Нерехта

Нерехта дооктябрьская
Из далекого прошлого

На реке Нерехте
На реке Нерехте

В далекие времена на речке Нерехте, в 40 километрах от Костромы возникло селение Нерехта. Тогда на территории, ныне занимаемой Костромской областью, жил народ из племени меря. Слово Нерехта «а языке мерян означало «река в низкой, болотистой местности».

Плодородные земли привлекали сюда славянское земледельческое население. Советский историк П. Н. Третьяков в своей работе «Восточно-славянские племена» отмечает, что начало колонизации мерянской земли славянами относится к первой половине XI века.

Первые письменные упоминания о Нерехте относятся к XIII веку. В «Летописце» Переславль-Суздальского монастыря в записях за 1214 год говорится: «того жь лета пак зача Костентин рать: отъя у Георгия Соль Великую, а у Ярослава отъя Нерехть».

Начало XIII века ознаменовалось ожесточенной междоусобной борьбой ростово-суздальских князей, сыновей великого владимирского князя Всеволода Большое Гнездо. Один из них — Константин в борьбе с братьями присоединил к своим владениям нерехтскую землю.

Впоследствии Нерехта стала собственностью московских князей. В 1389 году Нерехтская волость принадлежала княгине Евдокии, жене Дмитрия Донского, которая потом отдала ее Троице-Сергиеву монастырю.

В конце XIV — начале XV века в Нерехте начинает развиваться солеварение. Первое упоминание в летописях об этом относится к 1423 году.

Соль добывали из подземных вод по берегам реки Солоницы, о чем говорит само название реки. Для добычи соли рыли колодцы. Два колодца находились в самой Нерехте вблизи гостиного двора. Соляный раствор кипятили в варницах — небольших деревянных помещениях квадратной формы. Вода испарялась, а соль оседала на дне котла.

Ежегодно на нерехтских варницах вырабатывали тысячи пудов соли. В начале зимы из Нерехты в Москву отправлялись десятки обозов, груженных солью.

В 1504 году великий московский князь Иван III завещал Нерехту своему сыну Василию, а в 1572 году царь Иван IV отдал ее своему сыну Федору.

Из справочных писцовых книг, составленных Василием Вельяминовым и Пантелеем Усовым в 1596 и 1597 годах, видно, что Нерехта к тому времени стала крупным селением, насчитывавшим свыше 300 домов, 100 лавок и лавочных мест, 25 варниц, собор и 7 церквей. Троице-Сергиев монастырь, имевший в Нерехте варницы, построил здесь целую слободу, в которой селились монастырские крестьяне и иногородние люди. В 1627 году в слободе проживало до четверти населения города.

Монастырские крестьяне подвергались жестокой эксплуатации. Половину земель они возделывали на монастыри и перевозили туда хлеб на своих лошадях по первому санному пути.

Немалые притеснения пришлось претерпеть нерехтчанам и от польских интервентов во времена так называемой смуты на Руси. После захвата Ярославля отряды интервентов направились на завоевание других городов Верхнего Поволжья, грабя и разоряя по пути села и деревни. Большой отряд шляхтичей BQ главе со Стравинским двинулся правым берегом Волги к Костроме. Навстречу ему вышел наскоро собранный семитысячный отряд нерехтчан, посадских людей из Больших Солей и крестьян окрестных деревень. Недалеко от Нерехты у Больших Солей произошло жаркое сражение, но силы оказались не равными, и нерехтчане были разгромлены.

В июне 1609 года паны разграбили и сожгли Нерехту, убили многих жителей. После этого Нерехта долго не могла оправиться. Даже через 12 лет в ней насчитывалось 228 пустых дворовых мест — 2/з всех дворов — и 36 пустых лавок. Прекратили существование 23 варницы — добыча соли резко сократилась.

К тому же на соляной промысел в Нерехте сильно повлияла конкуренция соляной промышленности районов Нижнего Поволжья, вошедших в состав Русского государства в XVI веке. Солеварение в районе города становится невыгодным, «Нерехта теряет свое былое значение крупного поставщика соли для Москвы. В 1627 году прекратили существование последние варницы.

Кроме солеварения, в Нерехте развивались портновское, скатертное и другие ремесла. В документах, отнооящихся к XIV веку, среди местных жителей упоминаются бортники и бобровники.

К середине XVII века город начал восстанавливаться, в нем строятся новые дома и лавки. В 1654 году в Нерехте создается таможня, что свидетельствует о росте торговли.

Все строения в городе, за исключением некоторых церквей, были деревянные и стояли близко друг к другу, поэтому часто происходили опустошительные пожары. Особенно сильный был пожар 9 мая 1702 года, во время которого сгорела почти вся Нерехта.

Нерехта в XVIII веке

Восемнадцатый век ознаменовался для Нерехты подъемом промышленного производства. Наличие полезных ископаемых — серных руд, хороших глин — и выращивание льна способствовали дальнейшему росту ремесла.

В начале XVIII века вблизи города создается серный и квасцовый завод, принадлежащий ярославским купцам Шаханину, Серебряникову, Пономареву, Бахтеарову и Луховитину. В середине XVIII века в городе развивается иконописное, портновское, сапожное, кузнечное, серебряное кустарное производство. В районе Нерехты получили развитие гончарный, бочарный и колесный промыслы. К концу века насчитывалось уже до 89 наименований кустарных промыслов.

Во второй половине XVIII века был бур ный рост полотняного производства в крестьянских хозяйствах. Нерехтские купцы вывозили крестьянские льняные полотна далеко за пределы Костромской губернии: в 1764 году Лука Климов, Федор Игнатьев, Григорий Князев торговали на Украине.

Нерехтское купечество богатеет. В царствование Елизаветы Петровны купец М. Я. Лапшин-Грязновский был произведен в директора императорского двора. В 1781 году к купеческому сословию в Нерехте относилось 690 мужских душ.

В 1761 году Лапшин-Грязновский вместе с Пастуховым открыл в Нерехте полотняную мануфактуру, для которой построил двухэтажный каменный корпус Производство здесь было ручное. В 1767 году на предприятии насчитывалось до 110 станков и 299 рабочих. Все рабочие были вольнонаемные — мещане, разночинцы и частично оброчные крестьяне, отпущенные помещиками в город на заработки.

Через 17 лет купец Осип Семенович Суворов построил в Нерехте несколько деревянных корпусов для полотняной мануфактуры, в которых установил 21 станок.

В 1799 году в Нерехте открывается третья полотняная мануфактура, принадлежащая костромскому купцу Стригалеву и нерехтскому купцу Брюханову.

Мануфактуры в Нерехте были ткацкие. Льняную пряжу для них купцы закупали у местных крестьян и продавали владельцам предприятий. Нерехтские купцы перепродавали пряжу также и в другие уезды Костромской губернии.

В отличие от крестьянского домашнего ткачества, изготовлявшего простую толстую ткань холст, на мануфактурах делали более плотные, тонкие и широкие льняные ткани — фламское полотно, равендук и коломенок. Они продавались не только в Нерехте, но и в Костроме, Ярославле, Петербурге и за границей, главным образом в Англии.

Город рос и превратился в один из центров полотняного мануфактурного производства.

В 1778 году Нерехта становится уездным городом Костромской губернии. Городу присваивается герб, изображающий двух улиток на голубом поле.

В ночь с 14 на 15 июля 1785 года в Нерехте случился большой пожар. Сгорела значительная часть города. После пожара был составлен план застройки. Если до пожара в Нерехте было, кроме церквей, только два каменных здания, то с 1802 по 1820 год построено более 30 одно- и двухэтажных каменных жилых домов и много каменных торговых палаток. По проекту костромского архитектора Воротилова строится церковь Преображения, колокольня которой с пилястрами и округлыми окошками по углам представляет значительное архитектурное творение. Еще раньше, около 1772 года, под руководством Воротилова была построена колокольня Благовещенской церкви, являющаяся одним из образцов русского народного зодчества.

…В конце XVIII — начале XIX веков возникают полотняные мануфактуры и в уезде. В селе Писцове было основано 10 ткацких заведений. В городе Плесе, причисленном к уезду в 1797 году, открылись 3 полотняных предприятия.

Из других производств в уезде развивалось суконное, основанное на ручном труде крепостных крестьян. В конце XVIII — начале XIX веков в селе Шухомошь была построена суконная мануфактура князя Барятинского. Около 1817 года полковник Одинцов построил в своей усадьбе Сокольникове, близ Нерехты, суконное предприятие, на котором работали крепостные крестьяне.

Условия труда на капиталистических мануфактурах были чрезвычайно тяжелыми. Согласно «Работным регулам», изданным правительством в 1741 году, рабочий день начинался в 4 часа утра и длился с обеденным перерывом до 8 часов вечера. Месячный заработок в среднем был не более 5 рублей, а за женский и детский труд фабриканты платили и того меньше. За опоздание рабочих штрафовали и били батогами. Штрафы взыскивали по всякому поводу: за игру в деньги, за пение на улице и т. д. Еще более строгие наказания следовали за непослушание — вплоть до высылки на каторжные работы.

Еще хуже жили крестьяне, работавшие на крепостных мануфактурах. На суконкой мануфактуре князя Барятинского ежедневно на работу обязывали являться половину жителей сел Шухомошь, Середа и деревни Попадьино в возрасте до 70 лет, значит, делами в своих хозяйствах могла заниматься в это время только вторая половина крестьян. А дети с восьмилетнего до двенадцатилетнего возраста были заняты на производстве ежедневно без смены.

Приказчики ввели систему «брат за брата», то есть вместо заболевшего требовали дать другого работника. Многие крестьяне поэтому работали на мануфактуре не по 3 дня, а по 5 и даже 6 дней в неделю. Они не успевали обрабатывать свою землю и, чтобы не умереть с голоду, собирали милостыню.

