. Поочерёдно, “всем причтом”, обучали их грамоте и письму, катехизису и Священной Истории, и к концу года выучили 109 мальчиков и девочек, — повествует И. Тлиф, приводя далее свидетельство священника Василия Арсеньева (зятя Ф. Н. Елизарова). — …Успехи учеников нас радуют, все… они учатся без всяких принудительных мер с нашей стороны, каждый по способностям своим учиться… а с малоуспешными мы занимаемся гораздо более, особенно, если замечаем в них сильное желание выучиться…».

Успешные ученики впоследствии становились известными деятелями культуры.

Так, в 1834 г. в семье приходского священника Евсигнея Фёдоровича Пескова родился будущий церковный историк Евгений Евсигнеевич Голубинский — автор фундаментального труда “История Русской Церкви”.

Детство будущего учёного проходило в Матвееве, в доме отца. Детские впечатления оставили яркий след в его памяти. В своих “Воспоминаниях”, будучи уже маститым учёным, он приводит ряд ярких эпизодов из жизни матвеевского причта.

Отец историка, Евсигней Песков, служил в церкви села Матвеева с 1832 по 1862 г., после чего уволился за штат и переехал на жительство в село Горелец к своему зятю священнику Иоанну Груздеву.

По архивным документам известно, что Голубинские-Песковы в 1842 г. понесли тяжёлые утраты: неожиданно умерла мать семейства, Анна Кузьминична, и сгорел дотла недавно построенный отцом Евсигнеем дом. Известно также, что дом был отстроен заново. Несомненно, что оба дома стояли на “церковной земле”, но память об этом за 100 лет стёрлась.

Об известном выходце из священнического рода Елизаровых-Розановых, Василии Розанове, уже говорилось. Кроме того, и многие другие потомки устроителя Матвеевского храма отца Фёдора Елизарова стали известными учителями духовных училищ, церковноприходских и земских школ. Все они, будучи носителями духовных и культурных традиций русского православия, являлись просветителями, хранителями нравственности и культуры в России.

Пришедшие к власти в октябре 1917 г. большевики воинственно ополчились против духовных традиций русского народа, против всей Церкви. 23 января 1918 г. новой властью был издан декрет “Об отделении церкви от государства”, по сути дела, объявивший все институты Православия в России вне закона. Все священнослужители и члены их семей лишались гражданских прав. А в начале 1922 г. власть обрела давно желаемый повод для борьбы с Церковью. В самый разгар голода началась агитация якобы за использование церковного имущества для оказания помощи голодающим. За малейшее неповиновение властям суду предавались не только отдельные лица, но и целые церковные причты. По всей стране начали закрываться и предаваться поруганию храмы. А с 1930-х гг. начались массовые репрессии священнослужителей.

До 30-х гг. XX в. матвеевская церковь, хотя и отделённая от государства, оставалась духовным центром прихожан, по-прежнему велись службы. Но церковное имущество, собираемое несколькими поколениями предков, приходу уже не принадлежало. Верующие, объединившись в Рождество-Богородицкую общину, по договору, заключённому с Парфеньевским советом рабоче-крестьянских депутатов, получили право арендовать храм, предметы богослужения и церковную утварь. В книге “Корень рождения моего…” И. Х. Тлиф приводит следующие факты: «Налоги за аренду храма были столь велики, что община едва расплачивалась с “многочисленными инспекциями”. Сам Павел Петрович (священник храма, правнук о. Фёдора Елизарова. — О. К.), будучи не в силах выполнить личный план по сдаче сельхозпродукта, в 1930 г. был отправлен на принудительные работы в парфеньевские леса.

В поисках защиты от местных властей прихожане направили ходоков в Иваново-Вознесенск с прошением о снижении налогов. Просили также возвратить их священника в храм, поскольку о. Петру Розанову, ставшему на место сына, службы справлять по преклонному возрасту было уже трудно. Это только ускорило естественный ход событий. В конце 1930 г. Павел Петрович Розанов был арестован. В вину ему вменялись “срыв индивидуального плана” и ”антисоветская пропаганда”. По свидетельским показаниям, о. Павел “в церкви рассказывал верующим проповедь, в которой выражал недовольство Сов. властью. Он говорил, что Советская власть задушает религию путём непосильных налогов… Но всё это пройдёт — как волны морские…”.

