Кокорев Василий Александрович

Золотой лапоть России, солигалический крепак, простой русский человек, водочный король Российской империи — всё это один и тот же человек: Василий Александрович Кокорев, личность масштабная и самобытная.

Василий Кокорев
Русский предприниматель и меценат В.А. Кокорев

Василий Кокорев родился в небольшом городке Костромской губернии Солигаличе 23 апреля (6 мая н. с.) 1817 года в старообрядческой семье, беспоповского толка, поморского согласия. Большинство богатейших предпринимателей того времени были старообрядцы, ссужали друг друга деньгами на выкуп и на покупку рекрутских квитанций, освобождающих от службы в армии. Светского образования избегали, грамот/ брали прямо из Священного писания — в этой среде и рос будущий нефтепромышленник, публицист и меценат. Усердным чтением Василий восполнял свои пробелы провинциального учения, и в зрелые годы считался одним из самых образованных и глубоких людей своего времени. В 19 лет Василий Кокорев совместно со своими дядями становится совладельцем семейного бизнеса, небольшой солеварни, которую в 1821 году купцы получили от правительства для возобновления солеваренного промысла. Однако в 1839 году, из-за поспешного введения правительством в обращение серебряного рубля, в государстве случилось нечто, сравнимое с экономическим кризисом 1998 года. В своей книге «Экономические провалы по воспоминаниям с 1837 года» он писал: «За два года до введения этой единицы, во всех сословиях заявлялись предостережения с выражением вредных от этого последствий. Никто не находил нужным возвышать стоимость жизни и приучать русских людей к широким расходам,- но в это время еще никому не приходило в голову, чтобы крупная единица произвела другое зло, переместив за границу всю массу нашей золотой и серебряной монеты. Эту беду увидали лишь тогда, когда монета исчезла на всех внутренних рынках».

Цены по всей стране моментально выросли в три раза, и огромное количе

ство малых и средних купцов разорилось. Решающим сокрушительным ударом по фамильной солеварне стала отмена ввозной пошлины на соль.

«Вот почему на закате моих дней я решился написать очерки экономических провалов, начинающихся за пятьдесят лет тому назад, основанные единственно на пережитых мною тяжелых ощущениях, при виде того, как при каждом провале искалечивалась русская народная жизнь и как надвигались на нее тучи бедности и лишений, несмотря на блестящую внешность официальной России».

…Надеясь только на себя и свою смекалку по части извлечения прибыли, Кокорев отправляется в Петербург и с осени 1842 года становится приказчиком у казанского винного откупщика И. В. Лихачева. 8 июня 1844 года «Казанский 2 гильдии купец Василий Александров Кокорев» подал записку «с реформами» губернатору Казани Сергею Павловичу Шипову, чтобы тот передал ее в знакомые правительственные «руки». Питейный доход его бизнеса в то врелдя составлял почти половину государственного бюджета, поэтому идея упорядочить хоть как-то эти самые доходы понравилась тогдашней финансовой администрации. Тем более что записка имела целью «придать торговле вином увлекательное направление в рассуждении цивилизации», проще говоря, молодой, но разумный купец предлагал ввести систему акциз-но-откупного комиссионерства, то есть торги! А главное, брался лично доказать преимущества новой системы. Казанский губернатор Сергей Павлович Шипов помог Кокореву, и проект запустили в дело по всей стране, дав Василию Александровичу откупное место в Орловской губернии, за которым числилась фантастическая недоимка в 300 тысяч рублей серебром. Через два года с недоимкой было покончено. Еще через полгода в казну пошел доход: и тогда тридцатилетнему Кокореву передали еще 16 из 53 «неисправных» откупов. Государственная казна стала получать годовой доход на 2 миллиона рублей больше. Сам новатор тоже заработал огромное состояние и обеспечил себе головокружительный взлет: в 1851 году в награду от государства получил еще и звание коммерции советника. Именно в это время его величали не иначе как «Откупщицким царем» и «Винным гением». Занимаясь откупами, Кокорев не забывал и о родном Солигаличе: в 1841 году строит бальнеологическое медицинское заведение. Он понимал, что пятисотлетняя история солеварения в Соли Галичской может продолжиться в истории солигаличских минеральных вод, и открыл в городе водолечебницу Химический анализ минеральной воды проводил специально прибывший по просьбе Кокорева летом 1858 года доктор медицины Александр Порфирьевич Бородин, более известный нам сегодня как талантливый композитор, автор оперы «Князь Игорь». Отметим, что водолечебница в Солигаличе существует и сегодня, являясь одной из старейших в России. Прогуливаясь по улочкам Солигалича замечаешь и историческое наследие, и вырастающие новые кирпичные дома, заколоченные окна деревянных изб с мезонинами, и вспоминается манифест Василия Александровича «Почему?». «Почему бы не вводить освещение городов газом, вместо чуть-чуть теперь мигающих масляных фонарей?» — пишет Василий Кокорев.

