Кострома – место ссылки А.П. Ермолова и М.И. Платова: исследования историков и краеведов

Романовские чтения.
Ершова А.О., студентка 2 курса истор. ф–та КГУ (Кострома).
История Российской государственности и династия Романовых:
актуальные проблемы изучения. Кострома. 29-30 мая 2008 года.

Граф Платов - казачий атаман. Лондон. 1815 г. Гравюра офортом и резцом с раскраской акварелью по оригиналу Филлипса. МГОМЗ.
Граф Платов — казачий атаман. Лондон. 1815 г.
Гравюра офортом и резцом с раскраской акварелью по оригиналу Филлипса. МГОМЗ.

Алексей Петрович Ермолов (1777 – 1861 гг.) и Матвей Иванович Платов (1751 – 1818 гг.) известные в начале XIX века военачальники, активно действовавшие и проявившие себя в 1812 году. С Костромой их связывает одно обстоятельство – оба они были сосланы в неё Павлом I в конце XVIII в. и прожили около 2 лет.

Историография об этом периоде их биографии невелика. Относительно Алексея Ермолова — это статьи К. Павлова (1962)[1], В Бочкова (1966)[2], А. Григорова и В. Скобелева (1982)[3], Б. Негорюхина (1992)[4], А. Соловьёва (1994)[5], А. Хохлова (1997)[6], И. Емельянова (2000)[7], А. Василенко (2007)[8]. Упоминания об этом периоде жизни есть и в работах А. Г. Кавтарадзе (1977)[9], В. М. Глинки (1988)[10] и О.Н. Михайлова (1989)[11]. О Платове же пишет в своей статье М. Хлебников (1991)[12]. Так же есть упоминание в работах М. П. Астапенко и В. Г. Левченко (1988)[13], М. Н. Гернет (1960)[14] и В. М. Глинка (1988)[15]. Интересующая нас информация присутствует и в работах краеведов А. А. Григорова[16] и В. Бочкова[17].

В основном доступная нам информация однотипного характера, но позволяет установить следующие факты: причины ссылки; то, что местом ссылки была Кострома; место жительства сосланных; факт дружбы между Ермоловым и Платовым. Однако есть в ней и разногласия – причины ссылок, местожительства сосланных в Костроме, срок ссылок, т. е. время, прожитое в непосредственно в Костроме и др.

Ермолов Алексей Петрович. Гравюра А.Г. Ухтомского с оригинала В.И. Машкова. 1810-е гг. С.-Петербург.
Ермолов Алексей Петрович.
Гравюра А.Г. Ухтомского с оригинала В.И. Машкова.
1810-е гг. С.-Петербург.

Алексей Петрович Ермолов в 22 года был сослан, по одной точке зрения, за его участие в кружке «смоленских вольнодумцев» его двоюродного брата А. Каховского. Поводом для ареста, как пишет И. Емельянов, послужило письмо к А. Каховскому, которое обнаружила полиция при раскрытии кружка. А. Хохлов же пишет о том, что Павел I перепутал его с братом, который был «в случае» с Екатериной II, арестовал. Однако, разобравшись, хотел освободить, но Ермолов нахамил суду, за что был посажен в Петропавловскую крепость и сослан. Необходимо отметить, что первоначально он должен был отправиться «на вечное житьё» не в Кострому, а в Макарьев на Унже.[18] Но к счастью его другом оказался сын костромского губернатора, который посодействовал, чтобы он остался в самой Костроме под его непосредственным контролем.

Жил Алексей Ермолов «некоторое время в доме губернского прокурора Новикова, а затем …сошёлся с опальным, как и он, … Матвеем Платовым. Они стали жить вместе на улице Богословской»[19] (ул. Горная). Но А. Соловьёв и Григоров пишут, что Ермолов жил в районе улицы Горной в доме одной женщины, возможно, это был дом №8А или дом №4.[20] А Бочков в книге «Старая Кострома» пишет, что Ермолов жил на квартире у священника церкви Иоанна Богослова, дом которого стоял, а возможно стоит и до сих пор на площадке за церковью. Среди местных жителей ул. Горной ходило предание, которое подтверждало, что Ермолов жил именно здесь: «Поселённый на Кадкиной горе, он будучи совсем молодым, любил зимой кататься с неё на санках. Однажды, мчась вниз, он нечаянно сбил с ног поднимавшуюся с полными вёдрами воды от «дома на 7 ключах» – это дом Кокарева №29 – кухарку священника в доме, которого квартировал. В качестве извинения Он пообещал, что сам будет ходить за водой на ключи, пока живёт у её хозяина.». У того же Бочкова есть упоминание о том, что Платов жил в доме Дурыгина ул. Павловской (ул. Симановского 5А).