Доведенные до отчаяния, крестьяне стали оказывать сопротивление администрации, не выполняли дневных заданий. 5 июня 1813 года на мануфактуре началось волнение.

Для выяснения причин волнения костромской губернатор направил в Шухомошь исправника Линева и поручил ему «удержать крестьян от всяких противозаконных беспорядков и привести их к должному послушанию перед начальником, над ними определенным».

Впоследствии крестьяне подожгли мануфактуру, чтобы избавиться от работы на ней.

* * *

В XVIII веке из среды нерехтчан вышел талантливый изобретатель по имени Крякутный, впоследствии переехавший в Рязань. Он создал летательный аппарат — воздушный шар и поднялся на нем в воздух. Современник Крякутного С. М. Боголепов, служивший вместе с ним в Рязанской воеводской канцелярии, писал; «1731 года в Рязани при воеводе подьячий нерехтец Крякутный фурвин сделал, как мяч большой надул дымом поганым и вонючим, от него сделал петлю, сел в нее и нечистая сила подняла его выше березы и после ударила его о колокольню, но он уцепился за веревку, чем звонят, и остался жив. Его выгнали из города, он ушел в Москву».

Французы братья Монгольфье, считавшиеся первыми изобретателями воздушного шара, только спустя 52 года после полета Крякутного построили свой шар и поднялись на нем в воздух.

В 1960 году благодарные земляки и потомки Крякутного воздвигнули в городском парке в честь его подвига памятник. На гранитном обелиске высечены слова:

г. Нерехта — родина первого русского воздухоплавателя Крякутного, который в 1731 году впервые в мире поднялся в воздух на воздушном шаре.

 

НЕРЕХТА В XIX СТОЛЕТИИ

В первой половине XIX века полотняное льняное ткачество в мануфактурах переживает упадок. Одной из причин упадка был рост за границей, а затем и в нашей стране хлопчатобумажного фабричного производства, изготовлявшего более дешевые ткани. Хлопчатобумажные фабрики возникли и в Нерехтском уезде, например в с. Писцове (1798 г.) и в с. Киселеве (1826 г.).

Возрождение льняного производства могло быть только на механизированных предприятиях, где себестоимость тканей была низкая. В середине XIX века стали возникать льняные фабрики. В 1841 году Брюханов сначала в своем доме в Нерехте наладил производство парусины из льняных ниток, затем приспособил под фабрику здание пивоварни, я через два года у него имелось уже 60 механических станков.

В 1848 году купец Сыромятников основал в Нерехте полотняную фабрику, на которой ткали парусину, канифас, коломенок и другие льняные ткани из пряжи, приобретавшейся у крестьян Нерехтского уезда. Через два года произошло объединение фабрик Сыромятникова и наследника Брюханова Дьяконова под названием «Мануфактура нерехтских второй гильдии купцов Сыромятникова и Дьяконова».

Объединенное предприятие помещалось в 30 отдельных каменных и деревянных строениях, в них было установлено два паровых котла, 130 механических ткацких станков, в том числе 100 жаккардовых. Большинство машин и станков приводилось в действие лошадьми. В 1857 году Дьяконов и Сыромятников для обеспечения ткацкой фабрики собственной пряжей открывают в Нерехте механическую льнопрядильню на 3000 веретен.

Предприятие Дьяконова и Сыромятникова занимало первое место в Нерехтском уезде по числу рабочих: на ткацкой фабрике работали 423 человека, в прядильной — 460. Продукцию сбывали в Петербурге, Москве, на Нижегородской, Ирбитской и Малороссийской ярмарках.

В 1854 году, в трех верстах от Нерехты, на реке Солонице купец Крейцер открыл льноприготовительную фабрику. Льнотрепальная и льночесальная машины приводились в движение водяным двигателем; триста рабочих обрабатывали свыше 70 000 пудов льна в год, вся готовая продукция отправлялась в Петербург и за границу.

Рост льняной промышленности, возникновение механических льнопрядилен способствовали развитию льноводства в Нерехтском уезде. На базарах в Нерехте льноволокна закупалось до 100 тысяч пудов в год.

* * *

В XIX веке Нерехта продолжает строиться. В 1836 году на берегу реки Нерехты горожане разбили общественный сад, а в следующем году были построены торговые ряды.

Однако Нерехта, как и прежде, была городом церквей и кабаков. В середине XIX века в ней насчитывалось пять трактиров, а к концу его—семь, столько же было и церквей. Вместе с тем, на 5,5 тысячи населения в городе был только один клуб — для дворян.

В 1791 году в Нерехте открывается первая школа — Малое народное училище, реорганизованное в 1805 году в уездное двухлетнее. В уставе народных училищ говорилось, что это — «учреждения, в коих обучается юношество на природном языке чтению, письму, первоначальным основаниям христианского закона и добронравию». Четыре года в Нерехте существовало духовное училище для детей служителей церкви. Обучение в уездном училище было платное.

В апреле 1838 года в Нерехте открылось училище для дочерей дворян и чиновников.

Механическое производство требовало грамотных работников, и фабриканты проводят некоторую просветительную работу, стремясь дать рабочим элементарные знания. На средства, пожертвованные фабрикантами, 11 декабря 1860 года в городе открылась первая воскресная школа «взрослых людей мужского пола всякого сословия, но преимущественно для рабочего и ремесленного класса» [1].

В 1878 году Нерехтское уездное училище преобразуется в городское училище. В начале XX века открывается гимназия. Но учение было доступно только зажиточным слоям населения. Вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции большинство жителей оставалось неграмотным.

На рост города и его экономики положительное влияние оказало развитие железнодорожного транспорта. В 80-х годах XIX века Нерехта соединяется железной дорогой с Ярославлем и Костромой


[1] Костромские губернские ведомости, № 3, 21 января 1861 г.

* * *

В XIX веке нерехтчанин Всеволод Иванович Всеволодов (1790—1863 гг.) явился основателем русской ветеринарии. В 1816 году по окончании Петербургской медико-хирургической академии он получил звание ветеринарного лекаря и был оставлен работать в академии.

С 1822 по 1830 год служил губернским инспектором Псковской врачебной управы, в Пскове встретился с А. С, Пушкиным. В 30—40 годах XIX века Всеволодов исполнял должность ординарного профессора зоотомии, сравнительной физиологии и эпизоотических болезней в медико-хирургической академии и преподавал в Школе земледелия и горно-заводских наук.

Труды Всеволодова — «Наружный осмотр (экстерьер) домашних животных», «Курс скотоводства» и «Опыт учения о повальных болезнях между домашними животными» — легли в основу русской ветеринарии, В 1836 году Всеволодов написал научный трактат «О причинах и предотвращении смертности детей в первые годы жизни», за который ему была присуждена золотая медаль.

За заслуги в области развития ветеринарии Всеволодов был избран действительным членом и заслуженным профессором медико-хирургической академии.

Он имел звание доктора медицины и хирургии.

Помимо преподавательской работы Всеволодов проводил большую практическую работу: он являлся членом-корреспондентом ученого комитета при министерстве государственных имуществ, главным врачом при Обществе страхования скота и членом Общества русских врачей.

Уйдя на пенсию, Всеволодов всецело посвятил себя работе в Вольном экономическом обществе, членом которого стал еще в 30 годах XIX века.

По поручению совета Общества он в 1849 году составил «Алфавитный указатель статей, напечатанных в трудах и других периодических изданиях Вольного экономического общества», а в 1857 году издал «Азбучный указатель русской повременной словесности с 1735 по 1857 год».

 

* * *

В XIX же веке из нерехтчан вышел известный русский путешественник, сподвижник адмирала Невельского — Николай Константинович Бошняк (1830—1889).

Первоначальное образование Николай Константинович получил у матери, а в 1842 году отец — отставной майор, живший в с. Ушакове, определил его в Морской кадетский корпус. Обучаясь в корпусе, Бошняк много читал о путешествиях русских моряков, его тянуло в дальние плавания. Окончив корпус, он добровольцем зачислился в экспедицию Г. И. Невельского на Амур.

Экспедиция Невельского проходила в  1850—1854 годах и внесла большой вклад в изучение обширного и богатого края. Исследования Бошняка и других участников экспедиции позволили создать первую ясную и точную картину расселения народностей, обитающих в Приамурье и на Сахалине. В трудах «Экспедиция на Сахалине», «Экспедиция в Приамурском крае», «Экспедиция в залив Де-Кастри», «Опись Татарского берега и открытие Императорской гавани», опубликованных в Морском сборнике за 1858 и 1859 годы, Бошняк дал подробное географическое, метеорологическое и этнографическое описание Дальнего Востока.

Путешествуя по Сахалину, он исследовал и нанес на карту побережье острова от мыса Погоби до селения Дуэ и в 1852 году открыл в районе Дуэ крупное месторождение каменного угля.

Николай Константинович дал подробное описание жизни малых народностей, проживающих на побережье Татарского пролива и Сахалина: гиляков, оронов, айн, орочей, удэгейцев, манчунцев, гольдов, негидальцев, самагиров.

Успехам молодого путешественника- исследователя способствовало его дружественное отношение к местным народам и уважение их обычаев. «Я принял за правило, — сообщал Бошняк,— никогда не нарушать их поверьев  обычаев у них в доме, а тем более смеяться над ними, я строго следил в этом отношении за командою… следил, чтобы в торговых сделках с ними была полная свобода и чтобы не употреблялось ни малейших угроз, а тем более насилия» [2].


[2] Н. К. Бошняк, Экспедиция в Приамурском крае. «Морской сборник», № 2, 1859 г., стр. 336—337.

Бошняк снабжал местное население медикаментами и оказывал ему различную помощь, чем заслужил его горячую любовь.

Лейтенант Бошняк, являясь первым начальником Николаевского порта, принимал непосредственное участие в его строительстве, он же основал Александровский пост в заливе Де-Кастри.

