Наши святыни- православные храмы Чухломского края.

 

 Чухлома

Собор Преображения Господня. г. Чухлома
Собор Преображения Господня. г. Чухлома
Разрушен в советский период.
фото из архива краеведческого музея.

Татьяна Байкова

УТРАЧЕННАЯ СВЯТЫНЯ

 Историческая справка

Преображенский собор г.Чухломы зданием каменный, с такою же колокольней, построен в 1746 году усердием и на средства гражданина Петра Михайловича Нелюбова и прихожан. Обнесён с юго — восточной и южной сторон по земляному валу каменной с железной решеткою оградой; с северо — восточной, северной и западной сторон — городской сад. Кладбище за городом — в расстоянии 200 сажен, обнесено каменной оградою; на нём храм каменный с колокольней,     приписанный к Преображенскому собору, без особого причта, двухпрестольный.

В соборном храме три престола: в честь    Преображения Господня, Благовещения Пресвятой Богородицы и Преподобного Авраамия, Чухломского чудотворца.

Постоянные средства собора — проценты с капитала общего назначения в 37 233 рубля 84 коп. Расстояние от Костромы 172 версты. Почтово — телеграфная станция, больница, торговый пункт — в городе. Железнодорожная станция в Галиче в 50 верстах. Пароходная пристань в Буе в 100 верстах.

Причт — протоиерей, два священника, два диакона, три псаломщика. Постоянные средства его — проценты с общего причтового капитала в 17 515 руб. 34 коп. Доходы на долю протоиерея 800 руб. в год, каждого священника 600 руб., диакону -400 и каждому псаломщику по 200 руб. Земли церковной в пользовании причта: 36 десятин 1680 кв. саженей, в том числе неудобней 2 десятины 780 кв. саженей.

Прихожан — 1019 мужского пола и 1113 женского. По роду занятий приход сельскохозяйственный, с отхожими промыслами в Петербург и Москву. Приходских селений — 19, дальнее — в 9 верстах.

При соборе церковно — приходская школа:   в приходе:    училища Министерства народного просвещения, трёхклассное и приходское мужское и двухклассное женское, также начальное земское училище и сельскохозяйственное училище им. Ф.В. Чижова.

Собор Преображения Господня. г. Чухлома
Собор Преображения Господня. г. Чухлома
Разрушен в советский период.
фото из архива краеведческого музея.

Священники собора

В XVIII веке вслед за Успенской церковью красавец Преображенский собор, увенчанный изящной шатровой колокольней, украсил крутой берег озера. Случилось это знаменательное для Чухломы событие благодаря усердию богатого мещанина Петра Михайловича Нелюбова. Известно, что крепкие стены собора мастера каменщики возвели при священнике Савве Васильевиче Зиновьеве, но возможность заглянуть в прошлое и рассказать о тех, кто служил Богу и людям, начинается лишь с 1830 года.

В метрических книгах того времени отмечено, что известный чухломской протоиерей Михаил Иванович Воинов к тому времени уже умер, а в соборе служили одновременно три священника: Василий Иванович Андронников, Николай Иванович Клейнеров и Михаил Алексеевич Разумовский. Дьяконом был брат священника — Пётр Иванович Андронников. Об Андронниковых известно немного, и всё же недавно чудесный случай приоткрыл тайну старинного рода. Как это ни странно, но оба служителя Преображенского собора оказались родными братьями профессора Санкт-Петербургского университета, основателя официальной статистики в России — Константина Ивановича Арсеньева. В семье мирохановского священника Ивана Васильевича Арсеньева фамилию отца носил только Константин, второй по рождению из четырёх братьев. А Василий, Фёдор и Пётр были Андронниковы.

В то время фамилии детям церковнослужителей, присваивали при поступлении в духовное училище. Иногда несколько родных братьев имели разные фамилии и примеров тому множество. Согласно родословной, племянником Андронниковых был Константин Константинович Арсеньев, известный юрист,почётный    академик,общественный деятель, выдающийся критик и публицист. Правнуком же сестры Константина — Марии является наш современник, художник с мировым именем Илья Сергеевич Глазунов.

Василий Андронников служил в соборе 54 года и скончался в глубокой старости 3 апреля 1867 года на 82 году жизни. Из его детей наиболее известен сын Алексей, родившийся 1 октября 1831 года. Выпускник Костромской духовной семинарии два года был учителем в частных помещичьих домах Чухломского уезда.

А 13 сентября 1857 года он был определён священником    Борисо­глебской церкви г. Костромы. С этим городом связана вся дальнейшая жизнь пастыря.

30 апреля 1900 года протоиерея Богоявленского собора A.B. Андронникова Император Николай II наградил орденом Святого Владимира 4 степени. Его 60 — летний юбилей в священном сане широко праздновала Кострома 13 сентября 1915 года. В 1918 году ради золотого наперстного креста грабители ворвались в дом Андронниковых и убили старого протопресвитера, Божественную литургию которого так любил посещать сам губернатор Костромы.

Что касается дьякона Преображенского собора Петра Ивановича Андроникова, то и он прожил долгую жизнь и умер в 85 лет 15 мая 1888 года. У второго дьякона собора, Ивана Ивановича Боброва, по прозвищу Булат, от свирепствующей в 1847 году в костромском крае холеры, умер молодой зять, учитель уездного училища Пётр Петрович Кляритский, а сам дьякон вскоре ослеп, уехал на лечение в Москву, где и затерялись его следы.

Второй священник собора Михаил Алексеевич Разумовский известен тем,что в 1858 году написал исторический труд о Преображенском соборе изданный в «Костромских губернских ведомостях». Он рано овдовел и прожил недолго.

О протоиерее Николае Ивановиче Клейнерове в своём дневнике Чухломский купец Иван Васильевич Июдин пишет: «Отец протоиерей Н. И. Клейнеров 6 апреля 1860 года в среду на Пасхе жизнь кончил в бедном положении, у дочери своей и зятя в Костроме, в доме почтамта, казённом, в тесной комнатке, сделанной в прихожей. Ошибся старичок, хотя был учён и самонадеянность имел на свой сан, но ошибся в своём родстве».

Более 40 лет служил в соборе иерей Михаил Никонорович Никольский, отец семерых детей. Был он духовником другого известного батюшки — Николая Антоновича Соболева, о котором хочется рассказать особо.

Протоиерей Николай (Соболев Николай Антонович) фото из архива краеведческого музея
Протоиерей Николай
(Соболев Николай Антонович)
фото из архива краеведческого музея

Родился  Соболев  в семье мирохановского священника и в течение 30 лет после окончания Костромской духовной семинарии, был священником Троицкого храма с. Мироханова, но 7 февраля 1879 года протоиерея Николая Соболева назначили настоятелем Преображенского собора. И здесь за 20 лет служения он успел сделать очень много доброго для своих прихожан. Зимние приделы храма были слишком тесными для большего количества молящихся, из-за недостатка воздуха некоторые люди не могли выстаивать до окончания службы, но отец Николай устранил неудобство. Посредством духовых печей он сделал весь соборный храм тёплым. Кроме того, заботливый пастырь возвёл каменную ограду вокруг городского кладбища, сделал отопление в Казанской кладбищенской церкви, построил сторожку и открыл церковно­приходскую школу.

