Храм Собора Богородицы села Коровье

 

Храм Собора Богородицы в Коровье
Храм Собора Богородицы в селе Коровье

Разоренный более полувека назад, си­ротливо смотрит пустыми проемами две­рей и окон на родное село Коровье некогда прекрасный и величественный храм Собора Божией Матери. Эту каменную двухэтаж­ную церковь с оградой построили на свои деньги местные прихожане и богатые бла­готворители в далеком 1797 году на месте бывшего деревянного монастыря, основан­ного святым Авраамием Чухломским здесь, в Верхней Пустыни.

Храм построен по проекту талантливого архитектора-самоучки Степана Андреевича Воротилова (1741-1792 гг.) уроженца посада Большие Соли Нерехтского уезда Ко­стромской губернии (ныне поселок Некра­совское Ярославской области).

Для любознательных сообщаю, что, кро­ме Коровской, двухэтажных церквей в уезде было еще три: Троицкая в Федьковой слобо­де, Воскресенская в селе Муравьище и Вос­кресенская в селе Васьковки (ныне Антроповский район), остальные — одноэтажные.

После строительства каменной церк­ви прихожане, стремясь сохранить память о древнем монастыре, обнесли оградой не­большой холм на берегу реки Виги в 30 са­женях от храма и на месте алтаря поставил и кованый железный крест. Увы, где дорогие предкам памятные знаки? Ничего нет.

Большинство старинных икон из бывше­го монастыря раздали в окрестные деревенские часовни. После революции их закрыли, иконы возвратили в церковь, а все восемь часовен распилили на дрова. В настоящее время вместо 34 деревень бывшего прихо­да в Коровской округе осталось лишь 11, а почти двухтысячное население уменьши­лось до 206 человек.

Естественно, сухая статистическая справ­ка не в состоянии передать подлинную ис­торию жизни одного из богатейших прихо­дов Чухломского уезда. Без кропотливой работы в Костромском государственном ар­хиве сложно воссоздать стройную картину повествования — и все же рискну.

Благодаря рукописи В. А. Зиновьева стал известен факт, что на одной из стен внутри церкви была надпись: «Сей храм в 1824 году посетили Государь-Император и Госу­дарыня-Императрица. Надпись сию соделал настоятель храма Тимофей». Представьте себе радость простого сельского священ­ника, да и всех жителей округи, когда в не­большое село Коровье прибыл Александр I (получивший в народе имя «Благословен­ный») с супругой Елизаветой Алексеевной. В последние годы жизни император, побе­дивший Наполеона, много путешествовал, в одной лишь религии находя утешение и облегчение душевных тревог. Осенью 1824 года чета Романовых совершила по­ездку на Урал, и возвращались они вместе с сопровождающей свитой по старинному торговому тракту из Вятки через Вологду в Санкт-Петербург. А проходил тракт через г. Кологрив, Галич, Буй, Шушкодом и даль­ше. Вот так село Коровье оказалось на пути царской семьи. Отстояв службу в церкви, они благоговейно приложились к местным святыням: подлинному деревянному посоху Святого Авраамия и старинному чудотвор­ному образу Божией Матери.

В числе других достоинств храма не­обходимо отметить колокольный звон. Та­кого гармоничного, мощного и красивого, воистину «малинового» звона не было ни в одном приходе. Старожилы помнят на­личие четырех колоколов на колокольне, но, думаю, до революции их было гораздо больше. А один, особый, состоял из сплава серебра с золотом. В ясный, тихий день бла­говест Коровского храма слышали чухломичи, а рассказала об этом Клавдия Нико­лаевна Русина 1912 года рождения, недавно умершая.

2002 год — год юбилейный, 205 лет жиз­ни храма разделены на два неравных пе­риода. 143 года он действовал, а 62 стоит разоренный и забытый внуками и правну­ками бывших прихожан. Официально цер­ковь закрыли постановлением райиспол­кома №1416 в 1940 году, но люди утверждают — закрыли раньше, в 1936 году. Последним священником был Никанор Се­менович Суворов, служивший  с 1900 года. В 1934 году он венчал молодую чету Барашковых — Михаила Михайловича и Зою Ни­колаевну (недавно ей исполнилось 90 лет), а осенью 1936 года, ночью, арестовали всю церковную двадцатку.  В числе арестованных оказался и церковный староста Василий Лукьянович Соколов из деревни Лихачево. В деревне Скрипино взяли Анну Ивановну Гончарову и Анну Бычкову, в их домах про­извели обыск, все перевернули вверх дном, но ничего крамольного не нашли. Одной Анне дали три года, другой — восемь лет.

