Как освещалась старая Кострома

Страницы истории. К 40-летию Костромаэнерго.

Уличные фонари в Костроме
Уличные фонари в Костроме

В январе 2001 года исполняется 40 лет со дня образования РЭУ Костромаэнерго, благодаря которому началось развитие промышленной энергетики в Костромской области. Однако история электрификации Костромского края уходит своими корнями в гораздо более далекие годы. К юбилею Костромской энергосистемы пресс-служба Костромаэнерго подготовила цикл публикаций. Сегодня вниманию читателей Северной правды (от 18.09.2008) предлагается первый материал новой рубрики.

Тимур Пакельщиков. Фонари близ дворянского собрания вечером. Проспект Мира в Костроме и падающий снег.
Падает первый снег на ночные фонари у зданий Романовского музея и Дворянского собрания. Фотографии Костромы.

У внутреннего освещения домов в городах имеется своя богатая история: факела, масляные светильники. В сельских избах для освещения использовались лучины. Лучины вставлялись в железный светец — стержень с расщепленным концом наверху и обручем (для устойчивости) внизу или деревянную стойку с развилкой наверху. Обруч светца во избежание пожара ставился в емкость с водой. Таким образом, светец можно было ставить там, где был необходим свет.

Old street lamp
Уличный фонарь

Изобретение свечей произвело целую революцию в производстве светильников. Свеча породила подсвечник. Они делались на одну-три свечи, иногда — больше, предназначались для освещения стола или прикроватной тумбочки. Их легко можно было переносить по дому. Шандал- это подсвечник-торшер, более фундаментальное сооружение, но также легко перемещаемое. Большие подсвечники с разветвлениями для нескольких свечей назывались канделябрами. Их часто укрепляли на стенах или в простенках между окнами. С XI века в России известны подвесные светильники — хоросы, которые, как правило, размещали в храмах. Другой подвесной церковный осветительный прибор — паникадило. Оно состоит из металлического стержня и нескольких ярусов фигурных кроншейнов для свечей. Люстра — подвесной осветительный прибор типично гражданского назначения, на несколько источников света. Количество, ценность и художественные достоинства этих отечественных или заграничных изделий зависели от знатности и богатства хозяина. Если парадные комнаты в помещичьем доме освещались восковыми свечами, то в затрапезных помещениях, в комнатах бедных родственников жгли сальные свечи в дешевых подсвечниках и фонарях. Вспомним, что бедная воспитанница графини Лиза из пушкинской Пиковой дамы жила в убогой комнате, где сальная свеча горела в медном шандале.

гауптвахта
Уличный фонарь перед гауптвахтой

Наряду со свечами широко применялись масляные лампы, горючим для которых служило деревянное (т.е. дешевое оливковое), сурепное, маковое и другие сорта растительных масел. В некоторых осветительных устройствах применялись животные жиры.

Важные улучшения в устройство масляных ламп были внесены в конце XVIII века швейцарским изобретателем А.Арганом. Он ввел горелку нового типа с круглым фитилем и предложил надевать на нее для усиления тяги вертикальную трубку. Вначале речь шла о металлической, а затем о стеклянной трубке. Французский аптекарь Кенкэ внес в лампу некоторые усовершенствования, поместив резервуар с маслом на уровне горелки, и начал производство настенных и настольных масляных ламп, получивших по его имени название кенкетов.
В 40-х годах XIX века английские исследователи, занимавшиеся сухой перегонкой каменного угля и разложением нефти, получили жидкость, которую назвали керосином. С ним и связано дальнейшее развитие осветительных приборов. Керосиновая лампа давала значительно больше света, позволяла лучше регулировать яркость пламени и быстро завоевала популярность.

Костромичи, по воспоминаниям старожилов, вечернее время суток проводили по-разному: одни сидели со свечой, другие перемигивались с фугасиком, третьи коротали вечер с керосиновой лампой. Потому и берегли каждый огарочек свечи, и экономили керосин. Спать ложились пораньше, да и вставали пораньше, чтобы дело наверстать засветло. Едва наступал осенний или зимний полдень, в домах начиналась подготовка к вечернему освещению: чистили стекла от ламп, поправляли фитили, подбавляли керосина. А иным приходилось и без света сидеть: то стекло у семилинейки (тип керосиновой лампы) лопнет, а его сразу не купишь, то керосин вышел, а достать негде, посумерничают с лампадой, да и спать…

История наружного освещения городов тоже уходит своими корнями в далекое прошлое. Поначалу все сводилось к кострам — источнику ненадежному, прожорливому. Долгое время горожане довольствовались факелами, свечами. Только в 1718 году Петр Первый утвердил проект Устройства уличных фонарей Санкт-Петербурга. В 1730 году появился указ Сената о постановке в Москве фонарей на столбах.