Осенью 1899 года исполнилось 50 лет служения отца Николая. Преосвященный Виссарион поздравил юбиляра письмом и прислал ему в подарок три книги своего сочинения, а чухломичи преподнесли батюшке золотой наперсный крест с дорогими каменьями и жемчугом. Любившие его прихожане с.Мироханово, вручили ценную икону Святой Троицы, братия Авраамиево — Городецкого монастыря, где отец Николай трижды исполнял обязанности настоятеля, подарили своему пастырю образ святого покровителя обители. Настоятель монастыря Платон, одиннадцать священников уезда и три дьякона отслужили благодарственный молебен. Стройно пел церковный хор, нарядные прихожане, семь сыновей, две дочери и многочисленные    внуки    тепло приветствовали юбиляра. Поздравили его и братья: Иоанн Антонович Соболев — настоятель Исаакиевского собора Санкт- Петербурга, Михаил Антонович — священник одной из церквей Макарьевского уезда и племянники — Александр Фёдорович Воскресенский — настоятель домовой церкви царской семьи Романовых и отец Макарий — архимандрит Александро- Невской лавры. Через восемь лет после этих радостных событий умерла жена H.A. Соболева — Анна Ивановна, а 3 июля 1912 года почил и сам протоиерей Николай. По особому распоряжению консистории оба супруга похоронены в ограде собора, рядом с могилой их духовного наставника Михаила Никоноровича Никольского, умершего в 1908 году.

Особо хочется рассказать и о Константине Васильевиче Птицыне, потомки которого в настоящее время живут в с. Серапиха. В ноябре 1898 года он отметил 50 -летний юбилей служения в Преображенском соборе сначала в сане дьякона, затем священника. При пении хора « Достойно есть» перед амвоном городской голова Иван Иванович Июдин и горожане подарили отцу Константину массивный наперсный крест. Получил юбиляр, и другие ценные подношения от многочисленной родни, близких друзей и уездного духовенства.

26 марта 1899 года отец Константин умер. За свои заслуги похоронен батюшка в ограде собора, а священником стал его сын Николай Константинович Птицын. После окончания Костромской духовной семинарии обвенчался Николай Птицын с Ольгой Фёдоровной Воскресенской,- племянницей протоиерея собора Николая Антоновича Соболева, дочерью священника с.Введенское. Один за другим в семье Птицыных родились 10 детей, судьба которых сложилось по- разному, но чаще всего трагически: Александра — священника с. Введенское, выселили в Северный край в 1930 году, где тот и умер, Пётр в 1937 году получил 10 лет лагерей, как « враг народа», муж дочери Варвары, священник села Шартаново     Иван Лилиев,  осуждён дважды.

Чекисты не обошли своим вниманием и самого отца Николая. В 1919 году его арестовали за участие в монархической организации « Союз русского народа». На заседании этого Союза батюшка всего лишь отслужил молебен, и вскоре его арестовали. Несколько лет пробыв в тюремном заключении, домой не вернулся, дабы не навлекать неприятностей на семью, а поселился на окраине Костромы в землянке, на краю картофельных и капустных полей и сторожил урожай от воров. В 1923 — 1924 учебных годах его дети — Юлия, Пётр и Екатерина учились в Чухломской школе и жили с матерью в соборном доме. Умер батюшка внезапно в 1925 году. После воскресной службы, в одной из Костромских церквей, он пил чай в сторожке, и внезапно скончался. Родные привезли тело отца Николая в Чухлому и похоронили на городском кладбище, а было батюшке всего 58 лет. Рядом с ним покоится и брат жены, архимандрит Александро-Невской лавры Макарий, в миру Михаил Фёдорович Воскресенский, умерший 13 мая 1931 года после срока заключения в Соловецких лагерях.

Служил в нашем соборе ещё один, не менее известный батюшка, Иван Александрович Благовещенский, сын священника Успенской церкви села Сенная. В 1892 году его женой стала Мария Михайловна, дочь Михаила Никоноровича Никольского. Восемь детей воспитали супруги и мирно жили в доме на улице Никольской ( ныне улица Ленина) , а где -то в самом начале 30-х годов отец Иоанн причащал больного сыпным тифом, заразился и умер. Вскоре Марию Михайловну выселили из дома, и она уехала к кому-то из детей. Сына священника Константина Ивановича Благовещенского — участника Великой Отечественной войны, учителя Судайской школы, помнят и судайцы и чухломичи. 35 лет служил в соборе дьяконом Иоанн Александрович Иорданский. Семья известна тем, что старший сын дьякона, Александр, до революции возглавлял Чухломское казначейство, дослужившись до чина титулярного советника, а в советское время работал в Госбанке. Женат он был на Вере Александровне Благовещенской, сестре священника. В семье Иорданских родилось 10 детей. Известно, что сын Михаил погиб на фронте, дочь Мария — учительница, похоронена в Галиче рядом с матерью.

Николай Васильевич Голубинский (на фото слева) фото из архива краеведческого музея
Николай Васильевич Голубинский
(на фото слева)
фото из архива краеведческого музея

Далее следует рассказать о семье псаломщика Николая Васильевича Голубинского, уроженца села Введенское. Примечательно, что Соболев, Птицын и Голубинский крепко связаны с этим сельским храмом, что очень символично. В 1874 году в семье Голубинских родилась дочь Елизавета, которая через двадцать лет стала женой чухломского лекаря Алексея Михайловича Окулова. Их дом на ул. М. Горького и сейчас считается памятником провинциальной архитектуры. Где — то в 1934 -35 годах, будучи вдовой, Елизавета Михайловна сдавала свою комнату квартирантам. Но однажды пришли с обыском работники НКВД, хозяйку арестовали, увели в тюрьму, и больше Окулову никто не видел. Запросы о судьбе Елизаветы Николаевны в разные архивы так и не принесли результатов.

Её брат Николай Николаевич — первый директор Чухломской советской школы 1 ступени родился 22 октября 1887 года и в 1912 году окончил Варшавский универ­ситет. Он составил грамматику кабардин­ского языка, основы букваря, а в 1935 году в Пятигорске написал и издал «Учеб­ник русского языка для национальных школ Северного Кавказа». Он читал лек­ции в Кабардино- Балкарском педагоги­ческом институте, затем преподавал в Ставропольском мединституте. Николай Николаевич — доцент филологических наук. Летом 1959 года он последний раз был в Чухломе и умер 21 января 1960 года в Ставрополе.

А младшая сестра Голубинских — Ольга в 1902 году вышла замуж за священника Евгения Дмитриевича Хлопушина. После венчания в соборе Хлопушина куда-то определили на священническое место, но уже в 20-е годы семья вернулись в г. Чухлому, их сын Александр 1906 года рождения и дочь Мария -1910 г.р. учились здесь в средней школе, вместе с 42 детьми священноцерковнослужителей города и района. Что стало с Хлопушиными после закрытия собора — неизвестно, но одна из дочерей Е.Е. Хлопушина учительствовала в 30-е годы в с. Бушнево.

Семья другого псаломщика собора Ивана Михайловича Преображенского тоже была не малой- 9 детей. В 1907 году дочь Преображенских Елизавету выдали замуж за псаломщика Николая Евгеньевича Кордобовского, сына дьячка Богородицкой  церкви села Лаврентьевское.