Отца Никанора по старости лет и слабости здоровья не тронули. Каждое утро он, боль­ной и полуслепой, лежа у окна – пел молитвы, а напротив в доме раскулаченных Барашковых поселился сельский Совет. Умер отец Никанор перед войной и похоронен у церкви.

Сын священника Иван Никанорович в 1918 году служил прапорщиком 270-го пехотного Украинского полка, сноха Анна Николаевна учила детей в церковно-при­ходской  школе. Внуки Виталий, Всеволод и Валентина после смерти деда уехали в Буй, забрав с собой и бабушку Марию Ивановну.

После отца Никанора (в 1936-1939 го­дах) ходили по деревням, крестили детей и отпевали усопших братья Голубковы — «Витька да Митька», по прозвищу Красные попы. В престольные праздники, изрядно угостившись брагой, они частенько затевали драку и уважением у народа, судя по именам, совсем не пользовались. Не­давно стало известно, что уроженца города Москвы Дмитрия Павловича Голубкова 1888 года рождения арестовали в селе Коровье 23 сентября 1937 года и решением «трой­ки» приговорили к десяти годам исправи­тельно-трудовых лагерей.

Но вернемся в дореволюционное время. На основании метрических книг, до 1854 го­да священником в храме был Дмитрий Парский, потом его зять Александр Антонович Соболев, в 1879 году переведенный в село Мироханово.  Вместе с Соболевым служил и второй священник — Иоанн Никитич Ар­сеньев, умерший в 1864 году, потом Васи­лий Михайлович Сперанский, в 1876 году переведенный в село Черемховец Муравьищенской волости, следом служили Георгий Стефанович Соколов и Николай Иванович Львов, а с 1900 года — отец Никанор.

В 1915 году в церковь прислали нового псаломщика Владимира Варфоломеевича Птицына из села Зашугомье Солигаличского уезда. В 20-е годы псаломщик умер, а его сын Петр Владимирович служил здесь дьяч­ком, женившись на Елене Александровне Арсеньевой, дочери священника села Михайловское-Лесное.

В нашем музее есть замечательная фо­тография участников Всероссийской пере­писи населения 1926 года, где запечатлены Петр Владимирович Птицын, его сестра Ма­рия, брат жены Птицына Василий Алексан­дрович Арсеньев и другие. Большинство из них — учителя и, что примечательно, мно­гие — дети служителей культа.

Тогда, давно, под сводами Коровского храма стройно звучал церковный хор, в основном мужские и детские голоса. Ни одной фамилии регентов хора мы не зна­ем, но удалось установить, что на клиросе пели Никандр Васильевич Панов из деревни Аристово и Василий Михайлович Барашков из села Коровье, в 1937 году раскулаченный и высланный в Казахстан.

Крыльцо Соборо-Богородицкого храма с. Коровье
Крыльцо Соборо-Богородицкого храма с. Коровье

Летом службы в церкви совершались на втором этаже, зимой внизу; храм и клад­бище опоясывала кованая ограда на камен­ном фундаменте и столбах. В 1961 году, ког­да потребовался кирпич для строительства фермы, недолго думая, ограду разобрали, а железные фрагменты увезли в Чухпому к средней школе на ул. Октября. В это же время руководитель хозяйства приказал своим трактористам старинные памятники с кладбища подвозить к ферме для уклад­ки в фундамент. Волею судьбы теперь от фермы остался лишь этот злосчастный фундамент.

За свою долгую историю церковь не единожды горела. Последний раз пожар случился на Троицу в 1920 году, тогда же сгорело почти все село. После пожара но­вые лестницы на колокольню делал Андрей Андреевич Бахвалов из деревни Межуево, он же заказывал и привозил новый большой колокол. На праздник Воздвижения Креста Господня его подняли на колокольню.

