Пока он гений, школа с ним не сладит.

25 сент. 06

Владимир Краснощек
Фотограф Владимир Краснощек

В люсином детском садике, где я канителился с досками — что сжечь, что складировать — воспитательница на площадке:
– Дети запинаются ОБ ЭТО, пожалуйста, уберите.
– Но это — корень, видите? Тополь пустил корни поверху, вырубить нельзя. Хороший ветер дерево опрокинет, да и засохнуть может. Корень славный, опорный. Как не сообразить, что трогать его нельзя? Но эта милая курица ничего такого не соображает. Придется или призасыпать корень, или пару бревен положить ПОВДОЛЬ.
Все думы выскажет глубокого многоязыкая листва,
но многие проходят около, лесные не поняв слова.
Он выпрет, погребенный листьями, на свет подобно колесу –
и вдруг о корень, как об истину, споткнешься, проходя в лесу.
Миниатюрку написал Игорь Грудев, почему-то запомнилось. Но как комфортно жить с куриными представленьями о жизни, о причинности и связи явлений! Булки растут на дереве. Армия воюет за конституцию, самую умную в мире. Эт сэтэра.
На дамбе нижнего и верхнего прудов шеренга школьников. Урок физкультуры, две курочки его проводят.
– Ребята, -я говорю, попросив у куриц этих полминуты, — слив из верхнего пруда засорен, вода поднимается и топит берег, а там сосны, они этого не любят, будут болеть и сохнуть. Кто смелый? Надо…
И объясняю, что надо.
– У нас урок! Пусть об этом заботятся взрослые! А это дети.
– Дети эти уже могут делать детей…
Один из двух десятков вызвался, но ему не разрешили выйти из строя. Святая простота. Санкта симплицитас. Хоть и санкта, а плюнуть хочется.
Пишу это на фоне куриного непонимания: зачем памятник — Бобке? В самом деле: не меня же спасала собака! Я-ТО ТУТ ПРИЧЕМ?
– А если твою бабку? Прабабку?
(Ни одной морщинки на глади лобика):
– Мы в Костроме недавно.

26 сент. 06

Заходил А. М. Матюхин, отец без кавычек восьмерых сирот, пионер Шаблова, где теперь и музей Ефима Честнякова и три дома. Гордону отправлены фильмы: открытие Музея, панихида по Ефиму в Илешове, виды тех мест, рассказы о Ч., умершем в 1960 году — рукой подать… Умер в полном бесславии, но успел заронить в погибельную нашу жизнь СЕМЯЧКО, которое не дает покоя многим. Посреди умирающей или умершей крестьянской жизни — росток надежды на что-то настоящее, прямонаследное. На имеющее ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ — возрождение деревенской, крестьянской жизни, на этом этапе — без былых дикостей, без вопиющего неравенства между рабом и господином, с некоторыми благами цивилизации, каким-то образом просеянной, отобранной, культурной, доброй, красивой и т. д.

На мой закат печальный — это мне подарок. Дар. Гётевский выход из печали. Вика, в крещении ВЕРА.

Надо переписать из книжки «Явь» обращенье к Петровичу, белорусу с темным прошлым, в Карелии работал серогоном, жил в нашей деревне с бабкой Васиной, избушка на его делянках стояла на берегу Кулгомозера.
В овраге недалеко от моста
осину помнишь? Лет ей, может, триста.
Земля забагровела от листа,
трепещет крона, льется как мониста.
Другое имя — это бытиё
другое… Вспомнится или помстится –
когда гляжу, Петрович, на нее,
откуда-то находит: ТРЕПЕТИЦА!
А младшенький разумный отпрыск мой
ей «здравствуй» говорит, ладошкой гладит…
Пока он гений, школа с ним не сладит.
Бог даст, приедем как-нибудь зимой.
А лучше в марте: свет и красота!
Приедешь — а деревня и пуста —
и все. Разор дошел до точки. Точка.
И что теперь, писатель-одиночка?
Была деревнюшка — и больше нет.
Всех схоронили за 15 лет…
Все ждал КРЕСТЬЯН ПОСЛЕДНЕГО ПРИЗЫВА.
Как мог крестьянствовал летами сам.
Звучат призывы — но звучат фальшиво:
крестьянин крепкий ни к чему властям,
ни власть — ему. Как сирота, она
отныне лишь сама себе нужна…

Такие вот вирши. Так что ПРИЗЫВАЮСЬ давно, но в отрицательных смыслах: многие НЕ, многие НЕТ нажиты в городах.
Прочь! Гнушаюсь ваших уз!..
Живу далеко от лауреатника. Не доплюнуть.

