Ленский Б. Отхожие неземледельческие промыслы в России.

Чухломские отходники

Косттромская губерния входит своею юго-западною частью в состав района наибольшаго развития промыслов в России – района, слагающагося из северной и северо-западной частей Владимирской Губернии, из юго-восточной и восточной Ярославской и юго-западной Костромской.

Местные промыслы Костромской Губернии развиты весьма неравномерно. Если исключить северную и южную части Костромского и Нерехтскаго Уездов, а также южную Кинешемскаго и западную Юрьевецкаго, то на долю остальной полосы местных промыслов совсем почти не останется, но зато в этих исключенных частях они чрезвычайно сгущены. На такое распределение промыслов качество почвы влияло самым решительным образом, как можно сразу убедиться из сопоставления двух следующих таблиц, показывающих: первая распределение уездов по нисходящей степени развития местных промыслов, а вторая – отношения между числом производительных (имеющих излишек хлеба) приходов уезда к непроизводительным приходам того же уезда:

Таблица (1 — Сборн. А.С.  Гацисскаго. Стр. 500.)

А) Б) Числитель выражает число производительных приходов.

Знаменатель выражает число непроизводительных приходов.

I. Нерехтский I. Галичский 62/28
II. Кинешемский II. Чухломский 25/15
III. Костромской III. Буйский 29/15
IV. Юрьевецкий IV. Солигаличский 22/14
V. Макарьевский V. Ветлужский 10/13
VI. Варнавинский VI. Кологривский 17/24
VII. Ветлужский VII. Варнавинский 10/16
VIII. Буйский VIII. Нерехтский 44/30
IX. Кологривский IX. Костромской 30/69
X. Галичский X. Макарьевский 15/50
XI. Чухломский XI. Кинешемский 6/66
XII. Солигаличский XII. Юрьевецкий 3/56

 

Таким образом, развитие местной промышленности обратно пропорционально, почти в математическом смысле, производительности почвы. Наиболее производительные в земледельческом отношении уезды Галичский, Чухломский, Буйский и Солигаличский занимают последнее место по развитию местных ремесел.

Отхожих промышленников в Костромской Губернии насчитывается до 111000 по одним сведениям (2 — «Костромские Губернские Ведомости» за 1876 г. № 8.) и до 108000 – по другим (3 — Труды Податной Комиссии XXII, часть III, отд. 1, стр. 532). Во всяком случае, размеры отхода не ниже размеров местнаго кустарничества. Однако, между отходом и кустарничеством, хотя и существует явная пропорциональность, но, в частности, пропорциональность эта далеко невполне строга, и на это существуют совершенно достаточныя основания.

Для того, чтобы заключения наши относительно отхода носили, по возможности, точный характер, мы отбросим всех тех отлучных рабочих, которые удаляются сравнительно на короткое время, на месяц, на два, на три до полугода. Тогда у нас останется отхожик промышленников менее, чем на половину; но за то этот остаток будет вполне характеризовать отхожее население губернии. Вот как распределяется это избранное число отхожих ремесленников по уездам за 69 год. (4 — Статист. Врем. II. Вып. 1-й. стр. 222).

    Общее число паспортов На 100 душ приход.
1. Чухломский 6387 30,9
2. Солигаличский 4841 21,4
3. Галичский 7343 17,3
4. Кологривский 4730 12,8
5. Буйский 2103 7,3
6. Костромской 3476 6,4
7. Макарьевский 2968 5,4
8. Юрьевецкий 2498 4,7
9. Кинешемский 174 3,2
10. Нерехтский 1216 1,8
11. Варнавинский 359 0,3
12. Ветлужский 84 0,2

Если мы сравним эту таблицу с двумя предъидущими таблицами, то найдем, что она совпадает. По крайней мере, в начале не с таблицею А, показывающею распределение уездов по степени развития местных промыслов, а с таблицею В, где уезды распределены в порядке их земледельческой производительности. Мы подчеркиваем это видимое уклонение от вышеупомянутоаго нами закона пропорциональности между местными и отхожими промыслами. Уклонение это – только видимое; оно лишь дополняет намеченный нами ранее экономический процесс развития отхожих промыслов.