27 ноября 1930 года тройкой ОГПУ П. П. Розанов был осуждён на три года лишения свободы и выслан в “Севкрай”. Через два года он из ссылки бежал и, не имея на руках никаких документов, “вёл бродячий образ жизни”, скрываясь от ОГПУ в тех самых местах, над которыми ещё горели купола церкви, строенной его прадедом. Опасаясь за судьбу жены и дочери-подростка, в бывшей семье убежища он не искал. <…>

В январе 1935 г. Павла Петровича полулегально, на свой страх и риск, взяли псаломщиком в церковь села Селина Межевского района (часть бывшего Кологривского уезда). Там он продержался ещё несколько месяцев, а в конце 1935 г. “за антисоветские действия и пропаганду” арестовали весь причт селинской церкви. Обвиняемых направили в горьковскую тюрьму, где находился в то время краевой суд. <…> Во время этапирования Павел Петрович вновь совершает побег, хотя бежать, конечно, было некуда… <…> След Павла Петровича обнаружили в Архангельске. Он был снова арестован и препровождён в лагеря, в которых пробыл до 1946 г. <…>

…Розанов Павел Петрович 28 октября 1992 г. на основании ст. ст. 3 и 5 Закона РСФСР “О реабилитации жертв политических репрессий” от 18 октября 1991 г. был реабилитирован полностью».

Кроме П. П. Розанова, репрессиям подверглись ещё четверо служителей матвеевской церкви: священник Михаил Смирнов (расстрелян в 1937 г.) — последний священник в Матвееве в годы советской власти; регент Александр Степанович Кузнецов (в 1930 г. выслан в Магнитогорск, где умер от голода); дьякон Иван Иванович Кузнецов (выслан в 1930 г.); дьякон Василий Александрович Груздев (арестован в 1932 г.).

А в 1931 г. в Ильин день (2 августа) с матвеевской звонницы были сброшены колокола. Затем были сняты кресты с церквей и звонницы. В 1934 г. здания храмов были отданы под МТС. Машины и трактора, въехавшие на церковный двор, сравняли с дорогой прилегающее к церкви кладбище, где покоились останки местных священнослужителей. Вскоре после открытия МТС была снесена и церковная колокольня.

Церковное имущество было разобрано, разнесено и припрятано по домам сердобольными старушками, а что не удалось унести, было сожжено. Так, был предан огню красивейший иконостас, множество церковных книг. Иконы, по воспоминаниям старожилов, сжигались уже в войну, когда не хватало дров. Смолистые кипарисовые доски щепались на лучину для растопки печей. Великолепная настенная роспись, которой был украшен летний храм внутри и снаружи, истово соскабливалась, закрашивалось рьяными богоборцами от новой власти. Но чудесным образом после очередного поругания вновь и вновь проявлялись на стенах святые лики. Как ни старались, не смогли закрасить образ Илии пророка на внешней алтарной стене храма. Рядом хорошо узнаваемо на стене и сегодня изображение святого Макария Унженского.

Храмы использовались для ремонта и содержания техники более 70 лет. Здесь был и гараж, и кузницы в бывшем алтаре, токарный стан находился тут же. В церковной сторожке была оборудована пекарня. Кирпич церковной ограды использовали на кладку печей в школе. После того, как сняли кресты с храмов, начала разрушаться кровля, её “латали” по мере сил. Дважды церковные здания горели. Такое варварское обращение привело к окончательному обрушению кровли и превращению святынь в руины.

На долгие 70 лет осталось село без своего прихода. Те, кто хранил веру и стремился участвовать в жизни Православной Церкви, по мере сил и возможностей посещали богослужения в действовавших храмах в Парфеньеве и в Ильинском. О своих церквях, об их загубленной красоте оставалось только сокрушаться и горевать.

Несколько поколений выросло в селе без храма, в отрыве от православной веры. Но с течением времени и сменой власти коммунистов, насаждавшей идеологию воинствующего атеизма, люди стали духовно прозревать, ощутив свободу, потянулись к Богу, к своим родным православным традициям. Тут-то и стали поруганные храмы живым укором безбожной власти, разрушившей традиционный уклад народной жизни, и самому народу, волею судьбы оказавшемуся орудием этой власти. Но осознание пришло слишком поздно: поруганные, разрушенные здания церквей уже превратились в руины и реставрация их была невозможна. А потребность и желание иметь свой храм в селе росла и укреплялась в сознании людей, становясь их светлой мечтой. И этой мечте сужено было воплотиться: местный предприниматель Александр Васильевич Кольцов, уроженец ближайшей деревни Григорово, всей душой откликнулся на пожелание земляков — взял на себя и на возглавляемое им предприятие “Север” все заботы и расходы по возведению храма.

