Первые исторические сведения

Село Матвеево:
место расположения и первые исторические сведения

В двадцати двух километрах к северу от районного центра Парфеньева, образуя большой обжитой остров в океане густых лиственных и хвойных лесов, вольготно расположилось старинное село Матвеево. Доходящие сюда отроги Северных увалов образуют здесь слегка холмистую и очень живописную местность, замечательную удивительным сочетанием ближних и дальних ландшафтов.

Русские летописи повествуют о том, что в первом тысячелетии новой эры на территории лесного Заволжья, как и в восточной части междуречья Волги и Оки, обитало финно-угорское племя меря. О том, что люди этого племени обживали эти места, говорит нам сам “язык земли” сохранившийся в названии местных рек: Во́хтома Пе́сома, И́лезем

Начиная с IX века в мерянскую землю двумя потоками — от Новгорода и Смоленска — двигались славянские поселенцы: новгородские и псковские охотники, добывавшие в здешних лесах белку, бобра, выдру и в первую очередь — куницу.

Существует предположение, что и само название села произошло от имени главаря охотничьей артели Матвея, избравшего это место для постоянного проживания. Со временем к стойбищу матвеевских охотников стали прибиваться беглые землепашцы, во времена великой смуты бежавшие на восток.

По архивным исследованиям краеведа Дмитрия Фёдоровича Белорукова, первое упоминание о Матвееве относится к 1620 году. Село существовало на территории бывшей Вохтомской волости, входившей в Чухломскую осаду (уезд). Первоначально административное деление было приурочено к рекам, и Вохтомская волость располагалась по берегам реки Вохтомы. Позже часть Чухломской осады была передана в Парфеньевскую осаду, и Матвеево с окружающими его деревнями вошло в состав Окологородней волости Парфеньевской осады. Самостоятельно Матвеевская волость стала существовать только к XIX веку. В то время она входила в Кологривский уезд. Территорию Матвеевской волости пересекал Старо-Вятский торговый тракт из Архангельска через Чухлому, село Ильинское (Валявкино), в Кологрив и Сибирь.

Матвеевская вотчина и её владельцы

Борис Александрович Репнин

История села связана с историей Матвеевской вотчины князей Репниных, которую получил боярин князь Борис Александрович Репнин за заслуги перед отечеством: он участвовал в освобождении Москвы от поляков; поддержал кандидатуру М. Ф. Романова при становлении его на престол и стал опорой царя в государственном управлении.

Большая советская энциклопедия предоставляет нам о Б. А. Репнине следующие сведения: “Б. А. Репнин (… — 1670), князь, государственный политический военный деятель, боярин с 1639 г. С 1638 г. возглавлял приказы: Иконный, Сыскных дел, Золотой, Серебряной, Оружейной палаты и др. В 1642 г. попал в опалу, был выслан воеводой в Астрахань (до 1646 г.). В 1648 — 49 гг. судья Владимирского Судного, с 1652 г. — Разбойного приказов.

1656 – 59 гг. воевода в Смоленске. В 1658 (1657) гг. в отсутствие царя Алексея Михайловича возглавлял Боярскую думу…”.

Матвеевская вотчина была пожалована Б. А. Репнину М. Ф. Романовым в 1629 году. В ту пору в неё входило 5 деревень: Захарово, Рубцово, Григорово, Городище и Кунаково. До Репниных этими землями долгое время владели костромские бояре Сабуровы, древний род которых происходил из Галича. В Костроме они имели свое подворье. Сабуровы были против избрания на российский престол Михаила Романова, за что и лишились своих угодий.

В переписи 1620 г. Матвеево упоминается как деревня. Но поскольку к 1633 г. здесь уже были построены две деревянные церкви, в честь Рождества Богородицы и в честь апостола Матфея, Матвеево стало называться селом и превратилось в центр Матвеевской вотчины князей Репниных. Здесь располагалось и вотчинное правление. В переписи 1646 г. говорится: ”За боярином, за князем Борисом Александровичем Репниным село что была деревня Матвеево, а в нём двор помещиков, а в нём живут приказчики переменные, да двор попа Михеева, да двор пономаря Серёжки Яковлева, да крестьянские дворы”.