В 1854 году он открыл одну из лучших в мире гаваней, удобную для стоянки флота, бухту Ходжи, впоследствии названную Императорской. Здесь потом советские люди создали новый город — Советскую гавань.

Через два года Бошняк участвовал в переходе русской эскадры с Дальнего Востока в Балтийское море и был оставлен на Балтике для продолжения службы.

В 1860 году по болезни он приехал в отпуск в с. Ушаково. В родных местах, окруженный постоянной заботой близких, Бошняк несколько окреп и принял участие в проведении реформы по отмене крепостного права. Он был избран в число членов для мировых съездов по Костромской губернии и утвержден мировым посредником по Нерехтскому уезду, в связи с чем переведен в резерв флота с присвоением звания капитан-лейтенанта.

Но болезнь основательно подорвала здоровье Николая Константиновича. В 1865 году Бошняк увольняется в отставку в чине капитана 2-го ранга и переезжает на постоянное местожительство в Нерехтский уезд. К этому времени у него расстраивается нервная система. За антирелигиозные действия правительство высылает его на поселение в Астрахань.

Летом 1870 года Николай Константинович получил разрешение на выезд для лечения в Италию. Там 15 декабря 1889 года он умер недалеко от города Милана.

В честь Николая Константиновича Бошняка его именем названы на Дальнем Востоке остров на озере Кизи, поселок и мыс на острове Сахалине, улицы в городах Николаевске-на-Амуре и Советской гавани.

* * *

С Нерехтой связана деятельность публициста и писательницы Елизаветы Александровны Дьяконовой. Она родилась 15 августа 1874 года в Нерехте в семье купца. В 1890 году в Ярославле окончила гимназию с серебряной медалью и получила звание домашней учительницы. В 1899 году окончила историческое отделение Высших женских курсов в Петербурге. На курсах она принимала участие в студенческом движении.

Там же Дьяконова начинает заниматься литературной и публицистической деятельностью. Ее поддержал работавший в то время в журнале «Русское богатство» писатель Короленко. Рассказ Елизаветы Дьяконовой «Отчего» был опубликован в «Журнале для всех» в № 7 за 1900 год, за подписью «Е. Нерехтская».

В 1898—1902 годах Дьяконова написала еще несколько рассказов. Рассказ «Под душистою ветвью сирени», переведенный автором на французский язык, получил бронзовую медаль на литературном конкурсе Парижского общества студентов в 1902 году.

Наиболее ярко проявляется талант Дьяконовой как писателя-публициста, горячего поборника равноправия женщин с мужчинами. В статье «О женском вопросе» она пишет: «Социализм явился учением, соответствующим требованиям времени. Все неправды, все вопиющие злоупотребления правящих классов, все темные стороны жизни предстали перед его судом, и приговор его беспощаден и вполне заслужен… Социализм правильно разрешает и женский вопрос, рассматривая его как одну из сторон общего, социального вопроса» [3].


[3] Дневник Елизаветы Дьяконовой. Изд. 4, стр. 767—768, 1912 г.

Крупными произведениями Елизаветы Александровны являются «Дневники», состоящие из трех частей: «Дневник 1886—1896 гг.», «Дневник на Высших женских курсах» и «Дневник русской Женщины», выдержавшие с 1904 по 1912 годы 4 издания и получившие высокую оценку общественности.

Елизавета Александровна считала, что она сможет принести больше пользы в разрешении женского вопроса, получив юридическое образование, и решила поступить после окончания Высших женских курсов на юридический факультет Петербургского университета. Однако министр юстиции ей отказал в приеме на факультет, и она вынуждена была выехать за границу.

В 1900 году Дьяконова поступила на юридический факультет Сорбоннского университета во Франции. Здесь она впервые познакомилась с произведениями Карла Маркса и написала ряд статей по женскому вопросу. Она неоднократно подчеркивала в своих дневниках, что «решила добиться установления равноправия женщин».

В июле 1902 года Елизавета Александровна выехала на каникулы в Нерехту и по пути заехала к родственникам, отдыхавшим в Австрийском Тироле. Во время прогулки в горах 29 июля она трагически погибла.

Похоронили Елизавету Дьяконову 5 сентября 1902 года в Нерехте.

 

НА ПУТИ К ОКТЯБРЮ

Нерехтчане были активными участниками первой русской революции. Вслед за рабочими Петербурга, Москвы, Иваново-Вознесенска, Костромы поднимались на борьбу с царским самодержавием и капиталистами и рабочие Нерехты. В мае 1905 года вспыхнула стачка на Брюхановской фабрике и длилась целую неделю. Руководили забастовкой ткачи Федор Колобков, Максим Болванов, Павел Рюмин, ватерщики Трофим Кислов, Василий Шманин. Во время забастовки рабочие вышли на демонстрацию с красным флагом и провели митинг; были боевые схватки с черносотенцами, полицейскими и стражниками. Перевес сил оказался на стороне стачечников, В результате упорной борьбы рабочие добились десятипроцентной надбавки к заработной плате, улучшения медицинской помощи. Работа фабрики возобновилась, но текстильщики заявили, что они начинают готовиться к новым боям.

Значительные революционные события были и в уезде. В апреле 1906 года состоялась забастовка в Середе на фабриках братьев Горбуновых, Скворцова и Клементьевой. Рабочие предъявили ряд требований не только экономического, но и политического характера. Администрация вынуждена была пойти на уступки: согласилась сократить рабочий день перед праздниками, увеличить заработную плату на 5 процентов, ввести выплату квартирных денег, восстановить на работе всех уволенных во время забастовки и впредь допускать увольнение только с согласия всех рабочих.

Большевики проводили в лесу конспиративные сходки, на которые приходили представители со всех трех фабрик. Позднее митинги и сходки проводились вблизи железнодорожной станции Середа.

Под влиянием рабочего движения проходили и крестьянские волнения. 29 июня 1906 года состоялся митинг крестьян Тетеринской волости, на котором присутствовало около 200 человек. В подготовке митинга приняли участие фабричные рабочие и учителя Неверовского земского училища и Дементьевской школы. Большевистские агитаторы, приехавшие из Костромы, призывали крестьян требовать полной амнистии политическим заключенным и ухода в отставку министров, вооружаться и захватывать помещичьи земли, отказываться от уплаты податей и от военной службы.

В годы столыпинской реакции революционное движение в Нерехте ослабло.

* * *

Империалистическая война тяжело отразилась на положении народных масс. Промышленность уже в первый год войны стала приходить в упадок. Из-за отсутствия сырья сократилось производство тканей.

Основная часть рабочих была призвана в армию, мужской труд на фабриках на 70 процентов заменялся женским и детским. Женщинам и подросткам за труд устанавливались заниженные расценки.

Зарплата текстильщиков увеличилась к 1916 году только на 100 процентов, а цены на товары первой необходимости возросли на 300—500 процентов. На рынке стали исчезать многие промышленные товары. Кустарные промыслы также пришли в упадок.

1914 год в Костромской губернии был неурожайным. За время войны посевные площади сократились на 27—29 процентов, резко уменьшилось поголовье скота; лошадей — на 45 процентов, крупного рогатого скота — на 37, свиней — на 60 процентов. Наступившая дороговизна легла тяжким бременем на трудящиеся массы. Начались перебои в торговле хлебом и другими продуктами. Неурожай трав, недостаток кормов привел к массовому забою скота и резкому понижению оптовых цен на мясо. Крестьяне продавали мясо, лен, овес, овчины, шерсть, кожи, сено скупщикам по очень низким ценам.

Рост цен на продовольствие и промтовары, массовые увольнения рабочих на многих фабриках вызывали недовольство у рабочих и они вновь поднимались на борьбу.

Крупная забастовка проходила в Нерехте в конце декабря 1916 года — начале января 1917 года. Рабочие вышли на демонстрацию, к ним присоединились крестьяне Федоровской, Тетеринской, Ковалевской и Александровско-Марьинской волостей. Демонстранты выдвинули требования: накормить хлебом, вернуть мужей, прекратить войну, убрать с фабрики мастеров, притесняющих рабочих, отменить штрафы, снизить подати с крестьян, регулярно выплачивать пенсии за погибших мужей, отцов и сыновей.

Забастовкой руководили женщины: И. С. Мясникова, А. А. Коршунова, И. К. Коршунова, А. К. Коновалова, А. М. Казанова, Е. И. Колоткова, а также мужчины: Клюшонков, Оселков и Жолобов.

Поднимаются на борьбу и крестьяне. Они захватывают землю помещиков, рубят их лес. 7 июля 1916 года крестьяне деревни Толпыгино Новинской волости срубили лес на даче помещика Сухарева. В феврале 1917 года крестьянин Е. А. Мартьянов проводил сходы в деревнях Подболотье и Протасове. На этих сходах он призывал крестьян не подчиняться распоряжениям царских властей, не давать в армию лошадей и овса, советовал солдаткам писать мужьям, чтобы они бросали оружие и шли домой.

Недовольство империалистической политикой царизма усиливалось по всей стране, движение в Нерехте было лишь его частицей.. Революционное брожение росло среди солдат и матросов. 9 января 1917 года, в годовщину Кровавого воскресенья, по призыву ЦК пар

 

тии большевиков проходили митинги и демонстрации рабочих в Петрограде, Москве, Баку, Нижнем Новгороде и других городах России. В стране приближалась вторая буржуазно- демократическая революция.

 

БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ СОВЕТОВ

27 февраля 1917 года в Петрограде рабочие совместно с солдатами, под руководством большевистской партии свергли самодержавие. Вслед за Петроградом образовались Советы рабочих и солдатских депутатов в Москве и других промышленных центрах. Революция прокатилась по всей стране.

