Бордель под крышей закона

 Скудаева А.
Хронометр (Кострома). 2002. 11 декабря. № 50 (265).

Несколько дней назад в редакции газеты «Хронометр» появились две броско одетые дамы на вид лет тридцати с хвостиком. Уверенным тоном гостьи заявили:

– Вот вы все жалуетесь, что в городе нет денег на тепло, газ и воду, а сами даже не догадываетесь, сколько денег Кострома могла бы иметь, если бы власти разрешили открыть в городе хотя бы один публичный дом!

Идея легализации проституции приходит на ум и самим жрицам любви, и политикам с завидной регулярностью. Первые мечтают о спокойствии и безопасности «бизнеса», вторые жаждут получить контроль над неучтенными в казне миллионами. Но если раньше дело ограничивалось одними лишь громкими заявлениями и политическими скандалами, то теперь владелицы подпольного дома терпимости пришли с практически готовым бизнес-планом. Все как полагается: налоги, аренда, накладные расходы, зарплата, социальные льготы сотрудницам:

– У нас же все это было! – увлеченно рассказывали посетительницы. – Еще лет сто назад в Костроме работало сразу несколько официальных заведений!

Удивившись столь глубокому знанию вопроса, мы решили провести свое историческое расследование и узнать, как именно работал легальный бордельный бизнес в патриархальной Костроме. Быть может, нынешним властям действительно стоит вспомнить забытый опыт предков?

Если зло нельзя искоренить

Императрица Екатерина II впервые в российской истории разрешила существование легальных, зарегистрированных проституток, подчинив их регулярному медицинскому надзору и предписав бесплатно лечить всех публичных женщин, заболевших сифилисом или другими венерическими заболеваниями.

А в 1861 году в эпоху правления царя-реформатора Александра II Министерство внутренних дел составило специальные правила, регламентирующие содержание «домов терпимости». С помощью врачебно-полицейского комитета в Петербурге было организовано ежемесячное освидетельствование всех без исключения проституток. За женщинами «свободной нравственности» следили специальные полицейские агенты, в обязанности которых входила не только слежка, но и доставка на медицинские осмотры женщин, подозреваемых в занятиях проституцией.

Тайны и скандалы костромских борделей

В Костроме разрешенная законом «свободная нравственность» укоренилась довольно скоро. Уже 17 сентября 1879 года костромская мещанка Варвара Ильина получила в полиции разрешение на организацию первого в городе «дома терпимости».

К разрешению на создание борделя прилагалась полицейская инструкция, согласно которой в публичном доме строжайшим образом запрещалось играть в карты, распивать спиртные напитки, шуметь, переезжать в другой дом без ведома полиции и т.д. Ильиной было заявлено, что если она не будет соблюдать все эти правила и «дом терпимости» будет оскорблять нравственные чувства горожан, то полиция закроет данное заведение без права его повторного открытия в городе Костроме.

Очевидно, бизнес мадам Ильиной процветал, поскольку в октябре 1883 года к костромскому полицмейстеру обратилась конкурентка удачливой хозяйки борделя Ульяна Петровская с просьбой разрешить ей открыть в Костроме неподалеку от базара новый «дом терпимости». Пристав, которому поручили осмотреть помещение, заявил, что по своему устройству и расположению комнат здание вполне подходит для того, чтобы разместить в нем злачное заведение, несмотря на то что близость базара и питейных заведений могла привести к возникновению скандалов в дневное время.

Несмотря на пристальный контроль полиции, скандалы в публичных домах были делом привычным. Так, в начале 1880 года жители Смоленского переулка и Никольской улицы написали в губернское правление жалобу на неудобства, причиняемые им заведением Ильиной, и просили перевести «дом терпимости» в другое место. Однако пристав, отправленный для расследования обстоятельств дела, в своем рапорте отметил, что указанный дом удобно расположен для обследования и надзора за ним полиции. И ежели перенести публичный дом на окраину города, то следить за ним будет затруднительно, поскольку штат полицейских весьма ограничен.