Б. А. Репнин со временем передал вотчину своему сыну Ивану. В переписи 1676 г. можно прочесть: “За князем, за Иваном Борисовым Репниным село Матвеево на речке Вохтоме, а в нем двор вотченников, да двор скотский, а в нём живёт скотник Прошка Мартьянов, а крепок он во крестьянстве по писцовым книгам, да в селе крестьянских дворов три да пять дворов пустых, да к селу деревни Григорово, Рубцово, Захарово, Михалёво, Кунаково, Тихоново, да починки Мичурин, Завражье а в них 91 двор, да 7 дворов бобылей, да 17 дворов нищих”.

Никита Иванович Репнин

От Ивана Борисовича село перешло во владение Никите (или Аниките) Ивановичу Репнину (1668 — 1726), князю, военачальнику, генерал-фельдмаршалу (1725 г.), с юношеских лет состоявшему при Петре I. В 1685 г. он поручик потешной роты. Н. И. Репнин — участник Азовских походов 1695-96 гг., с 1696 г. — генерал-майор. В начале Северной войны он командовал дивизией, участвовал во взятии Нотебурга и Нарвы. В Полтавском сражении 1709 г. командовал центром русской армии. В 1709 -10 гг. руководил осадой и взятием Риги. В 1712-13 и в 1715-16 гг. командовал войсками в Померании. В 1712 г. Никита Иванович — генерал-губернатор Лифляндии, с 1724 по 1725 гг. — президент Военной коллегии.

После смерти Петра I А. И. Репнин выступил за провозглашение Екатерины I императрицей, но вскоре был удалён А. Д. Меншиковым в Ригу.

При Никите Ивановиче матвеевские плотники участвовали в построении дворца в Петербурге, конюшни в вотчине Репниных на Орловщине, при нём же построили тёплую церковь в Матвееве. Он начал поощрять отходничество своих крестьян в города на заработки. Во время владения волостью Никиты Репнина и появилось у здешних жителей прозвище агафоны-рябинники.

История эта рассказана в рукописной повести уроженки Матвеева А. А. Избековой “Агафоны-рябинники”. Рукопись повествует, что барин — большой любитель орловских рысаков, задумав построить конюшню в своём Богородицком имении, на Орловщине, приказал своему управляющему прислать ему из Матвеевской вотчины лучших плотников, о мастерстве которых был наслышан. Была собрана дюжина умельцев из Матвеева и окрестных деревень. Старшим в артели был Агафон. Плотники полакомились виноградом, растущим в барской теплице, приняв его за рябину. А когда разгневанный барин призвал их к ответу, условились говорить одно и то же. Так каждый из плотников на вопрос “Как тебя зовут?” отвечал: “Агафон”. И когда барин спрашивал: ”Что ел?”, — каждый говорил: “Рябину!” Так и обругал он в сердцах всех плотников агафонами-рябинниками. Но наказывать не стал, подивившись их смекалке да взаимной поруке. А за плотниками так и закрепилось это прозвище, привезённое ими домой и постепенно перешедшее на всех местных жителей.

В Москву, где Репнины имели дворец, из Матвеевской вотчины везли пушнину, мёд, мясо, зерно.

Пётр Иванович Репнин

После смерти Никиты Ивановича Матвеевской вотчиной владели братья Репнины: Пётр Иванович и Сергей Иванович.

Пётр Иванович Репнин — генерал-аншеф, обер-шталмейстер царского двора; владелец Липецких железных заводов, на которых в 1754 году произошёл бунт рабочих. Репнин, запутавшись в своих финансовых делах, наделал много долгов и просил Екатерину II списать эти долги. Но императрица передала это дело в Сенат, который решил за неуплату долгов отобрать у Репнина ряд имений, в том числе и Матвеевскую вотчину. И в 1768 г. часть Матвеевской вотчины: 25 деревень с 700 душами мужского населения в них — перешло в дворцовый приказ, и крестьяне стали называться “коронными” (государственными). Князь П. И. Репнин часть долгов уплатил, и Матвеевскую вотчину ему вернули, “как жалованную дедову”.

Другая же часть вотчины, принадлежавшая Сергею Ивановичу, после смерти его (оба брата были бездетны) перешла к двоюродному брату Николаю Васильевичу Репнину — фельдмаршалу, прославившемуся в войне России с Турцией, чей портрет вошёл в изданный великим князем Николаем Михайловичем альбом “Русские портреты XVII — XIX веков”. В Русском музее сохранился портрет его младшей дочери — фрейлины императорского двора Прасковьи Николаевны, в замужестве Голицыной.