Весть о свержении самодержавия быстро пришла и в Нерехту. Рабочие и крестьяне выступили в поддержку революции. В первых числах марта более двух тысяч человек с красными флагами и лозунгами вышли на улицы города, разоружили полицию, арестовали и заключили в тюрьму уездного исправника и его помощника, пристава, секретаря уездного полицейского управления.

В городе организуется уездный Временный исполнительный народно-революционный комитет, в состав его вошли 34 человека, в том числе от рабочих — 12, от сельского населения — 12, от граждан Нерехты — 5, по одному представителю от граждан Плеса, от железнодорожных служащих станции Нерехта и солдат местной команды. Но фактически власть оказалась в руках буржуазии и помещиков.

В деревнях и селах проходили сходки и митинги, крестьяне приветствовали революцию. Граждане Ивановской волости на собрании 16 марта дали наказ своим представителям в уездном и губернском комитетах: «Требовать республиканского образа правления и голоса свои подавать только за республиканцев-демократов, истинных представителей и защитников интересов трудящегося народа»,

Создаются Советы рабочих и крестьянских депутатов. В марте были образованы Советы рабочих депутатов в Яковлевском, Середе и Плесе, 12 апреля — Нерехтский уездный Совет крестьянских депутатов. Однако в них большинство депутатов шло за эсерами и меньшевиками.

Летом 1917 года при перевыборах Советов большинство мест уже завоевали большевики.

Большевики стали готовить трудящиеся массы к новым боям с буржуазией.

 

На фабриках устанавливается 8-часовой рабочий день явочным путем.

Рабочие Нерехты требовали хлеба, а также свободы печати, слова, собраний. Они дважды разгромили нерехтскую продовольственную управу, разоружили отряд милиции и взвод солдат.

Для руководства революционным движением в Нерехте из села Середы прибыли большевики Орехов и Мякишев. Они организовали группу сочувствующих большевикам, которая явилась зародышем большевистской организации Нерехтского уезда. В состав группы вошли: Артюшихин, Вольф, Жолобов, Клюшонков, Оселков, Петров, Радченко, Смыслов и другие.

Рабочие наладили связь с крестьянами уезда. Крестьянские выступления начались в апреле 1917 года. Под влиянием рабочего движения крестьяне захватывали помещичьи земли. Нерехтский Совет крестьянских депутатов на заседании 18 апреля принял резолюцию по земельному вопросу, в которой говорилось: «Частная собственность на землю в пределах Российской Республики отменяется навсегда. Земля со всеми водами и недрами должна быть достоянием всего народа. Все граждане и гражданки имеют равное право

 

на пользование землею при условии обработки ее личным трудом, в пределах не свыше трудовой нормы. Каждый должен получить в пользование столько земли, сколько он может обработать силами своей семьи».

Все более учащаются требования рабочих и крестьян о переходе власти в руки Советов. 22 октября крестьяне Ивановского потребительского общества приняли резолюцию о немедленном прекращении войны и передаче власти Советам. С такой же резолюцией выступил Писцовский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов,

* * *

В октябре 1917 года вопрос о переходе власти в руки Советов в Нерехтском уезде, несмотря на происки меньшевиков и эсеров, был поставлен в порядок дня.

Установление Советской власти совершилось мирным путем. Население радостно встретило весть о победе революции в Петрограде. Тысячи нерехтчан и крестьян Федоровской, Тетеринской, Ковалевской и других волостей собрались в Нерехте на митинг и восторженно приветствовали победу социалистической революции.

 

19 января 1918 года Нерехтский уездный Совет крестьянских депутатов провозгласил установление в Нерехте и уезде Советской власти и принял решение созвать объединенный съезд рабочих и крестьянских депутатов уезда для создания объединенного уездного Совета рабочих и крестьянских депутатов.

По указанию уездного Совета крестьянских депутатов проводились перевыборы Советов во вcex волостях, а где Советов не было, они выбирались вновь.

После Октября оформилась уездная большевистская организация. На первом уездном съезде партии, проходившем в помещении, ныне занимаемом горсобесом, был избран уездный комитет в составе секретаря укома Орехова и членов: Ратникова, Жолобова,

Артюшихина, Лебедева, Кириллова, Шамаркина, Малинкина, Клюшонкова, Оселкова, Смыслова, Вольфа и Мартынова.

Под руководством укома партии проводилась большая работа по установлению и организации Советской власти. Пришлось преодолеть упорное сопротивление эсеров и меньшевиков, засевших в уездной земской управе. В волостях организуются большевистские ячейки.

30—31 января 1918 года состоялся I Нерехтский уездный съезд Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Председателем Совета был избран Жолобов.

В феврале функции земской управы были переданы Нерехтскому уездному Совету рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, и в уезде повсеместно была установлена Советская власть.

Совет Народных Комиссаров 28 июня 1918 года принял декрет о национализации крупной промышленности. Летом и осенью 1918 года осуществляется национализация фабрик и в Нерехте.

Для руководства национализированными предприятиями летом 1918 года был создан уездный совет народного хозяйства, а в конце октября на фабриках организуются фабрично-заводские управления.

В уезде под руководством укома партии стал проводиться в жизнь ленинский декрет «О земле». Беднота приветствовала закон о земле и решительно брала в свои руки дело распределения земли. Большую роль в конфискации помещичьих и перераспределении кулацких земель сыграли комбеды, они разгромили контрреволюционное кулачество, обеспечили поворот середняка в сторону Советской власти и упрочили диктатуру пролетариата в деревне. В августе 1918 года в уезде было создано 49 комбедов, а в сентябре их стало уже 196.

Земля отводилась в первую очередь безземельным и малоземельным крестьянам. В Спасской волости «Беднейшие крестьяне, — сообщала костромская «Советская газета» 28 апреля 1918 года, — наделяются сенокосами, лугами. В настоящее время в трех деревнях: Вочурове, Знаменке, Березниках в количестве 250 дворов силами крестьянской бедноты полностью проведено перераспределение земли».

В октябре 1918 года комитет бедноты деревни Уланиха Александровско-Марьинской волости в присутствии всех крестьян обсудил вопрос о кулаках, сдающих землю в аренду. Таких хозяйств оказалось 5. Они сдавали в общей сложности 42 душевых надела. Комитет бедноты постановил отобрать у кулаков эту землю и ходатайствовать перед волостным Советом об утверждении этого решения.

Кулаки деревни Дресвы при распределении помещичьих земель весной 1918 года захватили свыше 16 десятин земли. До комбедов крестьяне не могли отобрать эту землю у кулаков. В октябре 1918 года они сообщили в волостной Совет о неправильном распределении земли и просили «выслать в деревню Дресву комитет бедноты»[1]. При содействии комбеда захваченная кулаками помещичья земля была передана крестьянам.

По постановлению комитета бедноты и волостного Совета Марьинско-Александровской волости с 15 октября 1918 года комбеды провели в волости учет земель, захваченных кулаками и подлежащих изъятию и передаче трудящемуся крестьянству. Учет показал, что количество земли, захваченной кулаками весной 1918 года, было значительно: в деревне Новой — 7 десятин, в селе Кизликово — 11,3 десятины, в деревне Старово — 53 десятины и т. д. Комитеты бедноты отобрали у кулачества все эти земли.

При активном участии середняков комбеды в Арменской волости конфисковали у кулаков 5931 десятину земли и леса.

Комбеды активно участвовали в проведении заготовок сельскохозяйственных продуктов.

В Арменской волости комбед отобрал большой дом у кулака и приспособил его под школу. Кроме того, он следил, чтобы дети бедноты посещали школы и часто оказывал остронуждающимся из них помощь продовольствием, обувью и одеждой.


[1] Государственный архив Костромской области, ф. 1080; р., оп. 1, д. 79, л. 39.

Комбеды выступали организаторами коллективных хозяйств. В августе 1918 года комбеды селений Рождественской волости приняли решение организовать сельхозартель в усадьбе бывшего помещика Комаревского. К концу 1918 года, по данным губземотдела, в Нерехтском уезде было зарегистрировано 5 коллективных хозяйств.

Но буржуазия, помещики и кулаки не хотели сдаваться. Контрреволюционеры использовали отсталые слои населения. В июне-июле 1918 года начались контрреволюционные выступления.

Кулацкие элементы и духовенство Кувакинской, Рождественской и Никольской волостей, руководимые белогвардейцами из Ярославля, организовали заговор.

Вылазка контрреволюционных элементов состоялась 29 ноября также в Блазновской волости в связи с предполагавшейся реквизицией хлеба у кулаков.

В нюне 1919 года контрреволюционеры разгромили военный комиссариат Никольской волости. Одна из банд напала на железнодорожный разъезд Ежово, обезоружила охрану.
Наблюдались отдельные случаи нападения на товарные железнодорожные составы и волостные управления. Нерехтский уездный комитет РКП(б) повел решительную борьбу с кулацким бандитизмом. Для ликвидации банд были посланы рабочие дружины и отряды ЧОН [1]. На территории уезда снова наступило спокойствие.

* * *

Весной и летом 1918 года по решению исполнительного комитета уездного Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов в уезде создаются отряды Красной Армии и при волостных Советах — боевые дружины.

Большевики Нерехтского уезда проводят призыв рабочих и крестьян в ряды Красной Армии для защиты молодой Советской республики от иностранной интервенции и внутренней контрреволюции.

