Душа, наполненная светом

(О самобытном поэте Иване Григорьеве)

И. П. Григорьев
И. П. Григорьев

И, пожалуй, в целом свете
Под задумчивой луною
Для меня прекрасней нету,
Чем Матвеево родное…

И. Григорьев

Это простое, по-детски искреннее признание принадлежит поэту Ивану Григорьеву — уроженцу села Матвеева, человеку светлой и чистой души. Стихотворение, строки из которого вынесены в эпиграф, посвящено внуку Андрейке. Тема малой родины, воплотившаяся в образе «Матвеева родного», стала лейтмотивом творчества нашего земляка:

Жарким солнцем и ветром овеянный,
Шёл я нынче дорогой прямой
До Матвеева, до Матвеева —
До моей стороны родной.

Большаком — не глухими просёлками
Проходил я намеченный путь.
И берёзы да сосенки с ёлками
Приглашали под тень отдохнуть.

Пели песни серебряным голосом,
И тех песен простые слова
Подпевали поля спелым колосом,
И шумела, им вторя, трава.

С этим хором легко и размеренно,
Словно в детстве, когда-то весной,
Шёл я весело, шёл уверенно
По моей стороне родной.

1963 г.

Родился Иван Павлович в селе Матвееве в 1921 г. Детские и школьные годы его прошли здесь же. Рано были познаны им радости и тяготы крестьянского труда в колхозных работах. Трудился он наравне со взрослыми. Впечатлительное сердце мальчика не могло остаться равнодушным к удивительной красоте родного края, северной природы. Уехав и связав свою судьбу с дальними краями, Григорьев неизменно стремился в Матвеево. И встречи с малой родиной — хотя они случались не часто — всегда одаривали его новыми душевными и физическими силами, творческой энергией и вдохновением.

Творческое наследие И. П. Григорьева составляют не только стихотворения, но и десятки картин и этюдов, запечатлевших красоту здешней природы и незабываемый облик парфеньевских сёл и деревень: Горелец, Полома, Городище и, конечно же, милое и дорогое сердцу Матвеево.

Все его произведения говорят о нерасторжимом слиянии его души с малой родиной. Берега лесной прозрачной речки Вохтомы; необъятная ширь полей; тропинки, поросшие подорожником; бездонное, чистое небо; грустные крики чибисов и восторженные трели жаворонков — всё нашло выражение в его стихах.

Но, тем не менее, нельзя сказать, что в своём творчестве Иван Григорьев целиком ушёл в природу, оторвавшись от житейских забот и проблем своих земляков. В стихах ярко выражена его сопричастность их труду, и сострадание чужому горю, и беспокойство о будущем родных мест. Ему была присуща активная гражданская позиция. Он прожил насыщенную, богатую событиями жизнь. После учёбы ушёл на фронт. Получил ранение, тяжело сказавшееся на его здоровье. Вернулся, отмеченный боевыми наградами.

Знали нас полки и батальоны,
Как порою, жертвуя собой,
Шли мы в наступательных колоннах,
Где гремел суровый смертный бой.

Так писал он позднее о себе и своих современниках. Два его брата — Александр и Николай — не вернулись с фронта.

После войны была суровая офицерская служба в Сибири, потом — ответственная работа на Ярославском полиграфкомбинате — одном из крупнейших предприятий отрасли в стране. Полиграфист, начальник цеха, заместитель секретаря парткома — так складывалась карьера, требовавшая от него всё большей отдачи. Тем не менее, в свободное время Иван Павлович с увлечением писал стихи, занимался живописью.

Творчество было его второй жизнью, душевным призванием.

В стихах отразился весь его жизненный путь:

Я жизнь любил, любил свою отчизну
И в жизни был я труженик — не гость.

Таким красивым и высоким душой прошёл по земле этот человек — наш земляк.

Листопад, листопад…
Я тропой листопада иду.
Сколько их, листопадов,
Написано мне на роду?

Он не дожил до своего 55-го листопада…

Картины и поэтические тетради И. П. Григорьева бережно хранит его дочь Татьяна.

Из поэтической тетради Ивана Григорьева

Дорога

Август. Утро. Околица.
И дорога к посёлку
То мелькнёт, то укроется
За сосной или ёлкой.

На крутом повороте,
Смело заросль раздвинув,
Через бор, вдоль болота
Побежит на плотину.

Там за Вохтомой, в волоках,
Где с жильём ей расстаться,
Станет тропкой геологов
В край лесного богатства…

И уводят дороги
Без числа, без конца,
От родного порога,
От родного крыльца.

1963 г.

 

Прощай, Матвеево, прощай!

Прощай, Матвеево, прощай!
Я снова уезжаю в город
И не вернусь, наверно, скоро
К тебе, родной отцовский край.

Но сердцем я своим навечно
Не позабуду в шуме дней
О детстве, прожитом беспечно;
Родных матвеевских полей…

На Волге, в Ярославле, всюду,
Куда судьба пошлёт меня,
О вас я тоже помнить буду,
Односельчане и друзья.

Отчизны широки просторы,
И ясен путь, и светел путь.
Я завтра уезжаю в город.
Прощай, село! Когда-нибудь

Я в этот край вернусь и смело,
Науку претворяя в жизнь,
Хорошим и полезным делом
Свой вклад внесу в социализм.

 

Я на родине был

Я на родине был, где родился и рос.
Был в правленском саду, возле старых берёз.
И у школы стоял над заросшим прудом,
В самом центре села видел дедовский дом.
В этом доме большом моё детство прошло.
Здесь я рано узнал и обиды, и зло.
Но сомненья мои свой утратили пыл,
Жизнь такую, как есть, горячо полюбил.
И вдали от села, там, где жить мне пришлось,
Я по жизни шагал в полный шаг, в полный рост.
Через двадцать уж лет, край мой, родина-мать,
Приходил я к тебе детство вновь увидать.
Приходил посмотреть на родное село
И забыть навсегда и обиды, и зло.

с. Матвеево,
1958 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

History and culture of Kostroma county