В 1911 году Кордобовский стал дьяконом, а после революции последним священником собора. В 1932 году собор закрыли и Кордобовский, лишившись средств к существованию семьи, запил горькую и покончил жизнь самоубийством. Сын Георгий погиб в боях с фашистами, а три его сестры Анастасия, Серафима и Валентина жили в Чухломе очень долго и умерли в начале 21 века. Брат Елизаветы Ивановны Кордобовской, Пётр Преображенский, священник церкви солигаличского села Солда, арестован и расстрелян 21 сентября 1937 года. Брат Николая Кордобовского — Иван Евгеньевич, священник села Торманово, расстрелян 4 сентября 1937 года, но на чухломской земле и сейчас живут потомки рода Кордобовских.

Епископ Георгий (Лапшин Г.) фото из архива краеведческого музея
Епископ Георгий
(Лапшин Г.)
фото из архива краеведческого музея

К началу Первой мировой войны в соборе служили: протоиерей Николай Птицын и Иоанн Благовещенский, священник Андрей Павлович Смирнов, дьякон Николай Кордобовский и Анатолий Иванович Шешин и три псаломщика: Павел Александрович Соколов,  Иван Михайлович Преображенский, Александр Николаевич Всеславин.

Как и в других церквях уезда, в соборе служили панихиды по убиенным воинам — чухломичам и молились о победе русского оружия. Проитиерей Николай Птицын в ноябре 1616 года отслужил праздничный молебен в честь солдат и офицеров, награжденных георгиевскими крестами и медалями.

После ленинского декрета об отделении церкви от государства настали тяжёлые времена для служителей культа. Но всё же, в 1920-21 годах в соборе действовала архиерейская кафедра, и первым епископом Чухломским и Солигаличским стал Георгий Лапшин, вторым епископом священник собора Андрей Павлович Смирнов.

Затем в начале     1922 года правительство объявило всероссийскую кампанию  по изъятию церковных ценностей, проводимую под предлогом помощи жертвам страшного голода в нижнем и среднем Поволжье. И сразу же одна беда перешла в другую: в том же 1922 году в Русской православной церкви произошёл инсценированный органами ВЧК — ОГПУ обновленческий раскол — первый после Великого раскола в середине 17 века. Обновленцев, или как называли их в народе «красные попы», на первых порах активно поддерживали власти в их выступлении против законного Патриарха Московского и всея Руси Тихона. Многие ли церкви в уезде уклонились в обновленчество, — неизвестно, но в 1930 —м году почти все храмы закрыли. Победу одержал «Союз воинствующих безбожников».

Отец Андрей (Смирнов А.П.) фото из архива краеведческого музея
Отец Андрей
(Смирнов А.П.)
фото из архива краеведческого музея

Из воспоминаний

В дневнике купца Ивана Васильевича Июдина имеется довольно загадочная запись: «Похороны генерал —губернатора Оренбургского и Самарского Александра Андреевича Катенина. Умер 24 июля 1860 года в Оренбурге. 27 числа в понедельник вынос был на расстоянии 200 сажен до Преображенского     собору, на подстеленных коврах. И могила осталась усаженная цветами».

Но из других письменных источников известно, что 57 летний генерал — губернатор A.A. Катенин похоронен при церкви села Клусеево вместе с женой Варварой Ивановной, но из записей И. В. Июдина явствует, что важный барин похоронен на соборном кладбище.

В его дневнике есть ещё несколько любопытных записей: 15.06.1862 г. в пятницу над куполом поднят большой крест пророка Аммоса, Ионы и князя Лазаря Сербского».

«В июле 1862 года в соборе начат делать чугунный пол. Окончив его настилку, обносили плинтусом, а июля 8 в воскресенье начали служить, и оказался пол неровным в настиле».

«28 мая 1880 г. Сильная буря. На соборном холодном храме снесло крест с боковой главы».

«18.09.1886 г. свершилась закладка каменных святых ворот и каменной ограды вокруг собора».

«31.12 1888 г. в Чухломский собор привезли новый колокол весом 360 пудов, отлитый из пушечной меди в г. Москве на заводе московского купца Самгина. Он устроен на средства прихожан собора, со включением двух соборных разбитых колоколов весом 108 пудов».

«1897 г. В течение лета окончено около собора строительство двухэтажного деревянного дома для соборного причта».

«1901 г. В Великом посте начата постройка двухэтажного дома деревянного для причта и сторожки и окончена к осени».

В 1932 году собор разорили, сбросили колокола со звонницы. Первоначально городские власти предполагали переоборудовать здание собора под музей, но передумали. Холодный храм использовали под электростанцию, а в тёплом разместились мельница, столярный, обозный цех и пилорама.

Примечательно, что чудотворную икону Святителя Николая, известную с 1450 года и икону Божией Матери Страстная и другое имущество храма передали в действующую Успенскую церковь. В настоящее время судьба икон неизвестна.

Парасковья Николаевна Шарапова, 1912 года рождения, рассказывала: «Я приехала в Чухлому из дер. Прокошево уже после замужества. Помню, как в 1933 году сбрасывали колокол с колокольни собора. Кто это делал,- не знаю. Мы жили в соборном доме, и я из любопытства ходила на соборное кладбище, Там ещё сохранялись красивые большие кресты и надгробия. Мы с соседкой ходили и читали надписи, А куда всё потом подевалось, не знаю. Там, где наш огород и садик, что разрабатывали мы с мужем, тоже было кладбище, и на месте, где сейчас стоят гаражи жилколхоза, тоже стояли кресты».

А другая чухломичка, Мария Ефимовна Холодова, говорила, что в соборе на одной из стен была роспись, где священники за грехи первыми идут в ад, а потом и остальной народ. Она вспоминала: «Кладовщиком на мельнице в соборе был Николай Васильевич Чистяков. Дом его стояч там, где сейчас городской рынок. Мы с бабами сортировали зерно в ночную смену и вдруг ровно в полночь под сводами собора ангелы запели « Иже, херувимы …». Мы побросали вёдра, лопаты, и больше ни в какую не соглашались работать в соборе ночью».

Собор Преображения Господня. г. Чухлома
Собор Преображения Господня. г. Чухлома
Разрушен в советский период.
фото из архива краеведческого музея.

Начало конца

Скорее всего, последняя лампада в соборе погасла летом 1932 года. Из приказов райисполкома видно, что с 1 августа заведующим электростанцией, которую запланировали разместить в стенах собора, назначен гражданин деревни Привалкино Александр Иванович Самсонов. Обустройством электростан­ции занимались: инженер Ю. Ю.Меленевский и техник — строитель горсовета В.И. Арефьев, но его в марте 1933 года как не справившегося с задачей от работы отстранили.

На строительстве был утверждён график круглосуточного ответственного дежурства, но с пуском объекта в эксплуатацию что-то не заладилось, и первый электрический ток чухломичи получили лишь в 1935 году. Об этом свидетельствует бывший бухгалтер коммунального хозяйства Т.К. Толстопятова.

Несколько лет электростанция находилась в ведении промкомбината, затем в феврале 1938 года её вновь передали городскому совету. Заведую­щим в то время был А. Н. Готовцев, а в 1944 году А. С. Ювенальев.