16 августа 1918 года уездный комитет РКП(б) созвал совместное собрание партийной организации, уездного Совета, фабзавкомов и комитетов бедноты, на котором обсуждалось решение бюро Костромского комитета РКП(б) о проведении массовой мобилизации рабочих и беднейших крестьян в ряды Красной Армии. Объединенное собрание единодушно приняло резолюцию, в которой говорилось:

«Признавая, что рабоче-крестьянское Отечество в величайшей опасности.., что мировая контрреволюция грозит задушить русскую революцию и уничтожить власть рабочих и крестьянской бедноты, собрание считает вполне своевременным постановление губернской организации большевиков об обязательном призыве рабочих и деревенской бедноты в ряды Красной Армии для священной защиты Отечества, революции и всех трудящихся от порабощения иноземным капиталом.
Собрание обязуется принять все меры для успешного проведения мобилизации в Красную Армию. Собрание требует беспощадного уничтожения всякой контрреволюции, ведущей антисоветскую агитацию.
К оружию! В Красную Армию беднота города и деревни!
Смерть капиталистам и контрреволюционерам!» [2]


[2] Л. Н. Талов. Диссертация «Борьба большевиков Костромской губернии за организацию комбедов», стр. 197.

Рабочие и крестьяне горячо откликнулись на призыв большевистской партии, сотни их записались добровольцами в ряды Красной Армии. Нерехтчане защищали на многих фронтах молодую Советскую республику. В их числе был выходец из Нерехтского уезда, широко известный комиссар Чапаевской дивизии и писатель Дмитрий Андреевич Фурманов. Вместе с Фурмановым участвовал в разгроме белогвардейцев его земляк, боевой друг и товарищ, ныне Герой Советского Союза генерал-полковник Николай Михайлович Хлебников.

Тогда же на фронтах гражданской войны начался боевой путь еще одного нерехтчанина, уроженца деревни Крюково Александра Александровича Новикова, ныне дважды Героя Советского Союза, Главного маршала авиации, профессора.

Много отважных борцов за народное дело дала земля нерехтская. Воспитанные большевистской партией, они вписали свои славные страницы в героическую летопись борьбы за власть Советов.

 

 


[1] Частей особого назначения.

 

Что сердцу дорого

Нина Родионова заведующая нерехтским филиалом музея-заповедника.

НЕРЕХТА СОВЕТСКАЯ
ВЧЕРА И СЕГОДНЯ

Отгремели залпы гражданской войны. Молодая Советская республика, прогнав со своей земли иностранных интервентов и победив белогвардейскую нечисть, приступила к мирному строительству.

С далеких фронтов к полям, станкам и машинам, верстакам и наковальням вернулись воины-нерехтчане. И сильнее задымили трубы фабрик, перешедших в собственность народа, веселее повели разноголосую перекличку заводские гудки, зовя рабочих к свободному созидательному труду.

В 1918 году по новому административному делению более чем наполовину уменьшилась территория Нерехтского уезда — с 3360 до 1580 квадратных километров; в два раза уменьшилось население и количество промышленных предприятий. К образованной Ивановской губернии от уезда отошли крупные населенные пункты Середа, Писцово, Яковлевское и другие, в которых были сконцентрированы ведущие ткацкие и прядильные предприятия.

В пределах новых границ Нерехтского уезда остались небольшие ткацкие фабрики, частные кузницы и столярные мастерские, Космынинское торфопредприятие, Арменский кирпичный завод, городская типография и два промышленных «ветерана»; фабрика Нерехтской мануфактуры и фабрика деревянных гвоздей и колодок.

При неослабном внимании уездных партийных и советских органов одни промышленные предприятия, приняв рабочее пополнение, неуклонно увеличивали выпуск валовой продукции, другие после длительного перерыва возобновляли свою работу. За три квартала 1925 года в сравнении с тем же периодом 1924 года производство промышленной продукции в уезде возросло на 40 процентов. В том же 1925 году по сравнению с 1924 годом производительность труда во всей промышленности уезда поднялась более чем на 30 процентов, на 13 процентов повысилась заработная плата[1]. А в следующие два года партийные и профсоюзные организации добились того, что уже к 10-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции выпуск валовой продукции достиг довоенного уровня.

В 1926 году XIV уездный съезд Советов одобрил объединение всей промышленности уездного значения в комбинат с переводом ее на хозяйственный расчет.

Ввиду недостаточности в уезде лесостроительного материала принимались неотложные меры к расширению производства других строительных материалов, главным образом кирпича[2].

Выполняя решение XIV уездного съезда Советов, местные советские органы в конце 20-х годов провели объединение кустарей- одиночек в промысловые и промышленные артели. Тогда и появились в Нерехте сапожная, швейно-строчевая, обозно-гужевая артели, артель по сбору и первичной обработке утильсырья.

Октябрьская революция пролила на Нерехту яркий свет в буквальном смысле этого слова — в быт горожан вошло электричество. В 1922 году по заданию уездной парторганизации отдел городского хозяйства исполкома уездного Совета при активной помощи других общественных организаций начал проводить подготовку к электрификации города. Был приобретен двигатель, под электростанцию отремонтировано подсобное помещение городской мельницы, произведен монтаж машин, и в 1923 году первая электростанция мощностью в 100 лошадиных сил дала ток.

 


1 Отчет Костромского губкома РКП(б), 1925 год.

2 Резолюции XIV Нерехтского уездного съезда Советов, 22—27 января 1926 года.

 

Вместе с ростом городского строительства и развитием местной промышленности потребность в электроэнергии увеличивалась. В 1932 году небольшой коллектив горэлектросети начал строительство нового здания электростанции, а в 1934 году и эта станция мощностью в 340 лошадиных сил начала давать электроэнергию. С 1945 года Нерехта включена в государственную высоковольтную сеть; потребление городом дешевой энергии все время возрастает: в 1962 году оно составило около 7 миллионов киловатт-часов.

В трудные будни довоенных пятилеток нерехтский рабочий класс шагал в ногу со всей страной. В городе выросли новые промышленные предприятия, реконструировались старые предприятия, увеличивались производственные площади, рос выпуск продукции, расширялся ее ассортимент. Тогда и появились в Нерехте трикотажная и макаронная фабрики, льнозавод, шорнофурнитурный завод, новые цехи промышленного и пищевого комбинатов и другие предприятия.

В сегодняшней Нерехте дают готовую продукцию 12 предприятий, подчиненных совету народного хозяйства, и 6 предприятий местной промышленности; имеются две строительные организаций и крупное автохозяйство. Рабочий класс составляет около 40 процентов населения города.

Промышленность города из года в год расширяется и улучшается. Вводятся в строй новые предприятия и цехи, технически усовершенствуются старые. Настойчивое повышение уровня автоматизации производства и механизации трудоемких процессов, совершенствование мастерства кадров дает возможность увеличивать производительность труда и количество выпускаемой продукции, снижать ее себестоимость, умножать сверхплановую экономию сырья и сверхплановые накопления. За два последних года перед вступлением в семилетку выпуск валовой продукции увеличился на 25 процентов. К исходному рубежу семилетки город подошел с большой трудовой победой: план 1958 года всеми предприятиями был выполнен досрочно, 1 декабря; фабрики и заводы рапортовали о выпуске сверхплановой продукции на 23 миллиона рублей и о сверхплановых накоплениях на 77 миллионов рублей [1].

С началом семилетки у нерехтчан установилась хорошая традиция — досрочно выполнять годовые производственные задания. Так был завершен первый год семилетки, так закончен и второй: 23 декабря 1960 года вся промышленность Нерехты выполнила план выпуска продукции; до конца года дала товаров сверхплана на 12 миллионов рублей. С переходом в 1960 году на сокращенный рабочий день нерехтчане не снизили свои трудовые темпы: более чем на 9 процентов повысилась в этом году производительность труда, на 5 с половиной процентов увеличилась заработная плата рабочих. Увеличение государственных ассигнований на нужды промышленного строительства до 20 миллионов рублей позволило в 1960 году установить на предприятиях около 300 новых производственных единиц и на 18 миллионов рублей увеличить объем валовой продукции.

Необычным был для Нерехты, как и для всей страны, год 1961-й. Весть о созыве XXII съезда КПСС, опубликованные в газетах проекты Устава и Программы партии вызвали у советских людей новый прилив трудового энтузиазма, творческой активности, вдохновения и радости. По почину передовых коллективов промышленных предприятий страны, вставших на предсъездовскую трудовую вахту, в социалистическое соревнование за достойную встречу партийного съезда включились и нерехтчане. Они с честью выполнили принятые на себя обязательства: промышленность города и района план 10 месяцев 1961 года выполнила ко дню открытия XXII съезда КПСС на 102 процента.

 


1 Здесь и далее суммы, относящиеся ко времени до 1961 года, даются в старых деньгах.

Советским людям присуще хорошее правило: все, что определено планом, все, что задумано, — будет безусловно сделано. И, когда делегаты съезда, среди которых была и лучшая нерехтская ткачиха Юлия Прокофьевна Демидова, принимали новую Программу коммунистического строительства, все советские люди заверили партию и Родину — коммунизму быть. И, конечно, среди них и нерехтчане.

Хорошо завершив план 1961 года, труженики Нерехты приняли на 1962 год ответственные обязательства: годовой план выпуска продукции выполнить к 23 декабря, план повышения производительности труда перевыполнить на 2,5 процента, улучшить качество продукции, снизить ее себестоимость.

Сказано — сделано. 13 июня 1962 года коллектив швейной фабрики, борющийся за звание предприятия коммунистического труда, рапортовал о досрочном завершении полугодового плана по выпуску валовой продукции. Досрочно полугодовые задания выполнили промкомбинат, хлебокомбинат, Космынинское торфопредприятие, овощесушильный и молочный комбинат и другие предприятия. В целом полугодовой план производства продукции промышленными предприятиями выполнен на 105 процентов. Выработано сверхплановой продукции на 1033 тысячи рублей, что составляет 6 процентов прироста к прошлому году. А к 1 декабря 1962 года семь предприятий досрочно выполнили план четвертого года семилетки.