Николай Васильевич Репнин

Николай Васильевич Репнин (1734 — 1801) — князь, военачальник и дипломат, генерал-фельдмаршал (1796), начинал свою военную карьеру с прапорщика в 1749 г. Участвовал в Семилетней войне 1756 — 63 гг.

В 1762 — 63 гг. был послом в Пруссии, а с 1763 по 1769 г. — в Польше, где активно вмешивался во внутренние дела государства и добился заключения Варшавского договора 1768 года. Во время Русско-Турецкой войны 1768 – 74 гг. Н. В. Репнин командовал дивизией в сражениях при Ларге, Кагуле, участвовал в разработке условий Кючук — Кайнорджийского мира 1774 г. В 1774 — 75 гг. был послом в Турции. При его посредничестве был заключён Тешенский мир 1779 г. между Австрией и Пруссией.

Во время Русско-Турецкой войны 1787 — 1791 гг. командовал дивизией и успешно исполнял обязанности главнокомандующего во время отсутствия Г. А. Потёмкина. После победы при Мачинах Репнин вынудил турок подписать в Галаце предварительные условия мира, ставшие основой Ясского мирного договора 1791 г.

В 70 — 90 гг. ХVIII в. Н. В. Репнин — генерал-губернатор различных губерний. После неудачной дипломатической миссии в Пруссию и Австрию в 1798 г., с целью создания антифранцузской коалиции, был уволен в отставку.

В “Экономическом описании Кологривского уезда” 1790 г. значится: “Село Матвеево с деревнями Григорово, Сазоново, Дедово, Чихачёво, Завражье, Хвостилово, Артёмово с починками Костылёво, Родино, Левино, Горелец, Михалёво, Мичурино, Зяблецово, Савин, Абросимов, Митин, Фёдоровский принадлежит Н. В. Репнину. Всего 640 дворов и людей в них 1597 человек мужского пола и 1970 человек женского. В селе церкви Рождества Богородицы и апостола Матвея деревянные, да дом господский деревянный, земли в вотчине 33000 десятин, из них под строением 210 десятин, под пашней 8 174 десятин, под сенокосом 1 856 десятин, и под лесом 23 269 десятин”.

В Матвееве у Репниных была своя винокурня, где имелись два медных куба, в которых выкуривалось 320 вёдер водки в год. В деревнях было развито приготовление солода, который шёл на продажу и на приготовление пива и браги.

Основным занятием крестьян Матвеевской вотчины было землепашество. Сеяли здесь главным образом рожь, овёс, ячмень, лён и в небольшом количестве — пшеницу. Из овощей выращивали лишь картофель, лук, брюкву. Занимались также животноводством, бортничеством, ремёслами. Особым кормильцем для них был, конечно же, лес. Помимо охотничьей добычи, грибов, ягод, дров для обогрева жилища он давал и сырьё для ремесла.

Хозяйство в то время было натуральное, крестьянам приходилось самим обеспечивать себя всем: ткали дома полотно для белья, грубошёрстные ткани — для одежды; шубы и тулупы выделывали из овчины; снабжая себя обувью, плели лапти из коры липы и берёзовые ступни; валенки катали из шерсти; сапоги — из местного кожсырья; делали посуду из дерева и из глины; сами же изготовляли для себя хозяйственный инвентарь: сохи, бороны, вилы, грабли, телеги, сани, упряжь и пр. На сельских ярмарках можно было купить всё, начиная с корзин и коробов и кончая санями. Самая большая и богатая ярмарка проходила в селе в сентябре, в канун престольного праздника Рождества Пресвятой Богородицы.

Поскольку ни суглинистые почвы матвеевской округи, ни довольно-таки суровые особенности северного климата не способствовали большим урожаям в хлебопашестве, матвеевцам приходилось искать заработки на стороне, т. е. заниматься отхожим промыслом, в основном это было плотникое дело. Отходничество здесь было развито исстари, и владельцы вотчины Репнины его поощряли, так как отходники платили оброк деньгами, даже вместо своих рекрутов покупали рекрутов на стороне, чтобы сохранить своих мужиков-отходников. Матвеевские плотники участвовали в строительстве Нижнего Новгорода, Царского Села, Александрова, Петербурга.