Бабушка Андрея Андреевича Александра Геннадьевна Бахвалова умерла в 1901 году и похоронена недалеко от алтаря. Чугун­ный памятник на ее могиле, поставленный сыном и внуком, чудом сохранился до сих пор. Сын, тоже Андрей Андреевич, мастер Московского живописного цеха, восстанав­ливал настенные росписи после предыду­щего пожара, а внук на свои деньги постро­ил часовню в Межуеве и сделал гать — пять верст дороги по топкому лесу, именуемому Копытовкой. Многие мужики из окрестных деревень работали у младшего Бахвалова в Москве на строительном подряде, а также обучались каретному, бондарному и плот­ницкому делу.

Наступил 1940 год… По приказу свыше имущество храма увезли на лошадях в Чух­лому и сдали на какой-то склад Сергей Кон­стантинович Иванов и Федор Николаевич Розанов. Книги из большой церковной би­блиотеки сбрасывали из окон второго этажа прямо в грязь, а потом окна церкви заколо­тили большими иконами. Руководил всеми действиями ярый коммунист, председатель сельсовета Александр Александрович Коз­лов из Ермакова. Видимо, местным жителям он крепко насолил, и однажды дом Козловых в Ермакове сгорел, поползли слухи об умыш­ленном поджоге. Так ли это —  неизвестно. Се­мья переехала в Лукино, где в это время жил другой активист — Михаил Александрович Окунев. Тот, войдя в роль, рекомендовал все церковные иконы побросать в реку. Думаю, часть икон действительно постигла такая участь, но кое-что унесли и местные жители.

Уже в начале войны А. А. Козлов заболел туберкулезом и, как утверждали старожи­лы, перед смертью страшно мучился. И тог­да по просьбе жены в церкви открыли цар­ские врата, чтобы душа поскорее покинула измученное тело, — таково поверье. После смерти на могиле бывшего председателя «благодарные односельчане» не захотели даже крест поставить, и от нее в скором времени не осталось следа.

В истории храма поставили последнюю точку, и он превратился в обыкновенный зерносклад. А сейчас на втором этаже гуля­ют ветер и непогода, великолепные настен­ные росписи еще в 70-е годы обезобразили неприличными словами и автографами ко­стромские студенты,  работавшие в совхозе «Луч». Упали несколько маковок над алтар­ной частью, а колокольня слегка наклони­лась вперед.

И все-таки храм впечатляет, вниматель­ный взгляд, скользя по настенной росписи, заметит, что каждого святого художник наделил индивидуальными чертами, а мо­делями, по всей видимости, послужили его благочестивые современники-земляки. Жаль, если потомки не увидят ни росписей, ни храма, благолепие которого в свое время поддерживали владельцы усадьбы Иванов­ское Николай Петрович Лермонтов, его сын Василий Николаевич, дочь вице-адмирала Сипягина Матрена Мартьяновна Слащова, ее внуки Вера и Геннадий Лермонтовы, а также владельцы усадьбы Чурилово Сер­гей Прохорович и Клеопатра Тимофеевна Костылевы, помещик из усадьбы Лапино Федор Андрианович Макаров и многие богатые крестьяне-отходники.

Более шестидесяти лет смотрит вдаль онемевшая колокольня и никто не гово­рит в селе: «Пойдемте быстрей к заутре­не, сейчас Мухра зазвонит!». В 1935 году умер последний звонарь и сторож церкви Александр Михайлович Розанов из дерев­ни Скрипино, по прозвищу Мухра. Волею судьбы и благотворители, и разорители храма покоятся на одном кладбище в род­ном селе, но….

Гнев и боль разрывают душу,

Да воздаст по заслугам Бог

Всем, кто брался храмы рушить,

Всем, кто свято их берег.

Татьяна Байкова

газета «Вперед», 2002 год

 

Алтарь. Соборо-Богородицкий храм с.Коровье
Алтарь. Соборо-Богородицкий храм с.Коровье

 

[youtube]https://youtu.be/ARvMUudYDXk[/youtube]

Видеосъемка Храма Собора Богородицы села Коровье 8 мая 2007 года.

 

                                                          ***

Алтарь затянут пометом птичьим.
Запах плесени всюду плавает…
Господи Боже, – былая слава…
Господи Боже, – былое величие…

Русские храмы, погосты, молитвы…
Все разрушено, все загажено.
В небе кружит воронья сажа,
Как над местом кровавой битвы.

Синий образ в глазах раздвОится,
Фрески масляно всплачут сколом…
Ты прости их, старик Никола!
Ты прости нас, Святая Троица!