Фонари на улицах города
Фотографии фонарей на улицах города

Светильни на деревянных столбах с фильтром, погруженным в конопляное масло, едва освещали лишь небольшое пространство вокруг себя и служили по ночам тусклыми ориентирами для припозднившихся путников. В 60-е годы XVIII века сделали попытку модернизировать топливо для освещения площадей и улиц — стали заправлять фонари хлебным спиртом. Увы, затея потерпела неудачу, фонарщики слишком быстро выходили из строя.
К 90-м годам XVIII века относятся первые опыты по использованию для освещения светильного газа, добываемого из угля. В 1806-1812 годах в Англии была создана Национальная компания газового освещения и отопления. Вырабатываемый светильный газ поступал в газгольдеры, а оттуда в городскую сеть, предварительно пройдя через регулятор давления. Улицы, площади и квартиры освещались рожками и горелками. Преимущества газового освещения заключались в централизации снабжения установок светильным газом, сравнительной дешевизне этого горючего, простоте газовых горелок и их обслуживания. Но в пожарном отношении оно было небезопасно, вредно для здоровья, сила света каждой отдельной горелки была невелика.

В России первый газовый завод построили в Москве в 1863 году. Предназначался он для освещения Большого и Малого театров. К началу 80-х годов XIX века весь центр Москвы в пределах Садового кольца был освещен, установили около 9 тыс. газовых фонарей.

После того, как русский изобретатель П.Н.Яблочков получил патент на Русский свет, началось внедрение новшества — первых дуговых фонарей для электрического освещения улиц. Первая в России установка наружного электрического освещения дуговыми лампами была введена в работу 10 мая 1880 года на Литейном мосту в Петербурге. 10 сентября 1880 года Московская городская дума решила устроить электрическое освещение в местности вокруг храма Христа Спасителя. Лампы были довольно маломощные, светили тускло, но все равно успех на их долю выпал огромный. Фонари из неказистых мастодонтов стали превращаться в подлинные архитектурные шедевры. Вспомним хотя бы прекрасные, полные величия светильники у памятника А.С.Пушкину, на площади, носящей имя великого русского поэта, у Большого театра.

С конца XIX века центр Костромы тоже тускло освещался городскими фонарями, заправляемыми скипидаром. Освещение города с 15 августа 1874 года было сдано по контракту сроком на пять лет австрийскому подданному Дочару. С каждого фонаря ему выплачивалось ежегодно 9 руб. 60 коп., а со всех трехсот фонарей 2.880 руб. Кроме того, со вновь устроенных ста фонарей ему приходилось с каждого 8 руб. 40 коп. Всего в смете города на освещение на 1878 год было заложено 3.720 руб. Кроме того, на иллюминирование города в высокоторжественные дни выделялось еще 50 руб. В 1878 году на площадях и улицах города стояло 400 фонарей.

Фонарь с улицы Симановского
Настенный фонарь с улицы Симановского

Затем на улицах Костромы появились фонари с керосиновыми лампами. В 1886 году город уже освещался 586 фонарями. Из них 582 горели девять месяцев: с 1 января по 1 мая и с 1 августа по 1 января. Из соображений экономии в лунные ночи фонарей не зажигали. Четыре фонаря ставили на льду по реке Волге, они горели четыре месяца. На год для фонарей требовалось 1.631 пуд 21 фунт 24 золотника керосина, исходя из 60 золотников на десятилинейную лампу в ночь. Пуд керосина стоил 80 коп, всего требовалось его на сумму 1.305 руб. 23 коп.

Кроме того, на освещение полагалось: по семь штук ламповых стекол на фонарь, всего 4.102 штуки по 52 руб.50 коп. за тысячу — на 215 руб.30 коп.; светильни ? аршина на фонарь или 439,5 аршина по 4,5 коп. за аршин, всего на 19 руб. 78 коп.; сальных свеч зажигания фонарей пять пудов по 7 руб. 60 коп. за пуд — на 38 руб.; 30 штук ершей по 25 коп. — на 7 руб. 50 коп.; тряпки для протирки — один пуд на 1 руб. 50 коп. На перемену и ремонт фонарных столбов, фонарей и горелок отпускалось 400 руб.