Н. В. Репнин по причине своей военной и дипломатической занятости не мог уделять должного внимания Матвеевской вотчине. Все дела здесь решали приказчики. С крестьян увеличивался оброк. Селяне, дабы свести концы с концами в своих хозяйствах и расплатиться с барином, всё чаще уходили на заработки в города.

Всё больше тяжесть крестьянской работы ложилась на плечи женщин.

Волконские-Репнины

Николай Васильевич Репнин отдал Матвеевскую вотчину дочери своей Александре Николаевне, вышедшей замуж за князя Г. С. Волконского. За значительные заслуги перед отечеством князей Репниных царь решил сохранить эту фамилию, и к фамилии “Волконский” было прибавлено “Репнин”. Эта чета Волконских-Репниных явилась родителями декабриста С. Г. Волконского. После смерти Г. С. Волконского в 1824 г. вотчина перешла во владения к его сыну Николаю Григорьевичу Волконскому, а после кончины Николая вотчиной завладела его жена Варвара Алексеевна Разумовская. Варвара Алексеевна отдала вотчину в приданое дочери Елизавете Николаевне, вышедшей замуж за П. И. Кривцова (брата декабриста С. И. Кривцова).

Вторая часть вотчины, что располагалась за рекой Вохтомой и состояла из 117 душ, отошла в приданое другой дочери Варвары Алексеевны — Прасковье Николаевне, вышедшей замуж за Голицына.

Матвеевцы уже давно соединили две части вотчины Барским мостом. Во владения Волконских вместе с Матвеевом вошли деревни Захарово, Рубцово, Городище, Кунаково, половина Бабкина (вторая была у Раевской), Зайцево, Григорово. Дарья Репнина вышла замуж за Коленберха.

Несколько деревень у Репниных купил чухломский помещик А. И. Шипов — прокурор в Петербурге. Впоследствии он их отдал в приданое дочери, вышедшей замуж за предводителя Костромского дворянства С. Ф. Купреянова.

Пётр Михайлович Волконский

К середине ХVIII века Матвеевская волость почти вся находилась во владение Петра Михайловича Волконского.

П. М. Волконский (1776 — 1852) — светлейший князь, сановник, член Государственного совета (1821), генерал-фельдмаршал (1843), участник Отечественной войны 1812 г. Был генерал-квартирмейстером армии в 1810 — 1812 гг., являлся основателем Петербургского военного училища колонновожатых. В 1813 — 1814 гг. Волконский состоял в должности начальника Главного штаба Александра I; с 1813 по 1823 гг. возглавлял военное управление, был участником Венского конгресса 1814 — 1815 гг.

Алексей Петрович Репнин (Волконский)

После кончины Петра Михайловича во владение вотчиной вступил Алексей Петрович. К этому времени род Репниных обеднел. Дворец, принадлежащий Репниным на Фонтанке, пришлось продать и поселиться в Москве на Остоженке. Для Репниных, всегда кичившихся своим богатством и родовитостью, это явилось страшной бедой. Бедность отрезала их от большого света.

Тяжёлым ударом было то, что относиться к ним стали как к инородцам, министры обращались через третье лицо, коллеги “заболевали”, когда нужно было ехать к Репниным. Алексей Петрович старался соблюдать все нормы света, несмотря на неоплаченные векселя, задолженность ростовщикам, заложенное в ломбарды серебро, но положение усугублялось.

Немалый урон финансовым делам нанесло и то, что в их Матвеевской вотчине случился пожар. Село горело не раз. А в 1849 г. Матвеево сгорело полностью. Сгорели и 10 только что отстроенных, новых домов. Нужно было отстраивать село заново.

В расстроенных чувствах Алексей Петрович всё чаще открывал шкатулку чёрного дерева, привезённую из турецкого похода. В ней хранились 7 листов с родословной Репниных. С гордостью говорил он сыну Николаю, что род их древнее рода Ивана Калиты, что их предков хоронили на Красном холме, рядом с собором, где погребали царей. Вспоминал он домовую церковь, спектакли, фамильное серебро, собиравшееся 30 лет; дворцы в Москве и Петербурге (рядом с Зимним дворцом); свою мастерскую и огромную библиотеку со старинными учёными книгами. “Ты должен вернуть былую славу Репниных. Для этого у тебя есть всё: ум обаяние, умение видеть людей, находить ключи к их сердцам, образование. Репнины всегда служили России, её величию”.