Новую церковь было решено ставить на месте бывших торговых помещений в центре села. Проект здания нового храма был разработан костромским архитектором Леонидом Сергеевичем Васильевым. В июле 2001 г. состоялось торжественное освящение уже заложенного фундамента будущего храма.

Строительство велось четыре года. Вдохновляемый поддержкой земляков, Александр Васильевич не останавливался ни перед какими трудностями. И жители села не были в стороне от этого благого дела: убирали территорию у возводящегося храма, ездили в лес за мхом для его утепления, проводили уборки и внутри строящегося здания. Во многих работах принимали активное участие дети, умело направляемые главным энтузиастом возведения храма Людмилой Евгеньевной Зерновой. Дружная и деятельная семья Зерновых внесла неоценимый вклад в строительство и обустройство новой церкви. Людмила Евгеньевна ежегодно являлась неутомимым организатором летних самодеятельных концертов, где собирались пожертвования на строящийся храм. Большинство жителей села и горожан, отдыхающих здесь летом, так или иначе, внесли свою посильную лепту в дело возведения храма.

После того, как были произведены основные строительные работы бригадой Николая Федоренко, за внутреннюю отделку помещения взялась семейная бригада Ивана Ивановича Боня. Замечательные мастера и знатоки своего дела, семья Боней прекрасно отделали помещение церкви внутри. Затем заботами А. В. Кольцова были поставлены печи.

Когда основные работы завершились, в храме было совершено первое богослужение. Состоялось оно в светлый праздник Сретенья Господня 15 февраля 2005 г. Провёл первую службу о. Владислав Шулькевич — настоятель Горелецкого храма. Вызвавшись служить в этот праздник по собственной инициативе, о. Владислав откликнулся на просьбы прихожан и впредь совершать богослужения в новом храме, по возможности в те дни, когда нет службы в Горельце. Таким образом, храм стал действовать и принимать прихожан раз в две недели.

Первые службы проходили без иконостаса, в пустых стенах. Несколько икон были принесены прихожанами, а всё необходимое для богослужений привозил с собой о. Владислав. Но велико было воодушевление жителей села, наконец-то получивших возможность прийти и обратиться к Господу в своём храме, посещая богослужения, участвовать в жизни Православной Церкви и в согласии с этим строить свою духовную жизнь. А за лето церковь была убрана полностью: поставлен иконостас с образами, старанием прихожан появилось множество икон, было приобретено всё необходимое для богослужений, члены церковной десятки покрасили полы. И 24 августа 2005 г. храм был торжественно освящён архиепископом Костромским и Галичским Александром. За богослужением пел архиерейский хор Костромской епархии.

В этот день новый храм, посвящённый Царственным страстотерпцам и новомученикам российским, широко открыл свои двери всем жителям и гостям села, представ пред ними во всей своей новизне и великолепии.

Освящение нового Храма во имя Царственных страстотерпцев и новомучеников российских. 24 августа 2005 г.

Для прихожан, особенно для коренных жителей села, это торжество было настолько волнующим, что многие не скрывали светлых и радостных слёз, осознавая обретение храма как великий праздник.

Новый храм. Фото 19 августа 2007 г.

30 августа из нового храма вышел крестный ход, направляющийся к старой Рождества-Богородицкой церкви. Он посвящался 150-летию этого храма. Обойдя крестным ходом стены разорённого храма, верующие отстояли панихиду по священнослужителям, что были захоронены у стен церкви. Совершил богослужение благочинный, протоиерей Александр Шастин.

Так началось возвращение к духовности, возвращение к тем народным традициям, которыми издавна отличалось это место и которым следовали люди, здесь живущие. И хочется верить, что это духовное движение будет углубляться и расширяться, захватывая все сферы жизни, общественные и просто человеческие отношения.
_______________________________________________
[*] Антимин (антиминс) — освященный плат с изображением положения во гроб Иисуса Христа и со вшитыми в него частицами святых мощей; кладётся на престол при совершении святой евхаристии.