Наши храмы, молитвы, погосты,
Где заслон ваш – пайцза Батыя?
Ах ты, Азия! Ах, Россия!
Как все спутано, и не просто.

И впивается в тело жалом
Пика, сбитая у Георгия…
Не за то, что была здесь оргия,
За тебя я стыжусь, Держава!

Дождь расхристанный, дождь крестовый,
Бьёт по маковкам, сажу мажа.
И вскипает на сердце блажью
Тихий храм Рождества Христова.

Храм в душе, а глаза-то млечны.
Нет уж,- лучше бы не смотрели!
Соловьиные стихли трели
Под кислотным дождем навечно…

Александр Щербаков (Саша Унжа) , 1985 год.

 

Храм Собора Богородицы в селе Коровье. Идут восстановительные работы на кровле. сентябрь 2015 года. фото Светланы Баушевой.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье.
Идут восстановительные работы на кровле.
сентябрь 2015 года.
фото Светланы Баушевой.

Благое дело

Около восьми десятилетий храм Собора Богородицы в селе Коровье находился в запустении.

В 1797 году двухэтажное здание церкви было построено на средства прихожан на месте бывшего монастыря, основанного Авраамием Чухломским на берегу реки Вига. За долгие годы некогда великолепное строение утратило свое величие. Но  и сейчас оно поражает размерами, остатками живописи на стенах.

В сентябре 2015 года здесь начаты восстановительные работы. Первоначальная задача – предотвратить дальнейшее разрушение храма. Сейчас осуществляется ремонт кровли.

Неравнодушные чухломские предприниматели, местные жители вносят посильный вклад средствами и строительными материалами. Также приветствуется помощь всех желающих помочь в этом благом деле.

Газета «Вперед», № 110 (12689) от 24.09.2015 г

 

Храм Собора Богородицы в селе Коровье. Идут восстановительные работы на кровле. сентябрь 2015 года. фото Светланы Баушевой.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье.
Идут восстановительные работы на кровле.
сентябрь 2015 года.
фото Светланы Баушевой.

 

Храм Собора Богородицы в селе Коровье. Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год. фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье.
Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год.
фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье. Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год. фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье.
Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год.
фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье. Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год. фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье.
Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год.
фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье. Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год. фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье.
Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год.
фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье. Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год. фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье.
Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год.
фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье. Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год. фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье.
Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год.
фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье. Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год. фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье.
Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год.
фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье. Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год. фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье.
Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год.
фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье. Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год. фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье.
Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год.
фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье. Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год. фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье.
Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год.
фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье. Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год. фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье.
Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год.
фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье. Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год. фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье.
Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год.
фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье. Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год. фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье.
Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год.
фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье. Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год. фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье.
Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год.
фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье. Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год. фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье.
Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год.
фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье. Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год. фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье.
Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год.
фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье. Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год. фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье.
Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год.
фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье. Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год. фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.
Храм Собора Богородицы в селе Коровье.
Фрагменты оставшейся росписи, 2011 год.
фото Татьяны Смирновой, г. Санкт-Петербург.

 

село Коровье, Чухломский район, Костромская область, Россия на карте

Храм Собора Богородицы села Коровье: 1 комментарий

  1. Три храма помню из детства. Троица, километрах в семи от нашей деревни на восток, разрушена до основания, кирпичи, конструкции разворованы и растащены. Храм Христа Спасителя в селе Серапиха, где я учился в восьмилетней школе, в то время представлял собой руины. Церковь Пресвятой Богородицы в селе Коровье стоит и до сих пор, правда разграбленная, без полов и окон, дверей, но стоит. Сохранилась только по тому, что нужна была колхозу, затем совхозу, как помещение. Я заходил несколько раз внутрь этой церкви, когда там располагался зерновой склад на верхнем этаже и склад колхозного добра на первом. Совсем малышом заходил и подростком, когда в школьные каникулы трудился в совхозе на разных работах. Тогда еще до полного разграбления не дошло. Иконы, росписи и позолота, сохранился ли алтарь – не помню, не понимал тогда, что это такое. Главный колокол храма, в детстве так говорили, покоится в коровском омуте реки Виги. Может и врут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.