Вдохновенный призыв партии: «За работу, товарищи», — тронул сердце рабочего люда. С каждым днем ширился размах соревнования за коммунистический труд и быт, один за другим коллективы, приняв на себя повышенные обязательства, вставали на коммунистическую вахту. К середине 1962 года в этом всенародном движении участвовали 9 предприятий, 16 цехов, 29 участков и смен, 251 бригада, в которых работало около 6 тысяч человек, это 67 процентов всех работавших. 932 передовика производства боролись за индивидуальное право называться ударниками коммунистического труда. 7 смен и цехов, 3 участка и 117 бригад были удостоены этого звания.

Высокую честь называться ударником коммунистического труда завоевали 587 новаторов.

Успешному выполнению производственных заданий 1962 года немало способствовали творческие искания новаторов, их постоянное стремление к усовершенствованию технологических процессов, к повышению производительности оборудования. В 1962 году в рационализаторской работе участвовали 500 человек. За первое полугодие они внесли 594 предложения, 439 из которых внедрены в производство и дали экономический эффект более 250 тысяч рублей.

 

ПРОМЫШЛЕННЫЕ ВЕТЕРАНЫ

Старейшие предприятия Нерехты, как это и подобает ветеранам, являются зачинателями многих славных дел в городе.

…Набрав скорость, поезд, идущий из Костромы, громыхает по железнодорожному мосту над рекой Солоницей, и пассажиры- нерехтчане, вздохнув по обыкновению, начинают суетню.

— Нерехта уже, — тараторят они. — Вон и комбинат наш, — показывают руками в левые окна вагона.

На окраине города высятся белые фабричные корпуса и сорокаметровая кирпичная труба. Это и есть льнокомбинат «Красная текстильщица» — бывшая Нерехтская мануфактура — самое крупное промышленное предприятие в городе, его продукцию используют многие совнархозы.

Когда со старыми ли ткачами, с молодыми ли прядильщиками заводишь разговор о комбинате, в каждом ответном слове, в блеске глаз чувствуется настоящая рабочая гордость за родное предприятие. Рабочие любят свой комбинат.

Высокопроизводительная техника и люди, овладевшие ею, — вот залог производственных достижений комбината. Новой техникой предприятие оснащается непрерывно. В последние 10 лет особенно возросла степень автоматизации. На ткацких станках установлена приборы автоматической смены початка, в мокропрядильном и мотальном цехах — монорельсовые пути для транспортировки пряжи. За последние 8 лет производительность труда выросла более чем на 38 процентов. За это же время на 28 процентов увеличилась заработная плата рабочих.

В годы семилетки комбинат будет полностью реконструирован. Государство выделило на реконструкцию свыше 30 миллионов рублей. За первые три года семилетки более чем в 4 раза увеличились расходы на капитальное строительство.

Длительное время прядильная фабрика не могла полностью снабжать готовой пряжей ткацкое производство. Поэтому необходимое дополнительное количество пряжи доставлялось из города Костромы. Чтобы устранить этот недостаток, построен новый прядильный корпус, где размещены высокопроизводительные ровничные и скоростные ленточные машины.

Производится замена оборудования и на старой прядильной фабрике. В сухом прядении установлены быстроходные машины с самосъемами, а в мокром — машины с приборами высокой вытяжки, с числом оборотов веретен до 6 тысяч в минуту.

Обновляется техника и в ткацко-приготовительном цехе: идет установка сновальных, развивальных и других современных текстильных машин.

Технические усовершенствования позволят увеличить за годы семилетки выпуск пряжи в 2,6 раза, суровых тканей — в 1,7 и готовых тканей — в 1,8 раза к уровню 1958 года.

Хорошими делами откликнулся коллектив комбината на цифры великих свершений, которые были изложены XXI съезду нашей партии в тезисах доклада Н. С. Хрущева. Программу 1958 года по выпуску валовой продукции предприятие выполнило 29 ноября. Сверхплановая продукция, произведенная в 1958 году, в три раза превысила всю продукцию старой фабрики, выпущенную в 1913 году. Производственная программа 1959 года, увеличенная на 14,5 процента по сравнению с предыдущим годом, была выполнена также досрочно.

Наступил 1962 год. Социалистическое соревнование за досрочное выполнение заданий семилетки и грандиозной программы коммунистического строительства всколыхнуло людей и подняло их на вдохновенный коммунистический труд. В этом году коллективы трех цехов, объединяющие около 2500 рабочих, боролись за право называться коммунистическими. А всего на комбинате за это почетное звание боролись 16 смен и участков, 31 комплект, 73 бригады, 230 новаторов производства. Ко дню всенародного праздника 1 мая — текстильщики рапортовали: 10 комплектов, 28 бригад, в которых трудится около 450 рабочих, заслужили почетное право называться коммунистическими.

В трехтысячной трудовой семье комбината работают подлинные герои мирных будней— 112 ударников коммунистического труда, 319 последователей Юлии Вечеровой, выпускающих ткань в счет 1965 года, 18 гагановцев.

О бригаде прядильщиц, которую возглавляет Нина Новикова, давно идет добрая трудовая слава. Одним из первых этот коллектив вступил в соревнование за право называться коммунистическим. Весь 1959 год он выполнял технически обоснованные нормы на 110 процентов при хорошем качестве продукции. Члены дружного коллектива старательно повышали свои технические знания, учились в школе рабочей молодежи и на вечернем отделении текстильного техникума. И не случайно эта бригада первая завоевала звание коммунистической…

В 1959 году два знаменательных события произошли у лучшей производственницы комбината Капитолины Бабарыкиной: ей первой в Нерехте было присвоено звание ударника коммунистического труда, партийная организация предприятия приняла ее в ряды коммунистов.

Всего пять лет работает в цехе сухого прядения Альбина Волкова, но ее имя на комбинате произносится с любовью и уважением. Придя сюда, Альбина в короткий срок научилась самостоятельно обслуживать машину, успешно сдала техминимум. А в 1959 году, когда в цехе установили новые прядильные машины, Волкова в числе первых стала их обслуживать. Год спустя, с одной сторонки машины она перешла на обслуживание двух сторонок. И одержала новую трудовую победу: план октября 1960 года выполнила на 116 процентов и тогда же досрочно завершила план второго года семилетки.

Альбина ведет активную общественную работу, учится в школе рабочей молодежи. И у нее в 1960 году были две особые радости: стала она ударницей коммунистического труда и кандидатом в члены Коммунистической партии.

С большой энергией в 1960 году трудился ткацкий комплект, возглавляемый помощником мастера, членом парткома Анатолием Николаевичем Татариновым, замечательным специалистом своего дела, хорошим организатором, активным общественником. Комплект, которым Татаринов руководит, досрочно завершил производственную программу 1960 года и получил право называться коммунистическим.

Нашел применение у нерехтчан и почин Валентины Гагановой. Первой последовала этому примеру помощник мастера ткацкого производства коммунистка Зоя Афанасьевна Травкина, имеющая более чем 20-летнйй производственный стаж. Она решилась оставить свою передовую бригаду и перейти в отстающую. Медленно, но неотступно и энергично добивалась Травкина перелома в работе бригады, помогая каждой работнице и словом, и делом. И этот ее благородный труд окупился. Сначала выработка бригады поднялась на 12 процентов, потом на 23. И перестала бригада быть последней, неслаженной, неорганизованной.

Вслед за Травкиной на отстающий комплект перешла помощник мастера прядильного производства Мария Павловна Шишаева.

Примеру Юлии Михайловны Вечеровой одной из первых на комбинате последовала ткачиха Юлия Прокофьевна Демидова. Более 4 лет держит она первенство в социалистическом соревновании на комбинате, все эти годы производственный план выполняла на 140—150 процентов. Секрет успеха Демидовой состоит в том, что она избегает всяких непроизводительных затрат рабочего времени, отлично знает свое дело.

Демидова на три месяца раньше срока выполнила задание 1959 года, наткала сверх плана 20 тысяч метров ткани. Тогда же она достигла уровня производительности обслуживаемого ею оборудования, который запланирован на 1965 год.

Юлия Демидова вступила в соревнование с Юлией Вечеровой. Выполнить семилетку за пять с половиной лет и дать за семилетие не менее 120 тысяч метров ткани сверх плана — такое обязательство взяла она на себя.

Хорошая производственница, Юлия Демидова в то же время и активная общественница. Она — член Костромского областного комитета КПСС. Добросовестный труд ее высоко оценен Родиной: в 1960 году она награждена орденом Ленина. А в 1961 году областная партийная конференция оказала ей большое доверие, послав делегатом на исторический XXII съезд КПСС.

Включившись в соревнование за звание коллектива коммунистического труда, смена сухого прядения, которой руководит Анна Васильевна Петрова, на 1961 год приняла повышенные обязательства: все 60 человек решили годовой план выполнить к 23 декабря. В дружном коллективе дело всегда спорится. Смена выполнила план на месяц ранее срока, предусмотренного обязательством, и до конца года выработала сверх плана не 20 тонн пряжи, как намечалось, а почти в четыре раза больше; квалифицированных прядильщиц в смене подготовили не 5, как обязывались, а 11. Весь год в этой смене не было нарушений трудовой дисциплины.

Партийная организация комбината рождена Октябрьской революцией. Каждый десятый текстильщик — коммунист. И нет таких дел, которые не сделали бы коммунисты. Это они — инициаторы всех славных начинаний, они — зачинатели социалистического соревнования за досрочное выполнение заданий семилетки.

Выше уже говорилось о замечательной работе коммунистов Юлии Демидовой, Зои Травкиной и других. Депутат Нерехтского городского Совета ткачиха Мария Солдаткина руководит партийной комиссией по контролю за качеством выпускаемой продукции в ткацком производстве. В 1961 году она выступила инициатором работы без технического контроля. Почин коммунистки Солдаткиной сразу же подхватили многие текстильщики: к сентябрю 1961 года 229 работниц комбината работали с личным рабочим клеймом.