[**] «В древнерусской иконописи полиментом (из ср.-греч. Polymeles — “многосложный”) называли жидкий, быстросохнущий клеящий состав из минеральных красок — охр, яичного белка и небольшого количества растительных или животных жиров» (Власов В. Г. Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства: Т. VII: П. — СПб., 2007).

Культурная жизнь села

Рассказ о прошлом села Матвеева будет неполным, если не отразить в нём, хотя бы частично, то, что в различные периоды истории вдохновляло людей и, приподнимая над обыденностью, объединяло их в стремлении к творческому самовыражению.

Культурная жизнь села. Где её истоки? В чём основание?

Истоки любой настоящей культуры — в духовности народа. Духовность русского народа формировалась под влиянием православной веры. Православие и отдельные, сохранившиеся издревле элементы язычества так органично и своеобразно переплелись, что создали яркую, самобытную культуру. Сочетание православия и традиций, уходящих своими корнями в языческий культ, проявлялось во всём: в образе жизни, одежде, архитектуре, взаимоотношениях людей, их обычаях и традициях. Таким образом, вплоть до начала ХХ века культура в России была православной, основанной на христианских ценностях. Выходя за пределы церковных служб и обрядов, она воплощалась в народных праздниках и гуляниях. Люди объединялись в душевной радости, ликовании, священном трепете от чувства полноты жизни в духовном единении с Богом и друг с другом, наполняя этой радостью дни, связанные Православной Церковью с определёнными событиями Священной Истории.

Особо чтимыми и любимыми церковными праздниками в Матвееве были дни Рождества и Успения Пресвятой Богородицы и день памяти святителя Николая — Мирликийского чудотворца (“Никола”). Традиционно широко праздновали “яичное заговенье” перед Петровым постом. (Подробно об этих праздниках см. очерк “Матвеевские праздники”.) Главным праздником в селе со дня открытия новой каменной церкви в 1855 г. был день Рождества Богородицы (7-го сентября по старому стилю, по новому — 21-го сентября). К этому дню была приурочена большая ярмарка в селе.

В дореволюционное время в Матвееве, как и во всех других деревнях и сёлах, проходили молодёжные гулянья: беседы, свозки — с песнями, играми, плясками, где матвеевская и окрестная молодёжь завязывала знакомства, дружбы, где девушки и парни выбирали себе партию для создания семьи. (Об этом — очерк “Матвеевские свадьбы…”.)

А в первые годы советской власти собирались “красные посиделки”, проводились они представителями новой власти — коммунистами и комсомольцами. Собирались чаще всего в т. н. народном доме (дом этот принадлежит сейчас Н. П. Соловьёвой), там читались вслух книги, устраивались концерты и театральные постановки, проходили митинги.

С распространением и утверждением в народе советской культуры создались благоприятные условия для образования в селе народного театра. Сложившиеся ещё до революции театральные традиции упрочились в довоенные и послевоенные годы и были востребованы до середины 70-х гг. прошлого столетия. После Великой Отечественной войны клуб располагался в бывшем доме Григорьева (сейчас там находится администрация ООО “Север”). В нём и разворачивались перед матвеевскими зрителями действия знаменитых пьес Н. В. Гоголя и А. П. Чехова. Актёры — они преимущественно принадлежали к местной интеллигенции — священнодействовали на сцене. Самыми любимыми и незаменимыми артистами в то время были М. Н. Шамина, Н. Закурдаев, Ф. Г. Смирнова (Мамаева). В том же клубе устраивались концерты и танцы. Старожилы помнят, как танцевали там под баян “Семизарядную” и “Махоню”.

Было в Матвееве и нечто вроде кинотеатра: в послевоенное время в большом, высоком доме в центре села (в 1960 — 1980 гг. на этом месте стояло здание комбината бытового обслуживания) показывали кинофильмы.

С дореволюционных времён действовала в селе и изба-читальня. Книжный фонд тогда был невелик, и книги находились в доме библиотекаря. Естественно, в таких условиях режима работы не существовало — читатели шли в избу-читальню с утра до вечера, вне зависимости от того, здоров был избач или болен.