В декабре 1940 года в здании собора решили оборудовать мельницу и лесопилку. Решили и сделали. Мельниками перед началом войны были отец и сын по фамилии Печ, а здание охранял ночной сторож М.С. Румянцев, заведовал же мельницей Сергей Михайлович Воробьёв.

Летом 1956 года случился в соборе большой пожар, искры и головешки летели до противоположного крутого берега оврага на улицу Советскую. Главный купол собора полностью сгорел, крышу переделали, и осталась от собора лишь малая часть. Когда-то включили здание в список памятников архитектуры федерального значения, на стене укрепили соответствующую табличку, а затем собор вычеркнули из списка, и табличка бесследно исчезла. Впрочем, как и старинное кладбище, на котором покоились с миром лучшие пастыри Преображенского собора по полувека служившие в алтаре: Михаил Никонорович Никольский, Николай Антонович Соболев, Константин Васильевич Птицын, а также матушка Анна Ивановна Соболева и многие, уже не известные нашему веку, священно­служители и прихожане.

На месте их могил — дорога вокруг собора, гаражи и контора коммунальных служб. Сооружено это всё на костях чухломичей молившихся в храме о победе над врагами, благоденствии родного города, славе и величии земли русской.

Журнал «Чухломская быль»

№ 2. 2008 год.

Собор Преображения Господня. г. ЧухломаРазрушен в советский период.фото 1932 года из архива краеведческого музея.
Собор Преображения Господня. г. Чухлома
Разрушен в советский период.
фото 1932 года из архива краеведческого музея.
Собор Преображения Господня. г. ЧухломаРазрушен в советский период.Наши дни. 2 апреля 2014 года фото М.Шейко
Собор Преображения Господня. г. Чухлома
Разрушен в советский период.
Наши дни. 2 апреля 2014 года
фото М.Шейко
Часовня Параскевы (Пятница) Великомученицы. г. Чухлома
Часовня Параскевы (Пятница) Великомученицы. г. Чухлома
фото из архива краеведческого музея

Часовня Параскевы (Пятница) Великомученицы на торговой площади построена на средства купцов и промышленников Чухломы в 1815 году. Разобрана на кирпич в 1924 году.

Церковь Иконы Божей Матери Казанской. г. Чухлома.
Церковь Иконы Божей Матери Казанской на городском кладбище г. Чухлома.
фото из архива краеведческого музея.

КАЗАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ

До XIX века в Чухломе было несколько действующих кладбищ. Располагались они около Успенского храма, Преображенского собора, у церкви Святого Духа, там, где теперь раски­нулась территория детского сада № 1.

В 1831 году все перечисленные кладбища закрыли. А в 1843, когда деревянная церковь Святого Духа обветшала, её разобрали, и через 40 лет в 1883 году смотритель чухломского мужского трёхклассного училища Константин Иосифович Красовский на собственные средства поставил здесь деревянную часовню. 10 июня из Преображенского собора на это место был совершен крестный ход, где после молебна заложили каменный фундамент будущей часовни.

Итак, в Чухломе к 1831 году осталось единственное действующее городское кладбище при Казанской церкви, построенной в 1801 году на средства купца Михаила Июдина и снабжённой церковной утварью мещанином Иваном Симановским. Небольшая с каменной колокольней церковь имела престолы в честь иконы Казанской Божией Матери и святого Архистратига Михаила и Бесплотных Сил.

Богослужения время от времени совершали священники Преображенского собора или Успенской церкви. Если посмотреть на старинную карту, то видно: кладбище находилось на окраине города, и отсюда ежегодно в день Святого Духа жители совершали крестный ход вокруг города, а в седьмую неделю по Пасхе с 1698 года по случаю страшной засухи с крестным ходом шли в Авраамиево — Городецкий монастырь. Кроме этого, крестный ход вокруг города ежегодно совершали в первое воскресенье, следующее за 8 июля, в память о моровой язве, посетивший Чухломский край в 1450 году.

Не удивляйтесь, что названные даты не соответствуют году постройки Казанской церкви, дело в том, что все храмы и собор в XV — XVII веках уже существовали, но были деревянными.

К сожалению, ни фотографии с близкого расстояния, ни рисунка церкви найти не удалось. Сохранившийся снимок не передаёт всей прелести изящного, по -домашнему уютного храма чухломского старинного кладбища, именуемого в народе «каменным» благодаря кирпичной Казанской церкви и ограде.

Из наиболее известных людей здесь покоятся: капитан флота, помещик усадьбы Герасимово Иван Алексеевич Куприянов, 2-й гильдии купец Георгий Дмитриевич Курочкин, штабс -капитан, дворянин Григорий Фомич Макаров и его жена Анна Иосифовна, титулярный советник Пётр Иванович Макаров с женой Варварой Ивановной, дворянин из усадьбы Поповское Пётр Васильевич Перелешин, статский советник и кавалер, уездный врач Яков Иванович Игнатовский с женой Параскевой Степановной, оружейных дел мастер и фотограф Александр Иванович Перепёлкин, подполковник Василий Степанович Перфильев с женой — акушеркой Анной Андреевной, статский советник и судья Алексей Витович Рузский с женой Надеждой Яковлевной, дворянин усадьбы Чурилово Александр Андреевич Свиньин с женой Елизаветой Сергеевной, землемер Фёдор Григорьевич Тетерин, коллежский асессор и кавалер Александр Григорьевич Шигорин, сельца Поповское поручик Пётр Иванович Невельской, усадьбы Анфимово капитан- лейтенант флота Ипполит Иванович Сухотин, отставной подполковник, судья Гавриил Власьевич Трубников, купец третьей гильдии Тимофей Егорович Ильичёв, титулярный советник Лавр Иванович Доливо — Добровольский, учитель, титулярный советник Иосиф Тихонович Красовский. Ограду вокруг кладбища разобрали чуть позже, а битым кирпичом, что остался от разборки церкви, замостили улицу Свободы.

Захоронение П.А.Катенина. фото М.Шейко 2 апреля 2014 года
Захоронение П.А.Катенина.
фото М.Шейко. 2 апреля 2014 года

Символично, что теперь чухломичи после отпевания в Успенском храме отправляются в последний путь по руинам бывшей Казанской кладбищенской церкви. Холм, где стоял храм, окончательно очистили от мусора и немного подровняли в 1955 году, когда сюда из Бореева перенесли останки Павла Александровича Катенина и  переза­хоронили в алтарной части бывшего Казанского храма.

Здесь в истории Казанской церкви можно поставить точку, но будет очень печально, если наше кладбище постигнет участь церкви или уже исчезнувших с лица земли старинных кладбищ.

Оказывается, есть такой закон — через 75 лет после официального закрытия храма, территорию можно использовать под застройку, что и произошло на месте кладбища и часовни Святого Духа. А жаль…

ИГУМЕН ИОНАФАН

Под скромным крестом, как и подобает монахам, покоится на чухломском кладбище игумен Свято-Троицкой Сергиевой Лавры по имени Ионафан. Как же оказался в наших краях столь необычный человек? Ответить на этот вопрос помогли документы, несколько лет назад привезенные в Чухлому диаконом Лавры — Галактионом. А еще — воспоминания тех, кто лично знал и сейчас помнит отца Ионофана.