На отопление лаборатории, где производился разлив керосина, отпускалось на одну печь 7 саженей дров по 2 руб.70 коп., всего на 18 руб. 90 коп. На жалованье полагалось ежегодно смотрителю освещения 240 руб., старосте 102 руб. 19 служителям платили девять месяцев по 9-11 руб. ежемесячно, сторожу в течение трех летних месяцев — по 9 руб. ежемесячно. Всего в смете доходов и расходов г. Костромы на освещение было заложено 4.357 руб.88 коп.
Каждый фонарщик имел особый отличительный знак. Наряду с заправкой в обязанности фонарщика входили чистка от копоти и протирка фонарей. Их ламповая штаб-квартира -одна на весь город- помещалась в деревянном домике на Сенной улице на берегу Медного пруда. Отсюда, когда наступал вечер, выходили на работу фонарщики: зимой — с саночками, а когда не было снега — с тележками, на которых развозили заправленные керосиновые лампы. На плече у фонарщика легкая полуметровая лестница, без нее до фонаря не добраться. Под вечер по улицам бегали быстроногие фонарщики,- вспоминал старожил Костромы Н.Соколов.- Подбегут они к фонарному столбу, приставят к нему лестницу, откроют дверку фонаря, вынут пустую лампу, поставят новую, заправленную, чиркнут спичкой и бегут дальше… Если же говорить о рабочих операциях по включению фонаря чуть подробнее, то фонарщику сначала надо было отпереть замок, опустить систему подвески фонаря. Когда фонарь открывался, его продирали ершом, снимая копоть, затем протирали ветошью, заливали порцию керосина сообразно времени года. Наконец, фонарь поднимали на место, и замок запирался.

В начале XX века костромичи в центре города увидели новинку- керосино-калильные фонари, эффект от которых был неоспоримо выше, чем от простых коптилок. Газета Костромской листок в номере от 19 сентября 1901 года сообщала: В скором времени на Сусанинской площади будут установлены для пробы два фонаря системы Россия. Действительно, через три недели, 3 октября на Сусанинской площади установили два фонаря системы Россия Галкина с керосино-калильными горелками. Вечером, в тот же день фонари были зажжены. Газета Костромской листок так оценила новинку: По силе и яркости света фонари Россия не уступают обыкновенным электрическим лампочкам накаливания и вполне заменяют два-три десятка наших керосиновых коптилок; необходимо только для получения равномерного света обыкновенные фонарные стекла заменить матовыми. В газетах того времени можно было часто встретить рекламу самозажигающихся керосино-калильных фонарей для наружного освещения: Сила света — 1200 свечей. Простая конструкция! Легкий уход! Дешевая эксплуатация! В 1910 году в Костроме имелось уже 740 фонарей, которые обслуживались 23 фонарщиками.

Постепенно уличные керосиновые фонари в центре Костромы стали заменять на более привлекательные — газовые, уже давно опробованные в столицах. Но фонари стояли не на каждой улице.
С наступлением сумерек костромичи привычно ходили по темным проулкам, прислушиваясь к трещоткам ночных сторожей. Всякий знал, кто где живет и без фонарей.

Потомственный почетный гражданин Костромы, родом из старинной купеческой семьи С.М.Чумаков вспоминал, что еще в 1910 году губернатор Веретенников издал постановление повесить у своих ворот фонари с обозначением улицы и номера дома, а также и освещать их, но дело это было никому не нужно…Губернатору многие советовали отменить это распоряжение, вызывающее дополнительный расход без какой-либо пользы. В столичный Сенат ушла даже жалоба на губернатора. Там нашли, что губернатор не мог издавать постановление о фонарях, которые были обязательны для городов с числом жителей, превышавшим фактическое в Костроме. Постановление было отменено, но еще долго висели на многих домах так и не зажигавшиеся фонари.

О дуговых электрических фонарях состоятельные костромичи могли только мечтать. Возвращаясь домой и вспоминая ярко освещенные столичные проспекты, они лишь недоверчиво покачивали головами, видя, как привычно зажигают на костромских улицах керосиновые фонари. Электрический соблазн вдали от Невского проспекта и московской Театральной площади представлялся одним — неосуществимой мечтой, другим — делом канительным и накладным. Но все изменилось с приближением празднования 300-летия династии Романовых.

Ю.Тимонин
(Пресс-служба АО Костромаэнерго)
Северная правда. — 2000. — 27 июня

Другие публикации:

В. Смуров. Первое электричество в Костроме // Северная правда. Кострома, 1988, 8 июня;
Ю. Бекишев. «Старец Иоанн Электрический»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*