По воспоминаниям старожилов, в 1936 г. изба-читальня размещалась в доме, принадлежащем священнику Михаилу Смирнову. Стоял дом вблизи старой церкви (место, где сейчас находится медпункт), и работала там уроженка деревни Никонцево Анна Александровна Вензелева. В те предвоенные годы избачи в Матвееве сменялись часто. Ими успели поработать И. Крылов, В. В. Кольцов, Н. Костров.

В сороковые годы изба-читальня обрела статус библиотеки. Располагалась она в бывшем доме И. М. Смирнова (на этом месте в настоящее время стоит двухквартирный дом, где живут Мокрецовы). А к 1946 году библиотека переехала в бывший дом М. А. Суворова (этот дом находится рядом с помещением школьной мастерской; библиотека располагалась на втором этаже). Библиотекарем был в это время бывший директор школы Иван Львович Хохлов. Книжный фонд библиотеки был невелик и занимал всего один шкаф и два стеллажа.

В начале 1950-х гг. культурная жизнь села заметно оживилась. На работу в МТС приехали молодые специалисты — инженеры, механики Чикразов, Боигов, Монаков, Носов, Герман Попов. Они привезли в село новые современные песни, новую музыку, танцы. “Махоню” и “Семизарядную” вытеснили фокстроты и вальсы. Клуб в эти годы был всегда переполнен зрителями. Действовали театральная и хоровая студии. Показывал замечательные гимнастические номера Виктор Колов. Неутомимым баянистом на всех концертах был Герман Николаевич Попов. Он же обучал местную детвору и молодёжь волейболу, футболу, заменившим лапту. На каждом пруде в зимнее время детишками устраивался хоккей. Взрослые играли на большом Барском пруде.

Дом культуры и библиотека. 1956 г.

Осенью 1955 г. в Матвееве началось строительство Дома культуры. Для этого было привезено здание, занимаемое ранее школой, из Потрусовского сельсовета. Строительство Дома культуры велось удивительно быстро, и уже в мае 1956 г. в нём был дан первый концерт, а в июне там же состоялось открытие библиотеки. В это время библиотекой заведовала Лидия Михайловна Колова.

Л. М. Колова. Фото 1964 г.

В 1956 — 1957 гг. Лидия Михайловна значительно пополнила фонд библиотеки, собрав книги из пяти клубов: Костылёвского, Тихоновского, Ширского, Коробовского. В 1957 г. она организовала 15 книгопередвижек по деревням. А в 1959 г., когда образовался совхоз, библиотека обслуживала уже 29 деревень. Таким образом, Матвеевская библиотека стала большим культурно-просветительским центром. Книги библиотекарю приходилось носить в рюкзаке на далёкие расстояния и по бездорожью; большой удачей считался попутный транспорт. Библиотека обслуживала тогда 980 читателей. Добавил хлопот и пожар в школе, после которого пришлось пойти на выручку и принять в свои стены школьную библиотеку. Некоторое время после пожара библиотека отводила место и для учебных занятий школьникам, служа им классом. Естественно, одному человеку невозможно справиться с таким объёмом работ, и в помощь Лидии Михайловне дали второго работника. Сначала помощницей была Татьяна Крылова, работавшая лаборантом в школе после окончания 10 классов. Затем, когда в библиотеке официально учредили двух работников, вторым библиотекарем стала Татьяна Николаевна Шарова. Многие годы сотрудничала она с Лидией Михайловной.

Т. Н. Шарова на веранде Матвеевского Дома культуры. Фото 1960 г.

Татьяна Николаевна, приехав в Матвеево в 1959 г., заступила на должность художественного руководителя Дома культуры, а в 1962 г. была назначена заведующей сельской библиотекой.

Эти две женщины посвятили Матвеевской библиотеке и Дому культуры более 30 лет своей жизни. Они были энтузиастами и подвижниками библиотечного и клубного дела. Фонд библиотеки постоянно пополнялся. Книги присылались из областного бибколлектора по почте, но иногда и сами библиотекари ездили в бибколлектор выбирать необходимую литературу. Средства на книги выделялись из бюджета сельского совета. Сельская библиотека не только самостоятельно приобретала книги, но и классифицировала их, ставила на учёт. Кроме формирования фонда и обслуживания читателей, библиотекари выполняли обязанности агитаторов и политинформаторов. Их стараниями оформлялись “красные уголки” на ферме, подводились итоги социалистического соревнования, проводились беседы, лекции и даже концерты.

