АЩЕ БЛАГАЯ ПРИЯХОМ – ЗЛЫХ ЛИ НЕ СТЕРПИМ?

В. Леонович (8 июня 5 г.)

Простодушный карельский комар шумно садится на тебя где местечко потеплее и принимается за дело. Ты его либо шлепнешь, либо сгонишь, либо дашь спокойно напиться крови. Отрывается он с благодарным и сытым гуденьем.
На три таких психологических особенности, делится, собственно род людской.
У незабвенного Олега Васильевича Волкова в каком–то рассказе мальчишка подстрелил воробья. – Зачем? – А чтоб не жил. Аргумент одинаковой силы с противоположным: – А чтоб жил.
Утро началось с Берендеевского пруда. Выкупался и прикидывал, как освободить сток в эти бездарные трубы водоотвода. Мы ж не Голландия, не Швейцария, наши водоемы загажены. Загажены родники и овраги. Нынче особенно это видно: пластики и поролоны не гниют.
Пластиковый айсберг посреди пруда. Ничтожная подводная часть. Каждый ветерок играет им.
В трубу затолкана елка ветками вверх, и туда насаживается все, что плавает. Вот и пробка, и пошла вода прибывать…
Как сняли гипс, так залезал в коллектор под дамбой: нужно отпиливать по куску этой жердины, тогда и пробьет, и хлынет. Лучшее из чувств: радость, когда даешь чему–то свободу.

В чужбине свято наблюдаю
Родной обычай старины:
На волю птичку выпускаю
При светлом празднике весны.
Я стал доступен утешенью:
За что на Бога мне роптать,
КОГДА ХОТЬ ОДНОМУ ТВОРЕНЬЮ
Я МОГ СВОБОДУ ДАРОВАТЬ?

А до Пушкина было и так сказано: АЩЕ БЛАГАЯ ПРИЯХОМ – ЗЛЫХ ЛИ НЕ СТЕРПИМ?
Доживу ли до демонтажа Чебоксарской дамбы?
Вчерашний праздник удался. Чистая радость – Бурлуцкие, хороши мои гости, особенно Люся. Особенно когда дошлось до цыганщины (вспоминаю маму, ее пленный дух, рвущийся на волю). В сущности, мало людей с хорошим слухом. Слушать их – как следить ласточкин полет или полет дельфина (по–другому не скажешь). Все прихоти той радости, что зовется МЕЛОДИЕЙ. Куда прячет мелодию Шнитке? Или у него все ПО ПОВОДУ его затаенной мелодии?
В какие долги влезли Бурлуцкие, чтоб накрыть такой стол?
Персон на 60, и всего в изобилии. И КАК ВЫ БЕЗ УСИЛИЯ. Только когда я стал показывать Вике свое произведение – печь на два этажа – на втором этаже обнаружена была лежавшая пластом Света, Сашина сноха.
Столы буквой Ш. И не было привкуса, что вот, мол, покончили с ДУХОВНЫМ, теперь пожрем. Саша Глезер, всемирно известный арт-менеджер, издатель «Стрельца», вручал мне пригл. билет, где была сноска: ФУРШЕТ ГАРАНТИРОВАН. То, что значилось выше, гарантировано, стал-быть, не было.
У Вики не лицо – личико. Материнство, в котором так много детского. Это свойственно чистым людям (кн. Мышкин – старшей Епанчиной). Художники это детское поселяют в лике Мадонны, склоненном к Младенцу. Младенец же глядит – ракалья, как ругается Белинский – взрослым взором, часто злобным, совсем не Иисусовым. Микеланджело простер мертвого Христа на молодых коленях Богоматери – Он старше Ея. Какая смелость!
Люся – человек с крыльями. Тоска моей жизни. You need a flame of a woman – not the little gray moths . – Вам нужно (потребно) ПЛАМЯ ЖЕНЩИНЫ – не эта маленькая серая моль (мн. число). Это говорит Мартину Идену его чахоточный друг Бриссенден. В сущности, эта малость и серость убили М.
Это ПЛАМЯ снова нас посетит. Кто побывал в мире Бурлуцких, вернется к ним не раз – подышать. Вот люди, рожденные и воспитанные ОТДАВАТЬ. И потому у них все и всегда будет. Я же буду гордиться ЧЛЕНСТВОМ в их семье. В НАШЕЙ то есть. Жесткое христианство: оставь родную по крови (семью, мать) – войди в родную по духу… Немало бед я принял, усвоив это в отрочестве. Теперь оставил это как мета–фору. Немало бед доставил матери…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*