27 сент. 06
Михалыч в тревоге: власть хочет делать бизнес на Честнякове. Это и моя тревога. Мозоль — наш Литмузей, где уже торгуют то ювелиркой, то самоцветами, и мадам Павличкова показательно шелестит валютой прибыли. Показательно-победительно.
.. на вес
Кумир ты ценишь Бельведерский.

Разумная мысль Евгения Шиховцева — зарабатывать, имея хорошую рекламу, на великих именах писателей, так или иначе связанных с Костромой, — в головы павличковым не приходит. Губернатору я писал, но тот вельможно молчит, пока его зам зама сочиняет отписки, чье достоинство в стиле, коего мне даже не спародировать. Блеск! как блеск их иномарок. Ихних, то есть. Школа — студия — академия вранья. В языке, в словаре русском — сплошной изюм иностранщины -совершается ТРАГЕДИЯ. Мы перестаем понимать друг друга – это путь к вырождению особи, называемой и т. д.
В отчаянии, в стремлении достучаться до здравого смысла властьимущих, начинаю хулиганить. Евтушенко ИМ звонил — ОНИ на меня жалуются, уж не знаю как. Женя пеняет мне: нельзя, дескать чего-то от НИХ добиваться, честя их надменными потомками
Известной подлостью прославленных отцов.
(Женя провел вечер… Дата холокоста совпала с днем его рождения. Настригли кусков вечера, скомпоновали, удивив зрителей ТВ ракурсами и планами. Впечатление должно накапливаться, если вечер живой. Тут «мастера» сделали все, чтобы этого не было. Серьезное дело превратили в шоу. Мелодекламация не срабатывала, мелос весьма был посредственный, часто некстати. И какая-то во всем условность, выпирает НАМЕРЕНИЕ, мешает известность результата 2×2=4. Грех мне — разбирать и судить это предприятие. Но улыбнитесь: я женился на Софье — спасая еврейство. Это было сильное побуждение среди остальных… Палиевский где-то меня зачислил в ЖИДОВСТВУЮЩИЕ — и был прав. Невольно сравниваю телеверсию вечера с тем, что было со мной и, вероятно, со всеми в Музее геноцида в Ереване. Экспозиция — нельзя бедней. Не картины — наброски — то ли ватман, то ли грунт, не помню, да и НЕ ЗАМЕТИЛ. Но девушка, умница, ни словечка не сказала ВСУЕ. Ничто не претило ни вкусу, ни знанию о том ужасе. Даже как-то она скрадывала моменты, от которых вздрагиваешь. НИ ОДНОГО ЛИШНЕГО СЛОВА. Ни одного преувеличения… Едва живой я из этого подвала вылез).

30 сент. 06

День рожденья моего Сашки. Сашенька, будь здоров, не прогляди жизнь, уставясь в компьютер. Поцелуй маму. Мы идем параллельными курсами. Нас пересекут потом-потом — по закону Лобачевского.

Воображение живет уже на берегу Унжи. У Вики — в торжественных случаях ВЕРЫ — трое своих, один наш, и двое усвоенных, пригретых этим ангелом. Итого — пятеро. Господи, помоги. По крайней мере, не помешай. За язык повесишь меня ПОТОМ.
За тэе тило
На свити що грешило смило.
Позвонила Гуська в ответ на мои звонки мужу… Отлегло.
Не звонил непростительно долго, а ведь лежала тогда со своим пузом, ходить не могла. Не звонил, накапливая вину (комплекс Ж.Ж. Руссо) Разрешится через пару недель.
Господи Исусе, помоги Викусе!
Помоги, Исусе, разрешиться Гусе —
То-то мне бы счастье хоть перед концом:
стану в одночасье дедом и отцом.
С улыбкой лежать буду и в гробу — иф эни.

Звонил Сережа Яковлев. Делает один работу за всех нас, членов редколлегии. Не успел послать, — я не успел, — послать страничку надгробного слова Толе Кобенкову.

От Оли Коловой рукопись — второе издание «Здесь, в России». Фольклорное приложение дошлет. Меня — опять редактором.
Еще две рукописи в «Коростель» — на троечку, к сожаленью. Из Казахстана, из Красноярска.

Закончил, неделю промучив, нечто про Бобку. Белый стишок.

…На граните напишем
имена меценатов
(если они не против)
БУКВАМИ ЗОЛОТЫМИ.
Первым — имя Александра Николаевича Лихачева, Парфеньевского главы. Дает 5 % стоимости Памятника. Буду упрашивать Котляревскую: Ксения Игоревна, ну пожалуйста! Ну на другой грани! Ваше ИМЯ…
Штаб по Бобке ждет «решенья по Бобке». Импотенты. Решайте БЕССПОРНОЕ. Где вы были, когда уродовали центральную красавицу-площадь? Ну как их не хулиганить? Господин русский Синтаксис, позволь…
Я буду вас прощать (Слуцкий). Их я буду хулиганить.
Нет, то Мартынов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.