Пропагандируя книги, они несли книжные новинки во все организации, снабжая специалистов литературой по профессии. В каждой организации периодически обновлялись выставки книг по профилю и содержалась передвижка.

К 1976 г., когда библиотека стала филиалом центральной библиотечной системы района, фонд библиотеки составлял 25 000 единиц, не считая брошюр и журналов. Матвеевская библиотека стала самой крупной библиотекой в районе после центральной Парфеньевской. Многие годы она считалась показательной, завоёвывала первые места в социалистическом соревновании, награждалась знаками почёта и первенства (вымпелами).

В библиотеке проводилось множество мероприятий по пропаганде книги. Особое внимание уделялось литературным вечерам, викторинам, громким читкам, литературным конференциям.

Обладая сценическими и организационными способностями, Л. М. Колова и Т. Н. Шарова умели сплотить вокруг себя людей с артистическими данными, преимущественно из интеллигенции, более всего — учителей, и увлечь талантливой игрой зрителей. Совместно библиотекой и Домом культуры организовывались постановки больших спектаклей по пьесам Н. В. Гоголя, А. Н. Островского, А. П. Чехова и современных авторов. Руководителями этого любительского театра были в разные годы В. А. Базанова, Л. М. Колова и Н. М. Комарова. Благодаря своим незаурядным организаторским и артистическим способностям, они были душой всех культурных мероприятий, концертов, спектаклей. При необходимости в любое время могли встать во главе Дома культуры и вести всю культурно-массовую работу в селе — живо, энергично, интересно.

Коллектив народного театра Матвеевского Дома культуры. Сцена из спектакля по пьесе Н. В. Гоголя «Женитьба». Фото 1960-х гг.

Так, Лидия Михайловна Колова, посвятившая культуре села около 30 лет своей трудовой деятельности, с 1954 по 1986 г., ввиду производственной необходимости неоднократно переводилась с должности заведующей библиотекой на должность директора Дома культура и обратно. Старожилы села, вспоминая концерты и спектакли, проходившие на сцене Матвеевского ДК с 1950-х до начала 1990-х гг., всегда весело и оживлённо рассказывают о замечательных артистических способностях Лидии Михайловны, о её неуёмном задоре и юморе, которыми она ободряла и радовала не только односельчан, но и жителей окрестных сёл, райцентра, где появлялась с концертными номерами или в спектаклях. Зрители особенно ценили небольшие юмористические и сатирические сценки (скетчи) с её участием, монологи. А самые бурные аплодисменты вызывали её частушки. Знала она их несчётное количество, могла сочинить их на ходу: прямо на сцене, по ходу выступления, остро, метко, злободневно. И незаменимой партнёршей во всех её выступлениях была Татьяна Николаевна Шарова.

Полвека Дом культуры был для матвеевцев местом приятного и полезного отдыха, общения, просвещения. Сюда спешили взрослые и дети на просмотр кинофильмов (ежедневно шли вечерние сеансы для взрослых и несколько раз в неделю показывали кино для детей), на репетиции спектаклей, концертов, которые регулярно и основательно готовились ко всем знаменательным датам и праздникам.

Неизменно бывали концерты на 8 марта, 1 мая, 9 мая, 7 ноября, и, конечно, устраивались новогодние ёлки для взрослых 31 декабря, а 1 января — для детей. В праздничные и воскресные дни после концертов или киносеансов молодёжь танцевала.

Зимой и в межсезонье танцы устраивались в фойе Дома культуры, а летом — на эстраде, сооружённой возле здания. Под веянием нового времени на смену прежним танцам явились дискотеки, по сути — те же танцы под музыкальные ритмы со светоэффектом в фойе ДК.

При Доме культуры активно работали кружки и клубы по интересам. Так, в 1976 г. под руководством Т. Н. Шаровой действовали драматический, танцевальный, фольклорный, хоровые (взрослый и детский) и другие кружки художественной самодеятельности. Кроме этого, для молодёжи был создан клуб выходного дня, а для детей — клуб “Неунывайка”. Матвеевскому Дому культуры в то время было присвоено звание “Дом культуры отличной работы”, а Татьяне Николаевне — высокое звание “Лучший культработник 1976 года”. Культурные мероприятия всегда вызывали у жителей села большой интерес. На концертах и спектаклях в 1970-х — 1980-х гг., как говорится, яблоку негде было упасть, так как на концерт шли все, кто мог ходить: от самых малых, заворожено взирающих на всё с маминых коленей, до самых пожилых. Для ребятишек перед сценой ставили скамейки в два — три ряда. Им, любопытным, всё хотелось разглядеть поближе, к тому же зал на 130 — 150 мест и без них был полон.