Как только страну облетела весть о созыве XXII съезда партии, передовики производства Юлия Демидова и Нина Рогожникова обратились с призывом: от каждого рабочего —подарок съезду. Призыв поддержали все рабочие предприятия. В честь съезда коллектив комбината принял на себя повышенные обязательства: задание 1961 года выполнить к 25 декабря и дать сверхплановой продукции на 570 тысяч рублей, в том числе 90 тонн пряжи и 600 тысяч погонных метров суровых и готовых тканей, сэкономить 100 тонн льноволокна в прядении, 10 тонн в ткачестве, 125 тысяч киловаттчасов электроэнергии, снизить на 1 процент себестоимость продукции. И эти обязательства он выполнил с честью.

Члена партии ткачиху Марию Павловну Козыреву товарищи по работе называют разведчицей будущего, и этого она вполне заслужила.

Имя ее знает вся Костромская область. На комбинате Козырева работает 15 лет. Сначала училась, потом стала двухстаночницей, затем перешла на обслуживание 4-х станков. Ко дню открытия XXII съезда партии Мария Павловна выполнила план 10 месяцев, а к 44 годовщине Великого Октября она первая на комбинате завершила план третьего года семилетки. Дневные нормы выполняла на 130 процентов.

В декабре 1961 года Мария Павловна перешла на обслуживание 6 ткацких станков. Производительность ее труда повысилась на 34 процента. Вместо 270 метров ткани, за смену Козырева выдает до 350 метров.

Решением бюро городского комитета партии и исполкома городского Совета имя Козыревой занесено в Книгу трудовой славы. Мария Павловна награждена Почетной грамотой.

Обсуждая ценный почин ткачихи Козыревой, бригада 1-й смены цеха мокрого прядения, которой руководит член партии Лидия Крылова, в 1962 году включилась в соревнование за повышение производительности оборудования к концу семилетки на 8 процентов выше запланированной. Бригада горячо поддержала призыв Н. С. Хрущева: «делать больше сегодня — это значит завтра иметь больше» и обратилась ко всем рабочим комбината добиваться высокой производительности оборудования. Бригада подсчитала, что свое обязательство она выполнит за счет освоения передовых приемов труда, экономии времени на всех производственных операциях, сокращения простоев и увеличения скоростей оборудования. К середине 1962 года бригада при норме 570 килономеров в час на 100 веретен достигла 611 килономеров; месячные задания выполняет на 110—113 процентов.

В бригаде 18 прядильщиц и 10 съемозаправщиц, трудятся они под девизом — один за всех и все — за одного. Высокую выработку имеют, например, прядильщицы Римма Яковлева и Надя Логинова, выполняющие сменные нормы до 140 процентов. Этот успех достигнут при большой помощи съемозаправщиц Нины Лобановой и Шуры Гришиной, которые, помимо своей работы, ликвидируют обрывы нити, выполняют и другие производственные операции.

Живым примером честного служения народу и партии является биография коммуниста Николая Семенова. В жизни каждого трудолюбивого человека есть значительные события. Они — как вехи пройденного им пyти, оглядываясь на которые, можно судить о том, какие рубежи преодолел человек.

Шестой год в семье нерехтских текстильщиков живет и трудится Семенов. Его знали слесарем, потом поммастера, а теперь уважают и ценят в должности мастера прядильного ремонтно-механического цеха; был он активным комсомольцем и стал волевым коммунистом. Все его трудовые будни сопряжены с упорной учебой: на комбинате он закончил вечерний техникум, без отрыва от производства подготовился и сдал вступительные экзамены в Костромской технологический институт, в 1962 году перешел на второй курс. И когда Николая спрашивают, трудно ли дается заочная учеба, он отвечает:

— Для меня трудно ничего не делать. — И тут же шутливо предлагает: — А лучше всего самим попробовать…

Готовясь к очередному занятию в кружке по изучению материалов XXII съезда КПСС и перечитывая снова и снова моральный кодекс строителя коммунизма, Николай строго спрашивал себя: «В тебе самом есть ли эти черты? Достоин ли ты сам этого почетного звания?»

Собственно говоря, эта мысль не покидает Семенова с того самого дня, когда ему одному из первых на комбинате было присвоено звание ударника коммунистического труда. Его поздравляли товарищи по работе, хвалили.

—        За что? — недоумевал Николай. — Разве хорошо работать — не долг, не обязанность честного человека?

—        Чудак ты, — посмеивались некоторые.— Не всякому дано летать.

— Чепуха, — отрезал Николай. — Нужно верить в свои силы, и каждый добьется своего.

Не все поверили этому тогда. Но жизнь сама подтвердила эту мысль. Сначала весь комплект, руководимый поммастера Семеновым, был удостоен звания бригады коммунистического труда. Теперь же все рабочие прядильного ремонтно-механического цеха имеют это высокое звание.

…Ветераны труда —пенсионеры, с которыми предприятие не порывает связь, часто бывая на производстве, зорко следят за переменами, которые происходят на их родном комбинате, и вспоминают далекое прошлое.

Н. А. Веселов, отработавший на текстильных предприятиях 52 года, вспоминает:

—        Не та работа раньше была… И уважения за твой труд никакого не было. Только унижение терпели. Зачастую фамилии рабочих людей знал только табельщик. При поступлении на работу давали клички: Анютка Попадья, Анна Ведьма, Яшка Карась. Так их и потом звали… Ютились все в «сборных» — домах-казармах, в одной комнате — две семьи, Ни электричества, ни мебели — одни тараканы да клопы. Самый лучший наряд — ситцевые платья.

—        В старое время рабочие были сплошь неграмотные, — вспоминает бывшая ткачиха, ныне персональная пенсионерка Любовь Михайловна Антонова. — Научат товарки справляться с машиной — вот и весь курс науки. Расписаться — и то не умели. Вместо подписи крестик ставили…

А сегодня на комбинате неграмотных нет. Десятая часть работающих имеет высшее и среднее специальное образование. В 1960 году в семью текстильщиков влились 148 девушек и юношей, из них около 60 человек окончили среднюю школу, 87 имеют образование от 7 до 9 классов.

В Нерехте, как и во всей советской стране, есть все условия к тому, чтобы каждый рабочий учился, творил, дерзал. Хочешь учиться или получить новую квалификацию — тебе открыты двери в школу рабочей молодежи, ФЗУ, филиал текстильного техникума. Хочешь в совершенстве овладевать своим делом — тебе помогут грамотные специалисты, объяснят обязательный минимум технических знаний. В 1960/61 учебном году в филиале текстильного техникума, в школе ФЗУ и в школе рабочей молодежи обучалось более 200 молодых текстильщиков; 18 человек были направлены предприятием в высшие учебные заведения.

С шестиклассным образованием поступил на комбинат Юрий Баикин. Сочетая работу с учебой, он окончил 10 классов вечерней школы и сейчас учится в Костромском технологическом институте. Бывшие помощники мастеров Игорь Капитонов и Василий Криулин также получили среднее образование без отрыва от производства и в настоящее время учатся в высших учебных заведениях. Таких примеров много.

Людям, влюбленным в свои профессии, свойственны стремления к творческим исканиям, техническим открытиям и усовершенствованиям. Есть такие люди и на льнокомбинате.

В 1960 году рационализаторы и изобретатели внесли 172 предложения. Годовой экономический эффект от 118 внедренных в производство предложений превысил 500 тысяч рублей.

Коллектив рационализаторов и изобретателей предприятия принял на себя большие обязательства: за семилетку внедрить в производство не менее 1200 предложений с годовым экономическим эффектом 2,5 миллиона рублей (в старых деньгах). Это обязательство успешно выполняется — за первые два года семилетки внедрено в производство 372 предложения, которые дали экономическую выгоду свыше 1 миллиона рублей. В 1961 году 104 рационализатора внесли 148 предложений, из которых 139 внедрены и дали свыше 79 тысяч рублей экономии. В первом полугодии 1962 года в рационализаторской работе участвовали 135 человек; 97 разработанных ими предложений внедрено в производство.

Примером крепкого технического содружества инженера и рабочих-практиков является творческая работа бригады рационализаторов ткацко-приготовительного отдела в составе начальника цеха Геннадия Алексеевича Трошина и слесарей Николая Петровича Бондарева и Александра Ивановича Петрова. За два первых года семилетки эта бригада внесла 31 предложение. В 1961 году 12 предложений бригады дали экономический эффект на 8,5 тысячи рублей.

Таков сегодняшний льнокомбинат «Красная текстильщица». Таковы его люди. Заговорите с ними, и они вам расскажут не только о производственных успехах своего предприятия, но и гордо заметят, что их клуб, например, — лучшее место отдыха всех нерехтчан, их стадион — постоянное место самых острых спортивных состязаний и азартных переживаний болельщиков. Они не забудут упомянуть о том, что на месте старого бульвара дореволюционной Нерехты теперь шумит листвой и весельем уютный «Сад текстильщиков». Они покажут новые кварталы жилых домов, построенных комбинатом.

За послевоенные годы жилой фонд комбината увеличился на 9 тысяч квадратных метров. В 75 домах проживают 611 семей. Есть у текстильщиков и свой рабочий поселок. Протянулись там улицы с красивыми благоустроенными домами. Стоит там и особый дом: в нем живут ветераны труда — пенсионеры.

Из года в год возрастают расходы на культурно-бытовое обслуживание текстильщиков. В 1961 году израсходовано более двух миллионов рублей. Было время, и об этом хорошо помнят пожилые люди, мастеровой человек в поисках угла подешевле переходил из дома в дом, неся с собой деревянный сундук да матрац, набитый соломой, — это и было все его «имение». Зайдите теперь в квартиры недавних новоселов: красивая мебель — обязательная принадлежность их домашнего уюта; электронагревательные приборы от утюга до стиральной машины—незаменимые принадлежности их домашнего обихода; радиолы, телевизоры, книги и журналы — необходимые средства их культурного отдыха.

Таков социалистический быт нерехтских текстильщиков.

