Сбор материала для «словаря языка шерстобитов»

Письмо графа Льва Алексеевича Перовского, министра уделов и управляющего кабинетом Его Величества, было отправлено Далю с «препровождением всего, что было собрано по этому предмету» (под наблюдением действительного статского советника Надеждина) 9 января 1854 г. Интересно знать, что было известно В.И. Далю о языке офеней и, возможно, о языке шерстобитов до этого момента?

В 1852 г., т.е. за два года до письма Л.А. Перовского, В.И. Даль публикует свою знаменитую статью «О наречиях русского языка», где имеется специальный раздел об искусственных языках, в котором подробно характеризуется офенское наречие, но еще нет упоминания о языке костромских шерстобитов (См.; Вестник императорского русского географического общества. 1852. Ч. VI. Кн. 1. С. 58 — 61.) Сведения о шерстобитах Даль включил в более поздний вариант этой статьи, напечатанной «с небольшими поправками против первого издания» уже в качестве своеобразного введения к «Толковому словарю» (1863— 1866 гг.).

«Костромские шерстобиты, таскаясь с лучками своими по всей Руси и подражая ковровцам (Ковровский уезд Владимирской губ., по мнению Даля, — родина офенского языка), также сложили себе свой язык, частию переняв офенский, а частию переиначив и добавив его своим сочинением. Может быть, я приложу, в конце словаря (имелся в виду «Толковый словарь живого великорусского языка». — В.В.), словарики офенский и шерстобитов» (Даль 1955. С. LXXVII).

В «Толковом словаре», в статьях: Афеня, Барышник, Волна, Кантюжный, Мазурик и ряде других, подготовленных, несомненно, в нижегородский период жизни Даля, читаем: «Похожий, но менее полный язык есть у костромских шерстобитов, у тверских и др. нищих…, у конских барышников… Счет офеней: екой, взю (кокур), кумар (стрем, стема), кисера (дщера, чикав), пинда (пенда, вычур), шонда, сезюм, вондара, девера (кивера), декан» (в статье Афеня, офеня). Заметим, что здесь собственно шерстобитные слова: кокур, кума, вычур поданы вместе с собственно офенскими. В статье Волна (шерсть): «Кинешемские шерстобиты ходят со смычками своими по всей России, и ввели между собой особый, искусственный язык, похожий на офенский, но беднее его: басаргуля — ягня; башково — скоро, бойко; било — веник; бири — руки; вит — вода; витить — лить; гогус — петух; гадайка — кукушка; жор — зуб; зубила — пила; жгон — шерстобит; кан — кровь; кокур — два и пр.» («Словарь». Т. I. С. 293). Здесь необходимо обратить внимание на 1) слово жгон, давшее название языку — жгонский, 2) указание на родину жгонов-шерстобитов — Кинешемский уезд, называемый, как упоминалось выше, и  С. Максимовым.

В ответ па письмо-поручение Л. Перовского В.И. Даль, служивший в это время в Нижнем Новгороде управляющим Удельной конторой, сообщал о своей готовности «составить словарь офенского языка» из присланных ему запасов, «присоединив к ним еще и то, что мне удалось собрать» (Либрович. Указ. соч. С. 10). Дальнейшие действия В.И. Даля нам известны. Еще не получив ответа от Л. Перовского, В.И. Даль сам командирует Лури, чиновника своей конторы, в Макарьевский уезд Костромской губ., откуда 24 марта 1854 г. тот писал Далю, что занимается «собиранием материалов для составления словаря шерстобитов» (Либрович. С. 11). Описав характер промысла шерстобитов (они «выбивают меха, шьют и кроят шубы, они же и коновалы»), их маршруты (на зиму из «здешнего уезда отправляются в Пермскую губернию и в дальнюю Сибирь»), Лури подчеркивал своеобразие их языка: «Язык их совершенно отличный от офенского, так что в словаре, составленном Вами (выделено мною. — В.Б.), я изредка только встречал слова, подходящие к их языку» (Там же). Какой же словарь был составлен Далем? Думается, что здесь имеется в виду офенский. Лури же собирал слова шерстобитов и к моменту составления письма-отчета записал «более 300 слов» шерстобитов (из них «до 50 слов» послал Далю «в образец») и затем, общаясь уже с ходебщиками-офенями, знающими офенский язык, «приобрел от них 150 новых слов и пополнил значение многих в словаре, составленном Вами» (т.е. В.И. Далем, см.: Либрович. С. 11). В мае того же 1854 г. Лури был уже в Галиче Костромской губ. и занимался «собиранием слов галивонского, или алманского, как его называют в простонародии», языка (Либрович. С. 12).

Словари офенско-русский (в декабре 1854 г.) и русско-офенский (в июле 1955 г.), в который была включена лексика шерстобитов с пометой «ш»), и, вероятно, отдельно оформленный «Словарь языка шерстобитов» были пересланы Далем секретарю графа Л. Перовского И.П. Арпетову. Однако ни один из этих словарей не был напечатан ни в Петербурге (куда посылались беловые экземпляры словарей), ни в Москве (куда В. И. Даль перевез копии этих трех словарей).

В.И. Даль и тайные языки в России. Глава 10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*