Концертные программы были всегда насыщенны, интересны благодаря тому, что разрабатывались и готовились они профессионалами, энтузиастами своего дела. А талантливых людей, артистически одарённых, имеющих театральные и певческие способности, было много, были они активны и душевно щедры, хотели и умели радовать людей. Настоящим украшением матвеевской сцены был замечательный хор, незаменимым аккомпаниатором которого много лет являлся учитель Матвеевской школы Александр Владимирович Костров. Хор составляли сильные и красивые мужские и женские голоса. Доставлял радость зрителям прекрасный женский ансамбль, красиво и задушевно исполняющий лирические и патриотические песни, а также различные детские коллективы, поющие и танцующие. В концертных программах всегда было много сольных номеров, звучали стихи, монологи, разыгрывались юмористические и сатирические сценки.

Хоровой коллектив Дома культуры. Аккомпанирует А. В. Костров. Фото 1987 г.

Летом деятельность ДК особенно оживлялась: проводились различные мероприятия с участием детей — спектакли, концерты. С интересной программой дети выступали не только на сцене ДК, но и перед рабочими бригадами в поле, на ферме, ходили с концертами по деревням. Дети во время каникул охотно участвовали в культурных программах. Было желание и стремление показать свои способности другим, закрепить их и умножить. Активно принимали участие в художественной самодеятельности и городские ребятишки, отдыхающие в Матвееве и ближнем Григорове. Всё это объединяло детей, способствовало общению, обогащало эмоционально и эстетически.

Взрослые же участники художественной самодеятельности были задействованы в агитбригадах, которые выступали на фермах, на полевых станах с целью ободрить рабочих, сделать приятными и интересными минуты их отдыха и настроить на энергичный рабочий лад.

Деятельность Дома культуры велась на высоком профессиональном уровне. Концертные программы, спектакли, отдельные номера художественной самодеятельности были популярны и вызывали живой интерес и душевный отклик не только у односельчан, но и у жителей других населённых пунктов.

Наши артисты ездили со своими программами и за пределы района: в города Нею, Галич, Кострому; участвовали в районных, зональных и областных смотрах, конкурсах и фестивалях, завоёвывая призовые места.

Женский фольклорный ансамбль исполняет русскую хороводную песню “Вдоль по морю”. Фото 1970 г.

В 1970 г. женский фольклорный ансамбль Матвеевского дома культуры был отобран на областном смотре для съёмок Всесоюзного телевидения. С песней “Вдоль по морю” выступали они хороводом на Берендеевских прудах в Костроме перед телевизионными камерами. Один из телевизионных кадров был помещён на обложке журнала “Крестьянка”.

В разное время Домом культуры руководили: Нина Михайловна Комарова, Вера Александровна Жданова, Татьяна Балахнина, Ирина Суматохина.

Фольклорный ансамбль Матвеевского Дома культуры на районном празднике “Проводы русской зимы”. Село Парфеньево, 20 марта 1977 г.

Особенно яркими и памятными для матвеевцев стали годы, когда Домом культуры руководила Екатерина Ананий (с 1987 по 1995 г.).

Фольклорный ансамбль Матвеевского Дома культуры в Парфеньеве. 1990-е г. В центре с баяном — Е. Ананий, справа от неё — О. Акулова

Е. Ананий прекрасно владела музыкальными инструментами, обладала замечательными вокальными данными, имела организаторские способности. Екатерина могла солировать почти весь концерт, чередуя музыкальные номера с баяном с песнями под гитару. Её задушевное пение зачаровывало зал, трогало зрителей до глубины души. Матвеевцы благодарно и с восхищением вспоминают её сольные выступления, а также вокальный дуэт Екатерины с Ольгой Акуловой.

Екатерина Ананий и музыкальные коллективы под её руководством были востребованы на сцене районного Дома культуры. Екатерина была постоянной участницей областных и зональных конкурсов художественной самодеятельности, фольклорных ансамблей, так как умела хорошо играть на многих народных инструментах. Кроме женского ансамбля, большую популярность имел созданный Екатериной детский ансамбль ложкарей.