* * *

На противоположной стороне города расположен другой промышленный ветеран Нерехты — каблучная фабрика. Название «каблучная», данное лет тридцать назад, в настоящее время вряд ли полностью определяет и само производство, и его  экономическое значение:  бывшая  основная  продукция — каблуки — ныне составляет чуть больше 50 процентов всей валовой продукции. Фабрика освоила выпуск новых промышленных изделий…

История этого предприятия небольшая. В 1910 году нерехтские предприниматели Кожин и Савельев заложили двухэтажное кирпичное здание, а в 1911 году открыли в нем бумаго-ткацкую фабрику. Через три года предприятие это прекратило свое существование. В 1915 году здание заняла эвакуированная из бывшей Холмской губернии фабрика деревянных гвоздей и колодок польского капиталиста Раабе. В канун Октябрьской революции на ней работали 140 рабочих, и выпускала она 38 с половиной тысяч пудов деревянных гвоздей и 17 тысяч пар колодок на общую сумму 880 тысяч рублей.

После случившегося в 1918 году пожара фабрика восстанавливалась медленно. Заключив с Советским правительством договор на концессию, Раабе в 1924 году возобновил работу предприятия, и до 1928 года, до национализации фабрики, она была концессионным предприятием, выпускала колодки и гвозди.

Старожил Нерехты Василий Яковлевич Ширкин, в 1910 году положивший первые кирпичи в основание фабричного корпуса и работавший на этом предприятии до 1956 года, рассказывает:

— Спрашиваете, что нового появилось на фабрике? Лучше спросите: а что старого осталось там? Ничего. Стояли до прошлого года на территории два жилых дома для начальства и те сломали. Ну, и правильно: у фабрики теперь новые, каменные дома есть. Со всеми удобствами. Целый поселок построили за последние 10 лет. От прежней-то фабричонки название одно осталось. Остальное все новое. Раньше ведь шпильки да колодки одни шли. Да и как шли-то. Смехота одна. А теперь? Колодки даем. Каблуки всех фасонов даем. Тут и  шлифовальная шкурка, и конвейеры для швейных предприятий, и мебель. Каблуки с колодками куда только и не отправляем. А машины теперь какие. И универсальные строгальные станки, и копировальные. И поточные линии. Мощную вентиляцию соорудили — глотать пыль не будешь, как раньше. Новая сушильная база — любо дорого посмотреть…

Действительно, самой разительной переменой на фабрике является автоматизация и механизация производственных процессов. Было время, когда разгрузка деловой древесины производилась вручную. Теперь эту трудоемкую работу выполняют подъемные краны. За всю историю предприятия сырье и другие материалы подвозили к цехам с сырьевой базы на лошадях и автомашинах. Теперь же сотни тонн груза в сушильный, пильный и колодочный цехи доставляются высотной машиной-лесовозом. Раньше, пожалуй, никому и в голову не пришло, чтобы на фабрике были конвейерные линии. А теперь это обычное дело.

Широкий размах производственного строительства и большой экономический рост дали послевоенные годы. С 1947 года началась полная реконструкция фабрики с объемом капитального строительства на 32 миллиона рублей, из которых 27 миллионов освоены к 1961 году. За это время открылись новые цехи, паровые двигатели, дизели заменены электромоторами, каблучно-колодочное производство получило новое высокопроизводительное оборудование, сушильное хозяйство увеличилось до 25 камер и выдает ежедневно до 50 кубометров сухого полуфабриката. Фабрика выпускает до 15 миллионов пар каблуков в год, более 400 тысяч пар колодок, сотни тысяч метров шлифовальной шкурки, много различной мебели, обеспечивает своей продукцией более 300 предприятий страны.

В семилетку коллектив предприятия вступил с повышенными производственными заданиями, Уже в первом ее году каблучники добились хороших результатов. Сверхплановая продукция 1959 года превысила годовой выпуск дореволюционного предприятия в три раза.

Широкая волна соревнования за коммунистический труд охватила коллектив. В 1962 году 4 цеха, 2 смены и 79 бригад боролись за почетное право называться коммунистическими. 13 бригадам, 96 новаторам производства уже присвоены эти почетные звания.

В течение всего 1961 года каблучная фабрика занимала одно из первых мест среди промышленных предприятий Нерехты по всем производственным показателям. И в этом, несомненно, есть немалая заслуга партийной организации предприятия, которая объединяет свыше 170 человек.

Высокая организаторская и воодушевляющая роль коммунистов особенно проявилась в дни подготовки к XXII съезду Коммунистической партии. По их инициативе коллектив фабрики, идя навстречу съезду, боролся за выполнение высоких обязательств: ко дню открытия съезда дать сверх плана 300 тысяч пар каблуков, 15 тысяч пар колодок, на 10 тысяч рублей мебели, а годовой план по выпуску валовой продукции выполнить 22 декабря. Бригада коммунистического труда, которую возглавляет Зинаида Егоровна Лукина, приняла обязательство дать в 1961 году сверх плана 2864 пары колодок. Готовясь к встрече XXII съезда партии, эта бригада за 7 месяцев выработала сверх плана 4204 пары колодок.

Отлично поработала и бригада фрезеровщиков каблука, которой руководит Евгения Григорьевна Филина. С честью оправдывая высокое звание коммунистической, бригада за 7 месяцев 1961 года выработала сверх плана 26040 пар каблуков, при обязательстве 14050 пар.

Ударными делами ответил коллектив каблучников на исторические решения XXII партийного съезда: к 20 декабря 1961 года был завершен годовой план по выпуску валовой продукции, а цех шлифовальной шкурки с 6 декабря стал работать в счет 1962 года.

Чтобы выполнить увеличенный на 20 процентов план 1962 года, каблучники и в этом году работали ударными темпами. Под лозунгом: ни одного рабочего, не выполнившего нормы, — трудились бригада коммунистического труда Зои Бабошиной и комплекты Анны Ворониной и Константина Новака из каблучного цеха. При норме 1900 пар каблуков за смену они давали по 2300—2400 пар. А комплект Ивана Коржа при той же норме производительность конвейера довел до 2680 пар каблуков за смену.

Широкий размах приняло движение за овладение смежными профессиями.

Фрезеровщица пяточной части каблука Мария Журавлева овладела еще двумя операциями:фрезеровкой замка и прорези фронтальной части каблука. Ее выработка — 135 процентов к норме. В 1961 году она обучила своей профессии трех человек.

Освоив профессию станочницы копировальных станков, комсомолка Галя Кричалкина овладела еще четырьмя станками: она может работать и на срезке, и на выемке низа каблука, владеет станками, на которых просверливают отверстия для шпильки и делают прорези на каблуке. Свой опыт Кричалкина передает подругам: она обучила своей специальности двух новичков. И несмотря на то, что на фабрике установлена оплата за обучение, Кричалкина отказалась от этого вознаграждения:

—         Неудобно брать за помощь товарищу, — просто объяснила она.

И еще одна черта нового присуща каблучникам.

—         Сказать про наших рабочих только, что они хорошо работают, значит, почти ничего не сказать, — рассудительно замечает директор фабрики Борис Александрович Астафьев. — Одно дело, напрягая все силы, как под дубинушку, выполнять план. А вот если творчески решать, как с меньшей затратой силы сделать больше, — это уже совсем другое, новое. Им и богат наш коллектив.

На фабрике каждый седьмой человек — рационализатор или изобретатель. Это люди разных профессий, но одинаково мыслящие о том, что от каждой машины можно взять больше, чем она дает. Думать, творить, дерзать — это самые драгоценные качества советского человека, которые помогают ему покорять природу, двигать вперед науку и технику. Этими качествами обладают, например, Михаил и Вячеслав Крушельницкие, Иван Филимонович Жидков и многие другие.

— Некоторые думают, — говорит слесарь Михаил Крушельницкий, — что специальность слесаря не ахти какая интересная. Води, мол, напильником по железу, и все… А у меня на этот счет иное мнение. Думай больше — хорошее дело сделаешь.

Десять лет творческих исканий, напряженного вдохновенного труда рационализатора и изобретателя Михаила Крушельницкого принесли немалую пользу в повышении производительности труда на фабрике. 17 предложений —таков лицевой счет этого новатора. Совместно с товарищами по работе простой слесарь изобрел станок для разводки ленточных пил. В 1957 году от Комитета по делам изобретений и открытий при Совете Министров СССР он получил авторское свидетельство.

Комсомольцы и молодежь фабрики играют в деле развития рационализаторства и изобретательства авангардную роль. На фабрике каждый пятый комсомолец — рационализатор. Молодые рационализаторы в честь XIV съезда ВЛКСМ внесли 26 предложений, из которых 24 внедрены в производство. 4500 рублей условной годовой экономии, полученной от них, вложены в комсомольскую копилку. Лучшей комсомольско- молодежной творческой бригадой рационализаторов является бригада в составе Михаила Клопова, Валентина Коровина и Юрия Романова из цеха древесно-стружечных плит.

Проводив на заслуженный отдых рабочих- ветеранов, коллектив фабрики принял в свои ряды новое, грамотное пополнение. За первые два года семилетки в рабочую семью влились 78 юношей и девушек, имеющих среднее и неполное среднее образование. А техническое образование они получили на фабрике. На предприятии в 1960 году сетью производственно-технического обучения были охвачены 240 человек; 300 рабочих овладели второй и третьей специальностями. Неустанное повышение своего общего и технического образования многие каблучники считают непреложным законом. Без отрыва от производства закончили техникум по деревообработке Юрий Николаевич Мурыксин, Нина Алексеевна Лебедева. И в 1961 году 14 каблучников без отрыва от производства обучались в средних и высших специальных учебных заведениях.

А.Андреев
И.Большаков
М.Магнитский
Костромское книжное издательство 1963

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*

History and culture of Kostroma county