Наша служба и опасна, и трудна

Между тем малочисленность костромских полицейских ничуть не влияла на их служебную ретивость. Порой доходило до курьезов. Иногда женщин заносили в разряд проституток случайно. Так, например, один горожанин в пьяной ссоре обозвал сожительницу другого проституткой. Узнав об этом, помощник полицейского пристава отреагировал мгновенно, приписав данную женщину в разряд проституток. В результате ей пришлось еженедельно проходить медицинский контроль. Только после длительных разбирательств и объяснений женщине удалось доказать, что она не является проституткой, и ее из списка «публичных девок» вычеркнули.

Впрочем, бывали случаи, когда жалобы писали на самих полицейских. 10 мая 1895 года на имя помощника начальника губернского жандармского управления пришло сообщение от унтер-офицера Иванова, в котором сообщалось о том, что в посаде Пучеж по Кузнецкому переулку с разрешения местного пристава было открыто сразу три (!) «дома терпимости» в ста саженях от близлежащих жилых домов. Возмущение жителей вызывало то, что каждую ночь в означенных заведениях происходило пьянство, шум и «непотребство». А пристав, призванный следить за порядком в этих домах, сам частенько заходил туда, пьянствовал и нарушения не пресекал.

Горькие пилюли «свободной любви»

В начале 80-х годов XIX века в Костроме «работали» 62 «жрицы любви» в возрасте от 16 до 32 лет. В 1882-83 годах костромские проститутки попали в эпицентр скандала, связанного с заражением венерическими болезнями солдат расквартированного в Костроме Зарайского полка. Наказание было жестоким: по закону за заражение «нехорошей» болезнью виновные могли быть подвергнуты аресту до 2 месяцев либо гигантскому штрафу в размере 200 рублей. Учитывая, что корова в те времена стоила 30 рублей, в пересчете на цены 2002 года штраф составлял около 100000 рублей!

В 1899 году для контроля за проституцией костромской полицмейстер попросил городскую управу предоставить отдельное помещение для осмотра проституток, поскольку в земской больнице, где ранее проводились осмотры, работа велась недостаточно квалифицированно, что способствовало увеличению венерических заболеваний у населения. Для работы кабинета полицмейстер просил городскую управу предоставить инвентарь и санитарку. Вместе с ее жалованьем (20 рублей в месяц) все это обходилось городской управе в 900 рублей в год.

Путаны в законе

По данным Первой всероссийской переписи населения, в 1897 году в Костромской губернии проживали 43 женщины в возрасте от 17 до 59 лет и один мужчина, занимавшиеся проституцией. В Костроме было 29 проституток, в Галиче – 6, в Кинешме – 4, в Макарьеве – 1, в Чухломе – 1, в Юрьевецком уезде – 2.

И их количество быстро росло. Очередной публичный дом в Костроме открылся в сентябре 1901 года в доме Зимина на улице Набережной. Причем держателем заведения стала не женщина, а парфеньевский мещанин Щербаков. Требования полиции к условиям работы «дома терпимости» были довольно жесткими. Помещение следовало содержать в чистоте, постельное белье менять регулярно, комнаты – проветривать. Владельцу предписывалось обязательно иметь список проституток и каждый день в девять утра докладывать полиции о вчерашних посетителях. Всех без исключения проституток необходимо было регулярно предоставлять для медицинского осмотра, больных за свой счет содержать в больнице. Любопытно, что в заведении категорически запрещалось шуметь, нарушать порядок и продавать спиртные напитки. За любое нарушение полиция имела право закрыть заведение.

Бордель закрылся. Да здравствует бордель?

Ни для кого не секрет, что сегодня в Костроме количество «жриц любви» значительно превышает официальные данные полицейских отчетов XIX-XX веков. У всех на слуху история скандально известной облавы, проведенной костромскими милиционерами в прошлом году в одном из городских борделей. Тогда за одну ночь за «работой» в отдельно взятом заведении были застигнуты более сотни проституток.

Очевидно, многие из современных девочек по вызову предпочли бы работать официально: платить налоги и «спать спокойно», рассчитывая на защиту со стороны правоохранительных органов. Но если костромская милиция внимательно изучит и возьмет на вооружение методы работы своих коллег, разработанные сто лет назад, горячее желание работать официально у современных «жриц любви» салонов может поостыть.

Редакция выражает благодарность историку Роману Владимировичу Рябинцеву за помощь в подготовке статьи и предоставленные архивные материалы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.