К слову, на родину Кокорева газ до сегодняшнего дня так и не пришел, а мог бы дать огромную экономическую отдачу. Солигаличский район богат известняками, и приход газа позволил бы наладить производство цемента.

Не надо объяснять, что это значит для строительной и дорожной сферы.

Мы тянем газопроводы в Китай, Турцию, Европу, а до Солигалича газ провести из соседней Вологодской области всего-то 30 км. И жили бы земляки в Солигаличе, как и их предки, не ехали б и не искали лучшей доли в Москве, Санкт-Петербурге и так далее… Россия большая.

Кокорев пишет: «Россия вовсе не государство, а вселенная. Разве есть другое на земном шаре подобное России пространство под одним скипетром, в котором в один день на одном конце можно замерзнуть, а на другом быть убитым грозой, в котором на одном конце живут белые медведи, а на другом расхаживают тигры, в котором на одном конце никогда не опаивает земля, а на другом зреет виноград…».

Кокорев, будучи в большой дружбе со славянофилом Михаилом Петровичем Погодиным и находясь под впечатлением его идей о самобытности славян, еще в 1856 году водрузил в Погодинском саду русскую

избу — деревянный, с резными наличниками дом по проекту архитектора Н. В. Никитина, положив начало использованию народного стиля в строительстве. Он первым стал бережно собирать предметы русского народного прикладного искусства.

Кокорев был очень дружен с А. П. Боголюбовым, который много работ создал по его личной просьбе. Среди них «Казань», «Нижний Новгород с Колокольного базара» и «Крестный ход в Ярославле». Об этом свидетельствует сам Боголюбов в своих воспоминаниях «Записки моряка-художника». …Начавшаяся Крымская война привела к резкому буму в водочной торговле. Чиновники перестали следить и за качеством спиртного, и за его ценой. Водка в то время приносила почти половину дохода казны, и, пользуясь этим, откупщики взвинтили цены. Кроме того, они начали повсеместно продавать худший сорт водки по цене лучшей. И тут произошло неслыханное. Доведенные до крайности русские мужики пошли громить кабаки и давать обеты не пить. Отмена откупов становится общим требованием. Но к тому времени Василий Кокорев оставляет откупное дело и увлеченно реализует новый проект. С водкой покончено: Кокорев на одном из аукционов приобретает большой золотой лапоть. Установил он его в кабинете, прямо на письменном столе. Своим друзьям Василий Александрович объяснял, что этот лапоть он сам: был ведь когда-то лапоть-лаптем, да из низов выбился в первочинные люди. На тот момент денег у Кокорева было 8 миллионов рублей, но многие утверждали, что сумма самим Василием Александровичем была сильна занижена. В 1857 году Кокорев основывает «Закаспийское торговое товарищество» вместе с Бароном Торнау, который был знатоком восточных языков.

С 1856 года Кокорев является пайщиком русского общества пароходства и торговли.

В 1857 году в Сураханах, в 17 км от Баку, он создает завод для извлечения из нефти осветительного масла — за четыре года до открытия нефти в Пенсильвании. Первый в мире нефтеперерабатывающий завод производит фотонафтель (керосин). Наладить производство помогал сам Дмитрий Менделеев.

В одном из своих прошений ко двору Василий Кокорев напомнил, что он первый организовал нефтяные промыслы и керосиновый завод в России. Именно благодаря его инициативе «в настоящее время существует в Баку более 200 заводов, ежегодно по Каспийскому морю и Волге развозится 36 миллионов пудов нефти, и множество волжских пароходов вместо лесои-стребления отапливаются нефтью, а снижение цен на нефть дало ежегодную многомиллионную экономию промышленности и казне».

Остается добавить, что благодаря Кокореву Россия к концу XIX века давала 51 процент всей мировой нефтедобычи. Транспортировка нефти заставила его заняться железнодорожным строительством, и в 1858 году он принимает деятельное участие в строительстве Волго-Донской железной дороги. Кокорев имел отношение и к зерновым биржам. Он стоял у истоков акционерного общества «Сельский хозяин», предполагавшего поставлять во Францию мясные консервы и другие товары.