Игумен Ионафан
Игумен Ионафан

Родился будущий старец 14 июня 1867 года в семье Василия Сергеевича Чистякова, священника Сретенской церкви, что в Слободе Солдога Кинешемского уезда и наречен Иваном. Мать новорожденного — Александра Александровна Платонова также происходила из семьи священника села Затоки Чухломского уезда.

Не закончив полного курса Костромской духовной семинарии, Иван Чистяков в 22 года становится учителем Успенско-Сенновской церковно­ приходской школы, недалеко от родного материнского села. Обучению грамоте крестьянских детей села Сенное отдал Иван Васильевич девять лет и неожиданно круто поменял свою жизнь, уйдя послушником в Лавру преподобного Сергия. Случилось это 9 января 1897 года.

Вот что пишет будущий монах в своем прошении: «Проходя разнообразные послушания, я так полюбил приютившую меня сию обитель, что решился остаться в ней навсегда». И 5 мая 1900 года Иван Васильевич был пострижен в монахи с именем Ионафан, а 11 января 1904 года рукоположен в сан иеромонаха и уже в августе назначен помощником, а затем и инспектором училища иконописи, открытого при Лавре. За безупречную службу награжден набедренником и наперсным крестом от Священного Синода. После роспуска училища с мая 1918 и до закрытия Лавры в 1920 году заведовал иконописной и живописной мастерской. Где находился иеромонах последующие 11 лет жизни — неизвестно, но в 1931 году он появился в знакомых чухломских местах.

В это время внезапно умирает священник Богородицкой церкви села Михайловское-Озерное Александр Изюмов, и игумен Ионафан принимает осиротевший приход. Каким образом удалось ему избежать расстрела в 1937 году — неизвестно, но ареста батюшка не избежал. Задолго до начала Великой Отечественной войны он много пророчествовал о будущих временах, за что и поплатился. Престарелого священника под конвоем увезли на телеге в Чухломскую тюрьму и по договоренности с прокурором заключили в узилище (темницу) без суда и предъявления обвинений. Решили — и так помрет… Но отец Ионафан продолжал жить. Больные ноги причиняли ему страдания, и надзирателям тюрьмы приходилось ухаживать за немощным старцем. А вскоре началась война, предсказанная отцом Ионафаном. Когда за ним ещё только пришли, деревенские, жалея батюшку, утирали слезы, но он твердо сказал: «Не обо мне плачьте, а о себе, туча черная идет с запада». Все начали оглядываться, где, мол, туча, небо- то ясное. Так иносказательно седой старец предупредил земляков о грядущих бедствиях.

Вскоре надоело чухломским надзирателям возиться со стариком и один из охранников, молодой человек по фамилии Сорокин, 4 августа 1941 года задушил беспомощного отца Ионафана. Тела узников, содержащихся в тюрьме на основании 58 (политической) статьи, никому не выдавали. Ночью бывшего игумена Лавры тайком увезли на кладбище и зарыли за кладбищенской оградой. Но один из похоронной команды оказался совестливым и показал своей жене место, где зарыли батюшку. Уже после войны, и опять же тайком, тело перезахоронили. Долгое время за могилой ухаживали сестры-монахини, служившие в храме вместе со священником, — Парасковья Петровна и Екатерина Петровна Кудрявцевы. После кончины последней в 1976 году заботу о захоронении взяла на себя Александра Александровна Романова, уроженка села Михайловское-Озерное.

Мученическую смерть принял отец Ионафан, но и его убийца не остался безнаказанным. В ноябре 1958 года вместе с другими чухломичами отправился он через озеро в деревню Федоровское, чтобы заказать валенки. Попутчики прошли благополучно, а под ногами злодея вдруг разошелся и сомкнулся лед. Острыми краями льда отрезало охраннику голову, и его обезглавленное тело нашли только весной. Первый ребенок Сорокиных не прожил и дня, вторая девочка умерла в четыре года от удушья. Так и пресекся род этого Сорокина.

Могила игумена Ионафана на кладбище г.Чухлома, 2011 год.
Могила игумена Ионафана
на кладбище г.Чухлома, 2011 год.

А недавно чухломичка Фаина Михайловна Виноградова поведала такую историю: «Моему внуку Роману было года три, на лице у мальчика образовалась странная сыпь, и никакие лекарства не помогали. И тогда баба Шура Романова посоветовала сходить на могилку к отцу Ионафану, взять земельки и потереть больные места. Я все сделала, как она велела, и вскоре лицо у внука очистилось, будто ничего и не бывало. Внук давно уже взрослый, но тот чудесный случай не забывается. Тогда я дала обет, что буду ходить к батюшке и следить за последним местом его упокоения. И до сих пор, несмотря на возраст, навещаю отца Ионафана и благодарю его».

Шестьдесят восемь лет назад в чухломской тюрьме принял мученическую кончину игумен Троице- Сергиевой Лавры Ионафан, великой души человек, 35 лет служивший Богу и людям. С уцелевшей фотографии смотрит на нас высокий седобородый старец с мудрым, просветленным лицом. Почтим же память игумена Ионафана, пострадавшего в годы гонений на православную веру.

Журнал «Чухломская быль»

№ 3, 2009-2010 год.

Вид центральных кладбищенских ворот на проекте стройки новой каменной ограды с двумя воротами и каменной сторожки кругом кладбища при городе Чухлома, октябрь 1875 года.
Вид центральных кладбищенских ворот
на проекте стройки новой каменной ограды с двумя воротами
и каменной сторожки кругом кладбища при городе Чухлома, октябрь 1875 года.
Вид боковых ворот (со стороны ул. Свободы) на проекте стройки новой каменной ограды с двумя воротами и каменной сторожки кругом кладбища при городе Чухлома, октябрь 1875 года.
Вид боковых ворот (со стороны ул. Свободы)
на проекте стройки новой каменной ограды с двумя воротами
и каменной сторожки кругом кладбища при городе Чухлома, октябрь 1875 года.
Вид каменной сторожки на проекте стройки каменной ограды кругом кладбища при городе Чухлома, октябрь 1875 года
Вид каменной сторожки
на проекте стройки каменной ограды
кругом кладбища при городе Чухлома, октябрь 1875 года
Вид каменной сторожки кладбища при городе Чухлома в наши дни, 2 апреля 2014 года. фото М.Шейко
Вид каменной сторожки кладбища при городе Чухлома в наши дни
2 апреля 2014 года.
фото М.Шейко
Церковь Иконы Божей Матери Казанской на городском кладбище г. Чухлома.фото из архива краеведческого музея.
Церковь Иконы Божей Матери Казанской на городском кладбище г. Чухлома.
фото из архива краеведческого музея.
Вид Чухломы от Церкви Иконы Божей Матери Казанской на городском кладбище фото из архива краеведческого музея.
Вид Чухломы от Церкви Иконы Божей Матери Казанской на городском кладбище
фото из архива краеведческого музея.
Торговая площадь и Церковь Успения Пресвятой Богородицы в городе Чухлома.фото из архива краеведческого музея.
Торговая площадь и Церковь Успения Пресвятой Богородицы в городе Чухлома.
фото из архива краеведческого музея.

ВЕХИ ИСТОРИИ

В Костромской губернии на берегу чухломского озера расположился удиви­тельный провинциальный городок Чухлома. Этот град прославился подвигами и трудами преподобного Авраамия Чух­ломского Городецкого чудотворца. Ко­гда-то в Чухломе было три храма, в на­стоящее время, к великому сожалению, сохранился только Свято-Успенский со­борный храм, который является украше­нием нашего города.