После отъезда Е. Ананий в Кострому Дом культуры осиротел. Поддержать, оживить его деятельность в меру своих сил и способностей пытались Ольга Кострова, Светлана Орлова, Наталья Веселова, Ирина Жданова, Татьяна Мазур и Оксана Вилкова. Трудно организовать художественную самодеятельность без музыкального сопровождения, а аккомпаниатора в ДК не было. Но всё же ДК продолжал свою деятельность: проводились концерты, вечера, молодёжные дискотеки. Появилась традиция праздновать Проводы русской зимы и День села (28-го августа).

Ко Дню села общими усилиями работников ДК, местными талантами и при активном участии отдыхающих в селе горожан, как взрослых, так и молодёжи, ежегодно готовились концерты. Много лет главным инициатором и активнейшим участником концертов являлась замечательная, богато одарённая творческими способностями семья Валерия Рафаиловича и Людмилы Евгеньевны Зерновых. Их семейный дуэт бывал главным украшением концертов. Гитара в руках Валерия Рафаиловича и аккордеон Людмилы Евгеньевны бывали душой всей концертной программы. Под их умелый аккомпанемент могли чудесно проявить свои сценические способности и другие участники концерта. Дети Зерновых, Екатерина и Михаил, владея искусством бального танца, представляли зрителям прекрасные танцевальные номера. Радовала и очаровывала матвеевскую публику своим сценическим мастерством отдыхающая здесь актриса из Санкт-Петербурга Людмила Манонина. Перед концертами в фойе ДК готовились выставки народного творчества и детских рисунков. Здесь можно было увидеть, на что способны умелые руки и творческая фантазия матвеевцев.

Концерты эти добавляли много добра, света и душевного тепла в жизнь людей, сближали и объединяли их, оставаясь надолго в памяти ярким воспоминанием.

Дом культуры являлся замечательным местом, где было что посмотреть и где каждый при желании мог проявить свои способности, прикоснуться к тому высокому и прекрасному, что несёт в себе искусство, творчество: как профессиональное, так и народное, богатое самобытными талантами.

К 2008 г. старое здание ДК пришло в аварийное состояние, не подлежащее ремонту. По той же причине — ветхости здания ДК — на грани закрытия оказалась и располагавшаяся под его крышей те же 50 лет библиотека.

Главным инициатором движения в защиту и сохранение библиотеки выступила Валентина Григорьевна Пушкина, находящаяся на заслуженном отдыхе, посвятившая библиотеке 7 лет. Она, как никто, хорошо знала состояние отслужившего свой срок помещения и понимала критическое положение библиотеки. Валентина Григорьевна собирала в защиту библиотеки подписи читателей под прошением о выделении библиотеке другого подходящего помещения, вела диалог с местной властью. Через два года вопрос наконец-то был решён. Совместными усилиями главы местного поселения В. А. Беловой, главы районной администрации А. Н. Лихачёва, заведующей отделом культуры Е. Н. Смирновой и заведующей библиотечной системой района Е. Н. Мартьяновой был найден выход: под библиотеку была выделена трёхкомнатная квартира в микрогородке, нашли денежные средства на её ремонт и благоустройство.

Заведующей библиотекой Натальей Алексеевной Маровой было вложено много душевных и физических сил, энергии, вкуса в благоустройство помещения. Замечательно, что на её призыв помочь библиотеке в благоустройстве незамедлительно откликнулись местные женщины. Несколько месяцев они, жертвуя своим отдыхом, общением с семьёй, оставляя маленьких детей и домашние дела, вечером, после рабочего дня, проводили ремонт помещения: убирали, мыли, шпатлевали, красили стены, окна, полы и потолки. Благодаря их стараниям библиотека выглядит очень уютно и привлекательно, сберегая в своём светлом облике теплоту чистых женских сердец и благородных рук. Библиотека, сохранённая в столь непростых условиях, служит прекрасным примером того, как много значит в нашей жизни сила объединённых желаний, неравнодушное отношение к происходящему, совместное усилие и активное действие. Это хороший показатель культурного уровня людей, живущих ныне в селе Матвееве.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

History and culture of Kostroma county