Прежде всего, несомненно, что в уездах Чухломском, Солигаличском, Галичском и Буйском местные промыслы не развиты потому, что земледельческий труд почти обезспечивает население в его насущнейших потребностях. Но и в этих уездах немало находится таких приходов, которые нуждаются в посторонних заработках, и им-то предстояло сделать выбор между отходом и кустарничеством – что было здесь решающим моментом? Отчасти мы уже дали на это ответ выше. Если бы здесь сильно развиты были местные промыслы, то нечего и говорить, что нуждающаяся часть населения избрала бы отхожие промыслы.

Но местные промыслы здесь не развиты и, главным образом, по двум причинам:

1) вследствие развития земледельческаго труда и

2) вследствие редкости населения. Мы уже говорили выше, что население обращается к отходу или тогда, когда оно не достигнет средней нормы разселения, или когда оно перешагнет через эту норму. Что касается упомянутых уездов Чухломскаго, Солигаличскаго, Галичскаго и Буйскаго, а также Кологривскаго и Макарьевскаго, то очевидно, что мы имеем здесь дело с первым случаем, и можно положительно утверждать, что причиной отхода в земледельческой части Костромской Губернии, равно как и в Кологривском, Макарьевском уездах, служит сравнительная редкость населения. Стоит только взглянуть на следующую таблицу, чтобы убедиться, что именно эти уезды, дающие наибольшее число отхожих, отличаются и относительной редкостью населения: (1) 

Здесь естественно представляется выражение: не есть ли редкость населения в этих отхожих уездах именно последствие отхода? Однако, если бы и было так, то все-таки редкость населения, отчего бы она ни происходила, вызовет отход. Если раз отход начался, хотя бы и не от редкости населения, то затем, если последует последняя, она, с своей стороны, будет вызывать отход.

Но здесь это возражение не имеет силы, ибо, в этой таблице взято не наличное население уездов, а общее. Наличное население в отхожих уездах меньше, конечно, общаго населения этих уездов и именно на величину отхожих; но влияет ли отход на общее население отхожих уездов, т.е. на смертность и рождаемость, — это – уже вопрос другой, вопрос крайне сложный и разрешающийся для Костромской Губернии, как мы думаем, не в пользу вышеуказаннаго возражения или, по крайней мере, ни pro, ни contra нас. Например, о рождаемости нельзя сказать, чтобы она была слабее в отхожих уездах. По сведениям за 1868-1870 годов оказывается, что наибольшая рождаемость замечается в уездах Кологривском, Макарьевском, Буйском, Ветлужском и Костромском, а наименьшая – в Варнавинском («Костромк. Губерн. Вед.» за 1875 год № 32). Подчеркнутые уезды суть уезды отхожие; если же принять в разсчет, что в остальных отхожих уездах рождаемость средняя, то в общем выводе можно принять, что отход не только не уменьшает в этом случае рождаемость, а, пожалуй, даже увеличивает. Что же касается смертности, то она явно ниже в отхожих уездах. Именно: наибольшая смертность замечается в уездах Чухломском, галичском, Солигаличском и Варнавинском (ibid № 38). Однако, мы отказываемся принимать в свою пользу свидетельство факта смертности, ибо отхожие промышленники могут умирать вне родины.

    На 1 кв. милю приходится
1. Нерехтский 2002
2. Юрьевский 1627
3. Костромской 1621
4. Буйский 1195
5. Галичский 1190
6. Кинешемский 1159
7. Чухломский 737
8. Солигаличский 731
9. Макарьевский 563
10. Варнавинский 440
11. Кологривский 330
12. Ветлужский 292
(Статистический Временник. II. Вып. 1. Стр. 14-17.