Церковь Успения Пресвятой Богородицы в городе Чухлома. 2011 год.
Церковь Успения Пресвятой Богородицы
в городе Чухлома.
2011 год.

275 лет тому назад на высоком холме, сбегающем к речке Никеровке, неизвест­ные мастера-каменщики из великого Ус­тюга, а возможно из соседнего Солигалича, закончили строительство первой в Чухломе каменной церкви в честь Успе­ния Божией Матери. С того далекого вре­мени ее шатровая стройная колокольня устремилась в синее небо, где летом с раннего утра снуют веселые стрижи, при­ветствуя восход солнца.

А когда-то на этом месте стояли две небольшие деревянные церкви Воскре­сенская и Успенская, упоминаемые в пис­цовых книгах Галичской осады в 1615 го­ду, в связи с уплатой пошлинных сборов с доходов, ежегодно собираемых со всех церквей в государеву казну. Вполне возможно, что Воскресенская церковь раз­рушилась от ветхости или сгорела и больше не восстанавливалась, а что каса­ется Успенской церкви, то в 1723 году в царствование Петра I священник Лука Васильев, церковный староста Григорий Дмитриев с городскими и уездными приходскими людьми написали прошение в синодальный казенный приказ о том, что «оная церковь от древности весьма ветха, церковный покров обвалился и службы Божии в ней вести невозможно». А по­тому с общего согласия градские и уезд­ные жители положили намерение на мес­те той ветхой древней построить камен­ную церковь во имя Успения Пресвятыя Богородицы с приделами Святых апосто­лов Петра и Павла и Макария Желтоводского — Унженского чудотворца. Вскоре последовала резолюция, где говорилось, что «1723 года июля 12 дня дан приказ о строении и велено священнику Луке Ва­сильеву с прихожанами вновь построить каменную церковь».

Ровно через семь лет в июле 1730 года священник Лука Васильев написал в си­нодальный приказ о том, что приделы ка­менной церкви построены и готовы к ос­вящению, но сама Успенская церковь не достроена из-за скудости приходских лю­дей. Несмотря на это, последовал указ об освящении храма. Оно состоялось 31 ию­ля 1730 года. Именно эту дату принято считать началом 275-летней истории единственной из сохранившихся церквей города Чухломы.

После того, как в 1930-е годы разо­брали колокольню Преображенского со­бора, единственной высотной доминантой города Чухломы осталась Успенская цер­ковь. Она состоит из шатровой колокольни, двухстолпной трапезной с двумя бо­ковыми приделами, перекрытой системой коробовых сводов и собственно храма ти­па четверика (с малым световым восьме­риком в завершении), перекрытым сомк­нутым сводом с четырехскатным пере­крытием. Фасадное убранство церкви ти­пично для провинциального строительст­ва XVIII века, сочетающего традиционные формы и приемы ХVIII века с новым барокко ХVII века. Характерными явля­ются широкие лопатки по углам объема, горизонтальные тяги венчающих карни­зов, состоящие из кирпичных элементов. Окна церкви обрамлены рамочными на­личниками в духе «Петровского барокко» и помещены в фасадные ниши. Над пор­тальным обрамлением входа углы основания колокольни отмечены небольшими нишами. В донца этих нишек вмонтиро­ваны белокаменные резные вставки в ви­де рельефных изображений — просфирок, мотив уместный, но нечасто встречаю­щийся в декоре церковных зданий. Из сборника описания церквей чухломского округа Костромской Епархии очевидно, что церковной ограды никогда не было. А старинное кладбище, существовавшее у церкви с незапамятных времен, закрыли в 1831 году, и хоронить усопших прихожан было велено на Казанском кладбище, впоследствии именуемом «каменным». Интересен тот факт, что в 1902-1903 го­дах в доме мещанина на Успенской улице рабочие, строя новый погреб, наткнулись на колоды-гробы из осины и дуба, в ко­торых хоронили усопших. Внутри колоды выдалбливали выемку в форме человече­ской фигуры и помещали туда умершего.

Наличие старинного кладбища под­тверждает и другой факт: в 1960-х годах связисты, копая траншею под телефон­ный кабель, наткнулись на множество захоронений.

Летопись Успенской церкви, хранив­шаяся в музее, по неизвестной причине оказалась утраченной, а потому восстано­вить полную картину жизни прихода невозможно. Восполнить пробелы помогли церковные метрические книги за период с 1854 по 1918 годы и воспоминания чухломичей.

Накануне первой мировой войны в приходе Успенской церкви было 23 селе­ния, самое дальнее в 9 верстах. В церкви служили 2 священника, дьякон и два пса­ломщика.

Спустя 10 лет после постройки камен­ной церкви священником в 1740 году был Петр Лукич Гусев, видимо, сын Луки Ва­сильева, хлопотавшего о постройке ка­менной церкви, а также иерей Стефан Никитин. В 1762 году значатся — Иоанн Стефанов и Петр Гаврилов. Долгие годы служил в Успенской церкви иерей Мирон Потехин, его портрет можно увидеть в экспозиции Чухломского краеведческого музея. Протоирей Федор Васильевич Ма­линовский в 1859 году переведен в Чух­ломский Преображенский собор, а с 1855 года в храме служил Иоанн Григорьевич Листов, который в 1844 году окончил Костромскую духовную семинарию. Семеро детей отца Иоанна Листова и матушки Александры Аркадьевны родились в Чухломе, но в июле 1863 года его перевели в огородицкую церковь села Морозовское Чухломского уезда. Вместе с Листовым в Успенской церкви служил священником Николай Николаевич Рощин. В 1863 году его сменили священники: Федор Арсень­евич Ардентов и Николай Петрович Ве­селовский. В 1871 году священником стал Николай Петрович Троицкий. После его смерти приход возглавил бывший свя­щенник с.Нероново Солигалического уезда Виктор Васильевич Котельский. Его сын Сергей стал последним священ­ником с. Заболотье Чухломского уезда, где и похоронен. Старшая дочь Павла по­сле смерти отца в 1881 году была выдана за священника Успенского храма Алек­сандра Павловича Лебедева.

Отец Павел (Троянов). фото конца XIX века.
Отец Павел (Троянов).
фото конца XIX века.

В 1886 году закончил Костромскую духовную семинарию Павел Вениамино­вич Троянов, сын дьякона с. Понизье Со­лигалического уезда и 1 сентября 1887 г. назначен священником Успенской церк­ви, хотя и ненадолго.

В мае 1893 года Троянова перевели на другой приход, а на его место прибыл из Солигалича Иосиф Андреевич Софий­ский, которого в 1896 году сменил брат Иоанн Софийский.

25 ноября 1901 года в Успенском хра­ме состоялось большое торжество. Чествовали Иоанна Андреевича Софийского по случаю 35-летнего служения в сане священника. Накануне в доме отца Иоан­на состоялся молебен, а 25 числа празд­ничную литургию в церкви служил его младший брат преосвященнейший Никон, в миру Николай Андреевич Софийский, епископ Нарвский, викарий Санкт-Петербургской митрополии, который специально приехал в Чухлому на юбилей брата. Вместе с ним служил благочинный протоирей Преображенского собора Ни­колай Антонович Соболев и священник г.Саратова Иосиф Андреевич Софийский.