В Москве на Софийской набережной был построен общественно-культурный центр и обширнейший гостинично-складской комплекс «Кокоревское подворье». Автором проекта стал петербуржский архитектор Иван Черник, а руководил строительством А. В. Булгарин (Васильев). Комплекс, в который было вложено 2,5 миллиона рублей, был новшеством не только для Москвы, но и для Европы, поскольку предвосхитил появление «гранд-отелей». Подворье быстро приобрело большую известность: центр города, прекрасный вид, удобства, хороший ресторан привлекали постояльцев. В гостинице останавливались П. И. Чайковский, И. Е. Репин, В. В. Верещагин, а также писатели Мельников-Печерский, Мамин-Сибиряк, художники Крамской и Поленов, а их товарищи по кисти Виноградов и Коровин имели здесь свои мастерские.

На личные средства В. А. Кокорев устраивает общественный бульвар в Москве. Он тянулся от Лубочного переулка до Болотной площади и был одним из немногих общественных бульваров и скверов Москвы, на котором были посажены липы и вязы.

В 1866 году группа московских купцов и промышленников во главе с В. А. Кокоревым учреждает Московский купеческий банк, в их числе были С.Т. Морозов, П.М. Третьяков, И.С. Блиох, И. А. Лямин и другие. Кокорев был в Московском купеческом банке крупнейшим акционером. Основной капитал банка при его создании составлял 1,24 миллиона рублей, он имел филиалы во многих крупных городах Российской Империи. Московский купеческий банк придерживался политики кредитования торгово-промышленного оборота, сторонясь рискованных финансовых операций. Обладая значительными ресурсами, которые предоставляла ему клиентура, банк предпочитал работать с наилучшим ссудным материалом и пользовался репутацией банка деловой элиты. В 2016 году мы праздновали 150-летие Московского купеческого банка. Только имена тех, кто стоял у истоков, забыты. У Василия Александровича был и собственный — Волжско-Камский банк, а его родные до 1917 года входили в совет правления и являлись крупнейшими акционерами. Банк был самым крупным и надёжным в дореволюционной России.

Также мне хочется рассказать о детище Кокорева, живущего до сих пор.

Это академическая дача, знаменитая «академичка имени И. Е. Репина» в Вышневолоцком районе Тверской области — первый и старейший в России Дом творчества художников, принадлежащий сегодня Союзу художников России. У Дома творчества своя история. 22 июля 1884 года в здании был открыт Владимиро-Мариинский приют для летней практики малоимущих студентов Императорской Академии художеств. Сам не получивший должного образования, Кокорев охотно помогал учиться другим — платил стипендии.

Но к образованию как к системе у самобытного, целостного Кокорева были свои претензии:

«Мне не раз случалось посещать лекции политической экономии в Москве и Казани, и эти посещения вполне убедили в том, что слушатели ничему научиться не могут, а сбить себя с толку (если будут верить в лекции, не относясь к ним критически) могут до такой степени, что потом между ними и народною жизнью образуется неисправимое непонимание друг друга. А сколько таких сбитых с толку людей попало впоследствии на влиятельные финансовые места? И начали эти люди направлять экономическую жизнь России по указаниям Мишелей Шевалье, Адамов Смитов и т. п., и зарыдали наши Трифоны, Прохоры, Матрены и Лукерьи и т.д., а затем надели на себя суму и пошли смиренно по миру питаться подаянием». ВК. («Экономические провалы») Перед русско-турецкой войной 1877-1878 гг. В. А. Кокорев подлог в финансировании и экипировке военной миссии генерала М. Г. Черняева на Балканах. Он потряс Россию размером своего участия в «военном займе», который составил 45 миллионов рублей — фантастическая по тем временам сумма.

Кокорев являлся одним из первых основателей компаний на медиарынке России. Северное телеграфное агентство, к примеру, имеет из губерний точные сведения о разрушенном положении помещичьих и крестьянских хозяйств из-за неимения повсюду винокуренной барды, но не печатает их, так как распространение огорчительных известий, не помогая делу, увеличило бы только сумму досады и уныния.

Под конец своей жизни Василий Александрович покупает имение «Мухалатка» в Крыму. Новый хозяин в первую очередь занялся облагораживанием откосов и пустырей, засадив их хвойными деревьями, и постепенно превратив часть парка в подобие французского сада XVIII века. А его сын Сергей Васильевич впоследствии строит самый красивый дворец в Крыму «Мухалатка».

Василий Александрович Кокорев умер в Петербурге 22 апреля 1889 года от болезни сердца. На поминках вместо речей в качестве своеобразного завещания читали отрывки из знаменитой ныне книги Кокорева «Экономические провалы». Самую положительную, блистательную речь произнес Дмитрий Иванович Менделеев, он сказал что Василий Александрович, этот купец-старообрядец и нефтезаводчик, банкир, строитель железных дорог, общественный деятель, сделал для развития русской промышленности, торговли и просвещения значительно больше, чем многие государственные мужи нашего времени.

Василий Митрофанов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.