Николай всё же стал дипломатом. Но — без заграничной практики, без знания живого языка. Поехал в Англию, взяв меха, водку, столовое серебро, словари. Пришлось даже продать часть старинных икон, так нужны были деньги. А перед глазами возникал дворец деда: Зелёный зал, Банкетный зал, салон, зеркала в золотых рамах, мрамор камина, шкафы красного дерева, кабинет, библиотека, галерея предков… И всё глубже и мучительнее терзало сердце тоскливое чувство: не вернуть былую славу Репниных.

Те же думы печалили и его брата Илью в Черногории.

А Матвеево жило своей нелёгкой жизнью. Крестьяне решали свои бытовые проблемы, строились, женились, рожали детей, крестили их в своей церкви, учили при ней, отпевали усопших близких.

Ко времени владения вотчиной Алексея Петровича относится замечательное описание взаимоотношений матвеевских жителей, образа и особенностей их верования, отражающее их духовно-нравственное состояние и отношение к церковным установлениям, данное в “Характеристике прихожан Рождества-Богородицкой церкви села Матвеева” [*]: ”…Прихожане церкви усердны, в храм ходят в воскресные и праздничные дни в значительном числе, во время богослужения стоят благоговейно, с охотою слушают произносимые поучения. В нарочитые дни общественных Богомолебствий, назначаемых во время засухи, безветрия, моровой язвы и т. п., из домов собираются всем семейством в церковь и усердно, с коленопреклонением молятся Господу о ниспослании милости…

Вообще, прихожане отличаются кротостью, беспрекословным послушанием властям, почтением к старшим и повиновением родителям. Непослушные дети изгоняются родителями, не получая ничего из общего хозяйства, и никогда не смеют обижаться на них. Такие поступки отцов по отношению к детям заставляют последних всегда быть почтительными к ним…

Многие, особенно престарелые прихожане, приходят во все четыре поста к исповеди или причастию. Многие вдовы и старухи отказываются на всю жизнь от употребления мяса и рыбной пищи, хмельных напитков, соблюдают посты по понедельникам, добровольно принимают обеты, состоящие в хождении в далёкие места для поклонения Святым мощам или особенно чтимым Святыням Христианским…

Господствующий порок между прихожанами мужского пола сквернословие… Между женщинами особенно развиты предрассудки. Верят всяким наговорам, колдунам (известно, пройдохи пользуются безнаказанно глупостью ближнего), от которых берут какие-то списки, списки эти опускают в ключевую воду и водой этой обливают маленьких своих детей.

На кресты навязывают чеснок, змиевы головы в надежде, что талисманы предохраняют от порчи и дурного глаза. Верят в чертей — домовых, леших, водяных. В великий Четверг выкликают коров в трубу, чтобы летом ходили домой. Маленьких ребят посылают до солнышка в лес, чтобы куры несли больше яиц…

Вообще, прихожане наши имеют один к другому большое сочувствие, хотя особенных подвигов человеколюбия между ними не заметно.

Во время неурожайных годов достаточные снабжают бедняков зерновым хлебом без всяких процентов, ожидая уплаты по году, по два и более. Погоревшим… привозят безвозмездно лес на стройку по бревну и по два, не требуя за это никакого угощения… Летом маломощным помогают в напольных работах, а зимой, когда иной хозяин вздумает перевезти свою избу или двор — подвозят по просьбе его безвозмездно брёвна с места, где они заготовлены, хотя они и находились от селения в верстах семи, осьми и более. Для умерших безвозмездно приготовляют гроб, роют могилы, хотя бы это случилось в самую дорогую для работы пору. Нищие, ходящие здесь из разных приходов, получают всегда посильное подаяние… Особенным сочувствием пользуются калики перехожие, распевающие песни из Священных книг, Четь-Миней и других апокрифов”.

После отмены крепостного права в 1861 г. положение крестьян-бедняков, которые, естественно, составляли большую часть селян, не улучшилось, а владельцы Матвеева Репнины и совсем мало стали уделять внимания своей вотчине, хотя большие угодья земли и леса принадлежали им.