Отец Иосиф (Софийский). фото конца XIX века.
Отец Иосиф (Софийский).
фото конца XIX века.

На празднике присутствовали дети от­ца Иоанна, сын Константин из Рязани и Александр из Владимирской епархии. Юбиляру преподнесли богато украшен­ный наперстный крест и книгу Фаррара. Иван Андреевич Софийский родился в с. Озарниково Чухломского уезда в 1844 году. В июле 1866 года окончил Костром­скую духовную семинарию и служил в с. Самылово Солигалического уезда,с 1876 года в с.Урень, а с 1896- в Чухломе.

В 1906 году священник Иоанн Андреевич Софийский был переведен в наш Преображенский собор, откуда возможно ушел за штат и с матушкой Раисой Ва­сильевной уехал к кому-то из детей. С этого момента священником Успенской церкви стал Александр Иванович Верхов­ский, зять протоирея собора Николая Ан­тоновича Соболева, женатый на его доче­ри Людмиле.

Но вернемся к началу повествования. 11 ноября 1908 года в половине одинна­дцатого вечера колокол Успенской церк­ви возвестил жителей города о прежде­временной кончине 49-летнего настоятеля этой церкви Александра Павловича Лебе­дева, после непродолжительной тяжелой болезни. Отец Александр 27 лет прослу­жил священником Успенской церкви и в продолжение 25 лет состоял законоучите­лем в чухломском городском 3-х класс­ном училище. Его несколько раз выбира­ло духовенство кандидатом, а затем и де­путатом на уездные и епархиальные съез­ды духовенства. За полезные труды отец Александр получил разные награды вплоть до ордена Святой Анны 3-ей сте­пени включительно. Отпевали усопшего 13 священников при стройном пении Ус­пенского хора любителей «Помощник и Покровитель». Погребен отец Александр 15 ноября на Казанском кладбище города Чухломы.

Отец Николай (Голоушин). фото нач. XX века.
Отец Николай (Голоушин).
фото нач. XX века.

А теперь настал черед рассказать еще об одной интересной личности — священ­нике Николае Петровиче Голоушине.30 января 1909 года в Преображенском соборе состоялось венчание выпускника Санкт-Петербургской духовной семина­рии 25-летнего Н.П.Голоушина с доче­рью уездного казначея Петра Алексееви­ча Дьячкова — семнадцатилетней красави­цей Варварой. С этого времени Николай Петрович становится вторым священни­ком Успенской церкви и служит вместе с А.И. Верховским. Итак, что известно об этом человеке? Родился будущий свя­щенник в семье Чухломского купца Петра Васильевича Голоушина. История любви его родителей довольно романтична. Петр Васильевич — купец в третьем поколении, мать — Евдокия Сергеевна — единственная дочь государственного крестьянина де­ревни Малая Святица, владельца большо­го колбасного завода в Санкт-Петербурге на Лиговском проспекте — Сергея Анд­реевича Парфенова. Юная 17-летняя Ев­докия — первая красавица уезда, Петр 20-ти летний повеса с плохой репутацией, поэтому отец Евдокии категорически воспротивился их браку. И все же вопре­ки воле отца 7 февраля 1874 года моло­дые тайно обвенчались в Никольской церкви с.Клусеево, и отцу пришлось смириться с легкомысленным поступком дочери. Голоушины в Чухломе имели не­сколько домов, в одном из них на улице Никольской (Ленина, 24) и жила семья священника Голоушина. Николай Петро­вич Голоушин до 1917 года был священ­ником Успенской церкви, а когда в Чух­ломе открылась на пожертвование купца Пьянькова мужская гимназия, преподавал в ней Закон Божий, а в Успенской церкви руководил церковным хором. Вероятно, после закрытия гимназии Николай Петро­вич снова стал священнослужителем, но в 1925 году семья Голоушиных перебралась в Кострому. В книге «Костромские Свя­тыни» на 119 странице говорится, что в ноябре 1944 года «вернувшийся через покаяние из обновленчества в Православ­ную церковь настоятель Иоанно- Богословского храма протоиерей Николай Голоушин на извозчике перевез Федоров­скую икону Пресвятой Богородицы в ка­федральный собор Костромской епархии — Иоанно-Златоустовскую церковь на улице Лавровской».

После войны протопресвитер Николай Петрович Голоушин служил в Воскресен­ской церкви г. Костромы на нижней Деб­ре. За свои заслуги и долголетнюю служ­бу, награжден фиолетовой скуфьей, ка­милавкой, серебряным и золотым наперстными крестами, набедренником, пали­цей. Но самой высокой наградой стала митра, возложенная на голову священни­ка патриархом Московским и Всея Руси Сергием. Умер отец Николай в феврале 1964 году.

Отец Ефимий (П.А. Пикалев). фото 30 годов XX века.
Отец Ефимий (П.А. Пикалев).
фото 30 годов XX века.

К сожалению, имена всех священни­ков, служивших в Успенской церкви в период с 1818 года по 1937 год неизвест­ны, но одного из них, отца Ефимия, пом­нят немногочисленные старожилы. Высо­кий, черноволосый, красивый священник- монах имел удивительно звонкий, хорошо поставленный голос, жил на квартире у Марии Николаевны Кирилловой в боко­вушке дома по улице Никеровке. В цер­ковь неизменно ходил одним и тем же маршрутом, вне службы близко ни с кем не общался, но очень любил детей. Если встретит, ласково погладит по голове, в праздник даст всем ребятишкам по кон­фете. Отец Ефимий, в миру Павел Александрович Пикалев, родился в 1897 году в селе Александровка Белоостровского уез­да Санкт-Петербургской губернии. Был арестован 1 октября 1936 года, обвинен в контрреволюционной деятельности и расстрелян 26 августа 1937 года в ярослав­ской тюрьме Коровники вместе с други­ми 38 чухломичами, членами так назы­ваемой «троцкистской группировки».

По воспоминаниям старожилов коло­кола со звонницы Успенской церкви сня­ли в 1934 году, в 1936 году арестовали настоятеля храма отца Ефимия. Первое же письмо от общины верующих в адрес советской власти с просьбой вновь от­крыть молитвенное здание, зарегистриро­вать нового священника и разрешить бо­гослужения члены церковной двадцатки послали в марте 1938 года. В августе того же года в церкви сделали ремонт, побели­ли стены и покрасили крышу. А в 1943 году председатель общего собрания ве­рующих общины Успенской церкви Ми­хаил Сергеевич Путров от имени приход­ского совета обратился в Чухломский райисполком с просьбой зарегистриро­вать избранного еще в 1940 году священ­ника протоиерея Николая Александрови­ча Ардентова, 1867 года рождения, назна­ченного в храм Московским митрополи­том Сергием. И получил отказ.