Таким образом, отхожие промыслы северо-западной части Костромской Губернии, будучи основаны, между прочим, на факте разселения, не подлежащем искусственному контролю, должны оставаться непоколебимы, несмотря на все попытки земств к их искоренению. В таких местностях отход, возникший вследствие редкости населения, в свою очередь, снова разрежает его, а это новое разрежение, отнимая почву от местнаго кустарничества и без того уже слабаго, опять будет служить поводом к отходу. (2 — Здесь, впрочем, должен существовать известный предел такому процессу разрежения населения и ослабления кустарничества – предел, который легко определить теоретически, но практически – весьма трудно). Развитие отхожих промыслов в земледельческой области есть выдающаяся особенность Костромской Губернии – особенность, которая не вредит населению, как это многие утверждают под влиянием смутных идей об отходе, но, напротив, положительно содействует благосостоянию костромичей в вышеупомянутых земледельческих уездах. В большинстве случаев, отхожие промыслы развиваются там, где земледельческий труд в упадке по безплодию почвы, потому что обработывать ее не стоит, что потраченный на нее труд дороже продуктов, которыми она может снабдить земледельца. В этих случаях часто трудно решить, расчетливо или нерасчетливо поступает крестьянин, оставляя землю ради отхожих заработков; можно только сказать, что, пускаясь в отход, он повинуется сильным и могучим побуждениям. Но относительно отхожей области Костромской Губернии можно с уверенностью утверждать, что крестьянин поступает вполне благоразумно, отправляясь в отход и дает ему возможность не оставлять земли без обработки. По отзывам лиц, близко знакомых с экономическим бытом Костромской Губернии, край, наиболее отхожих промыслов, т.е. четыре упомянутые нами северо-западные уезды с окраинами уездов Макарьевскаго и Кологривскаго. (1 — Сборн. в пам. перв. русск. стат. съезда, стр. 501). В этой местности отхожие промышленники своевременнее управляют полевыми работами посредством найма рабочих и помочей. Об относительной зажиточности этого края можно судить также по меньшему количеству недоимок, которыя в галичском уезде составляли к 1-му Октября 1873 года 2,3% годового оклада, в Буйском – 1,3%, в Солигаличском – 0,9% и в Чухломском – 0,8%, а между тем, по целой губернии недоимки составляют, в среднем выводе, 7% окладной суммы. ( 2 — «Костромские губернские ведомости» за 1876 г. № 3).

Отхожее население Костромской Губернии направляется в огромном числе на запад, преимущественно в Петербург и частью в Москву. Видеть в этом безсознательное тяготение к центру было бы совершенно неосновательно. Мы уже имели случай показать, что столичные центры не всегда притягивают к себе отхожее население даже ближайших губерний, как, например, западных. Затем, приволжския гуернии тяготеют к востоку, к районам слабаго развития местнаго кустарничества. Такое же тяготение обнаруживается еще и в Нижегородской Губернии, но в Костромской направление тяги меняется по весьма простым причинам. Костромская Губерния почти со всех сторон окружена, так сказать, спертой промышленной средой, и населению северо-западных уездов некуда двинуться, как только на дальний запад, на дальний юг и на восток, ибо на ближайшем юге им угрожает опасность попасть под тоже неумолимое и, конечно, хорошо известное им колесо кустарной и фабричной промышленности, которое так безпощадно бьет население Нерехтскаго, Кинешемскаго и Костромскаго Уездов и север Владимирской Губернии, на ближайшем же западе их встречает столь же непривлекательная промышленная среда Ярославской Губернии, откуда само местное население спешит убраться по добру по здорову. Так, население отправляется на дальний юг, на восток и на дальний запад, в Петербург, где всех костромичей – до 16 тысяч, работающих по преимуществу в качестве столяров и шапочников. Последних много и в Москве.

// Отечественные записки. Журнал литературный, политический и ученый. – Том CCXXXV. – Год тридцать девятый. – С. 207-258.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*