Матвеевские крестьяне не могли обеспечить зерном даже себя. Всё больше зерна, круп, муки стало завозиться из Нижнего Новгорода, Чебоксар, Западной Сибири…

Торговля и отходничество ещё при крепостном праве позволили некоторым предприимчивым матвеевцам быстро выкупить личную свободу и надел земли, открыть свои лавки, трактиры, мастерские, мельницы на реке. Например: А. П. Тараканов имел дегтярный завод, И. И. Крылов — две мельницы, И. И. Смирнов — бакалейную лавку…

Существует письменное свидетельство местного народного стихотворца-бытописателя Н. К. Малютина, характеризующее развитое предпринимательство в селе:

…На сто дворов здесь три трактира:
Один — с подачею вина;
Одна казённая квартира —
Арестный дом. За ним видна
Больница, школа и правленье.
Но этот перечень не весь, —
Ещё там было заведенье…
“На вынос” продавали здесь.
Тогда оно открылось только
И называлось “монополька”.
Две-три лавчонки бакалейных…

С большим размахом в селе дважды в год, в большие праздники, обычно на Крещенье (19 января) и на Рождество Богородицы (21 сентября), проводились ярмарки, и сами праздники справлялись по-русски щедро, от души.

В платёжной книге за 1891 г. можно осведомиться, какие платежи приходилось исполнять матвеевским крестьянам: государственный поземельный налог, выкупные платежи, губернские и уездные земские сборы, сборы на мирские волостные расходы, на сельские расходы, страховой сбор, на содержание училищ.

Совсем бедных к началу ХХ в. насчитывалось 29 хозяйств.

После смерти А. П. Репнина вотчина перешла к его сыну Николаю. Николай Петрович, занявшись дипломатической карьерой, никакого внимания своим владениям не уделял.

Отходники, будучи в городах свидетелями, а иногда и участниками революционных событий 1905 — 1907 гг., приезжая домой, везли с собой листовки, революционные книги, рассказывали о забастовках и о самой революции, о казни братьев Цветковых в Нижнем Новгороде.

Сведения 1907 г. по Кологривскому уезду говорят о том, что в селе Матвееве в это время существовало 129 домов, в которых, по переписи 1897 г., проживало 598 человек. Из них 280 душ мужского пола и 318 — женского. В селе действовали 3 кирпичных завода и 3 водяные мельницы; имелась школа, базар, ярмарка и почтовая станция.

Во всей Матвеевской волости насчитывалось 43 населённых пункта, 2 из которых имели статус сёл (Матвеево и Ильинское), остальные значились деревнями и починками. Преобладающим промыслом по волости названо плотницкое дело. В состав Матвеевской волости по статистическим данным за 1907 г. входили деревни, сёла и починки: Абросимов (Болотово), Артемьевский, Бабкино, Бакино, Бахарево, Бабарыкино, кордон Герасимов, Городище, Григорово, Горелец, Далевский (Кошкино), Дедово (Мартьяново), Ермахино, Желнино, Зайцево, Захарово, Зяблецово, Ивановское, Ильинское, Костылёво, Кунаково, Кузьминский, Матвеево, Меледино, Митькино, Мичурино (Максимово), Никанцево (Михалево), Оськино, Орешково, Полома, Полушкино, Потупово, Потаповский, Рябцово, Семёнов (Полома), Сергеево, Сидоров, Созонов (Горюшкино), Телегино, Федоров (Заровняйский), Фомин (Валов).

В 1911 г. в селе был поставлен памятник Государю Александру II. В честь этого события состоялся митинг с участием множества народа.

Митинг в селе Матвееве в честь открытия памятника Императору Александру II. Фото 1911 г.

В 1914 г. началось строительство нового здания для земской больницы, действующей с 1910 года, и здания училища. Договор об этом строительстве с Кологривской земской управой заключила плотницкая артель Александра Илларионовича Ластикова из 29 человек.

В 1917 г. большевики, пришедшие к власти, лишили Репниных вотчины. О бывших владельцах села князьях Репниных напоминают нам и поныне старые липы в саду у ветхого здания больницы, построенного в 1914 г. на территории барской усадьбы. Это остатки липовых аллей парка, окружавшего большой княжеский дом. Сам дом Репниных сгорел в 1921 г., когда в нём уже размещалось волостное правление. На его месте в 1923 г. было построено двухэтажное здание, в последующие годы отданное школе. Из-за некоторой удалённости от основных школьных зданий называли его “камчатка”.

Вблизи бывшего парка ещё существует пруд, за которым прочно закрепилось, сохранившись и до нынешних дней, название “Баринов”.

_____________________________

[*] Отчёты священноццерковнослужителей Рождества-Богородицкой церкви с. Матвеева, представленные в Костромскую епархию за 1864 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

History and culture of Kostroma county