В течение всей Великой Отечествен­ной войны верующие продолжали ходатайствовать об открытии церкви. Предсе­датель религиозной общины Мария Анд­реевна Смирнова, проживающая в цер­ковной сторожке, писала жалобы на дей­ствия местных властей в исполнительный комитет Ярославского областного Совета по делам русской православной церкви при СНК СССР сначала по ярославской, а позднее по Костромской области. Не­смотря на то, что в ноябре 1943 года вы­шло постановление Правительства СССР «О порядке открытия церквей» за №1725, переписка продолжалась всю войну. Эта отважная женщина от имени 429 верую­щих чухломичей в октябре 1942 года не побоялась написать заявление прокурору РСФСР. Надеясь «на получение верного и справедливого решения». Не получив от­вета у прокурора, Мария Андреевна пи­шет депутату Верховного Совета СССР, Герою Советского Союза летчику М.М. Громову, который в 1937 году накануне выборов прилетел в Чухлому на самолете для встречи с избирателями. Но, увы, и Михаил Михайлович не помог, он пере­слал полученное от М.А. Смирновой письмо председателю Чухломского рай­исполкома с резолюцией: «На ваше ус­мотрение».

Ответный ход местных властей не за­ставил себя ждать. 19 января 1943 года техническая комиссия в составе началь­ника горкомхоза О.И. Загвоздкиной, тех­ника горсовета В.И. Арефьева и началь­ника пожарной охраны В.Н. Прутковой, обследовала здание Успенской церкви и, не обнаружив особо опасных дефектов, вынесла решение о весеннем косметиче­ском ремонте здания. В апреле 1943 года Мария Андреевна вновь отправляет заяв­ление в Ярославский Облисполком, но тщетно. Спустя 2 года 13 апреля 1945 председатель Чухломского райисполкома Державин предоставляет Уполномочен­ному Совета по делам русской право­славной церкви СНК СССР по Костром­ской области справку о том, что церковь Успенская не действует с 1937 года, дей­ствия прекращены из-за отказа служителя культа (какой цинизм!) и требуемого ре­монта. Здание церкви ничем не заполне­но, а все имущество находится в ведении общины верующих. Задолженность в де­нежной сумме церкви не имеется.

Подписи: председатель испол­кома райсовета Державин.

Секретарь: Казакова.

Здесь же говорится, что на данный мо­мент ни одной функционирующей церкви в Чухломском районе не имеется.

Следует особо отметить деятельность членов церковной двадцатки. Чтобы во­время уплатить налоги в горфинотдел, они ходили по домам чухломичей с под­писным листом для сбора пожертвований. Но чаще всего с требуемой суммы со­брать не удавалось и тогда на продажу шло личное имущество — корова, швейная машина, перина и другие ценности. И так продолжалось почти 9 долгих лет, в тече­ние которых всегда существовала угроза ареста со стороны карательных органов. Например, во время войны сотрудник Чухломского районного отдела НКВД Подозеров явился в дом Елизаветы Пав­ловны Смирновой по адресу улица Никеровка, дом 13 и потребовал выдать ключи от церкви. Елизавета Павловна все эти годы была членом церковной двадцатки и ключи хранила у себя, но ответила, что ключей у нее нет. Подозеров сказал: «Собирайтесь, вы арестованы». Елизавета Павловна ответила: «Дайте проститься мне с детьми», а сама в это время шепну­ла дочери: «Надька, береги ключи и ни­кому не отдавай!». Ее старшая дочь На­дежда Николаевна 1927 года рождения в то время работала на почте телеграфист­кой и, уходя на службу, брала ключи с собой, прятала в сумку и всю смену сиде­ла на ней. Через три дня после безрезуль­татных допросов, мать отпустили, и она продолжала быть хранительницей ключей от храма и сберегла его от разорения. Именно в ее бумагах в прошлом году ны­не здравствующая дочь Надежда Никола­евна Смирнова обнаружила бережно со­храненную фотографию последнего свя­щенника отца Ефимия.

В какой день состоялась первая, после многолетнего перерыва Божественная ли­тургия в Успенской церкви, история умалчивает. Однако, известно, что 23 де­кабря 1945 года председатель Бушневского сельского совета Сизов выдал справку о прописке в селе Бушнево гражданину Александру Александровичу Ардентову, 1881 года рождения, для предъявления по месту требования. Ардентов был сыном дьякона Николо-Дорковской церкви Александра Ивановича Ардентова и младшим братом протоиерея Николая Александровича Ардентова. До револю­ции он служил учителем церковно­приходской школы с. Озерки Чухломско­го уезда, затем дьяконом Ризоположенской церкви того же с. Озерки. Вероятно, он стал первым священником вновь от­крытой Успенской церкви. А 21 ноября 1946 года в Чухлому прибыл назначен­ный епископом Костромским и Галичским Антонием дьякон-псаломщик Иван Павлович Смирнов, который родился 21 августа 1889 года в с. Никитском бывше­го Кологривского уезда, ныне Нейского района.

Отец Николай (Птицын)
Отец Николай (Птицын)

Свыше 60 лет минуло с той поры, ко­гда в победном 1945 году для верующих вновь открылись двери Успенской церк­ви. Давно отошли к Господу и члены Церковной двадцатки, сохранившие храм от поругания, и священнослужители тех далеких лет. Назовем читателям лишь не­которые известные имена: священник Николай Алексеевич Птицын; протоиерей Геннадий Павлович Высотский (1886­-1953) — всего несколько месяцев успел по­служить в Успенском храме, но вскоре умер и покоится на Чухломском кладби­ще; священник Валентин Вениаминович Троянов родился 14 февраля 1880 года в с. Понизье Солигалического уезда в семье дьякона; игумен Феодосий, похоронен в селе Богородское Галичского района; протоиерей Иван Иванович Тронин (1910-­1967); священник Николай Николаевич Ласточкин родился в 1924 году, сын свя­щенника села Неронова Солигаличского района, проживал со своей матерью Оль­гой Александровной на улице Свободы, дом 47, в 1973 году уехал в город Галич, где похоронен с отцом Николаем Ласточ­киным; священник Владимир Илларионович Иванов родился в городе Свободино Амурской области, служил в Успенском храме с 1973 по 1977 годы, похоронен в городе Орехово-Зуево Московской облас­ти; протоиерей Валентин Витальевич Рубанович родился в 1927 году в Ровенской области; протоиерей Михаил Федоровия Синявин родился в Горьковской области в 1941 году, был настоятелем одной из церквей города Херсона, а затем в городе Горьком, после служил в Успенском хра­ме города Чухломы до 1981 года.

С 1988 года до настоящего времени настоятелем Успенского храма является протоиерей Александр Воробьев.

Каждый раз, с трепетом переступая порог этой церкви, прихожане ощущают особую благодать в сердце и умиротворе­ние души под всепрощаемым взором Божией матери, в честь Успения которой ровно 275 лет тому назад и поставлен на холме этот белокаменный храм.

Журнал «Чухломская быль»

№ 1 , 2007 год.

Протоиерей отец Александр (Воробьев). фото 2006 года
Протоиерей отец Александр (Воробьев).
фото 2006 года
Церковь Успения Пресвятой Богородицы в городе Чухлома. февраль 2014 года. фото М.Шейко
Церковь Успения Пресвятой Богородицы в городе Чухлома.
февраль 2014 года. фото М.Шейко

Наши святыни- православные храмы Чухломского края.: 1 комментарий

  1. Из прежних 3-храмов и одной часовни в Чухломе остался только один. Предприниматели планируют востановить часовню Параскевы.. Проект готов, торговую площадь вырубили от тополей и теперь там пустырь с памятником Ленину и валуном с табличкой основания Чухломы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*