В это время в городе жил дядя Ермолова – отставной поручик Николай Васильевич Ермолов, служивший в судебной палате. Его усадьба располагалась за Московской улицей (улица Островского) посреди квартала. Он оказывал опальному подполковнику помощь и различные услуги. В ссылке Ермолов занимался самообразованием, изучал латинский язык, переводил книги античных авторов, брал уроки игры на кларнете, по воскресеньям ходил на службу в церковь Иоанна Богослова или Успенский собор (это известно из ежемесячных отчётов посылаемых в Петербург), посещал своих друзей и знакомых (дома дочерей Ламба на ул. Русина, Иван Варфоломеевич Ламб – вице-президент военной коллегии, генерал. который сыграл определённую роль в дальнейшей судьбе Ермолова). «Вечное пребывание» его в ссылке закончилась с восшествием на престол Александра I. 15 марта 1801 г. был обнародован именной указ царя «О прощении» ряда лиц по делам Тайной экспедиции. Алексей Петрович вернулся в Петербург. Вот что по этому поводу писал сам Ермолов: «Скончался император Павел, и на другой день восшествия на престол Александр I освободил Каховского и мня в числе прочих соучастников вымышленного на него преступления. Ему известны были понесённые нами наказания. В числе одной тысячи ищущих службы, которым ненавистное наименование исключённых из службы заменено названием уволенных, явился я в Петербург»[21].

Донской же атаман Платов стал жертвой подозрительности Павла I. После завершения персидского похода недоброжелатели обвинили его в том, что он якобы не выплатил казакам 2-го Чугуевского полка деньги за службу. В итоге его необоснованно посадили на гауптвахту и предали суд, который постановил ехать в Кострому и жить там безвыездно[22]. Но существует и другая точка зрения, что основанием для ссылки и последующего за ней заключения Платова в крепость послужил ложный на него донос о намерении стать во главе казачьих войск Дона и отделиться от Российской империи[23]. В конце декабря 1797 г. Матвей Иванович прибыл в Кострому. Здесь он занимался доскональным изучением быта и самих жителей города. Имеется информация о том, что в 1800 г. на средства прихожан, часть которых составляли средства Матвея Ивановича Платова, был перестроен тёплый предел церкви в честь Рождества Христова на Суле. К сожалению эта церковь была закрыта в декабре 1934 г., а в1935 г. храм был полностью разрушен.[24] В 1800 году сенатский суд признал его невиновным по этому делу.[25] А уже 9 октября 1800 г. его отправили в Петербург, где заключили в Алексеевский равелин Петропавловской крепости по новому обвинению в том, что он якобы принимал чужих крестьян и подменил «ревизские сказки». Но сенатский суд признал его 11 января 1801 г. невиновным.[26] Ермолов касательно этого в своих «Записках» писал следующее: «Незадолго до кончины Павла прислан к Платову фельдъегерь с приказанием прибыть в Петербург. Чрезвычайно милостиво был принят императором, взят на службу, пожалован орденом и назначен начальником войск, отправляемых для покорения Бухарин».[27]

Церковь в честь Рождества Христова на Царевской ул. в Костроме

Таким образом, знание нами вышеупомянутых фактов обогащает наши представления о внутренней политике Российского государства в конце XVIII — начале XIX вв., позволяет увидеть и проследить связи с Костромой видных Российских военачальников.


Примечания

[1] Павлов К. Ермолов в Костроме/Молодой ленинец. – 1962. – 24 августа. – С.
[2] Бочков В. Страницы одной жизни//Северная правда. – 1966. – 7 августа – С. 4.
[3] Григоров А., Скобелев В. Генерал А. П. Ермолов и костромской край. Страницы истории//Северная правда. – 1982. – 7 сентября. – С.
[4] Негорюхин Б. Житель Кадкиной горы: К 215-летию со дня рождения//Северная правда. – 1992. – 20 марта.
[5] Соловьёв А. Когда генерал Ермолов ещё был подполковником//Костромские ведомости. – 1994. — № 3. – 19 января. – С. 6.
[6] Хохлов А. Генерал Ермолов дерзал в бою и дерзил царю//Комсомольская правда. – 1997. – 4 июля. – С.
[7] Емельянов И. Жестокий урок//Северная правда. – 2000. 23 февраля. С. 4.
[8] Василенко А. Мужское дело Алексея Ермолова//Хронометр. – 2007. – 4 декабря (№ 49). – С. 33.
[9] Кавтарадзе А. Г. Генерал А. П. Ермолов. – Тула: Приок. кн. изд-во, 1977.15 – 21.
[10] Глинка В. М. А. П. Ермолов//Глинка В. М, Пушкин и Военная галерея Зимнего дворца. – М., 1988. – С. 172 – 180.
[11] Михайлов О. Н. Генерал Ермолов//Михайлов О. Н. Избр. – Т. 2. – М., 1989. – С 220 – 260.
[12] Хлебников М. Сослан в Кострому: Забытые имена//Молодой ленинец. – 1991. – 20 июля. С. 4.
[13] Астапенко М. П., Левченко В. Г. Атаман Платов: Жизнеописание. – М.: Современник, 1988. – С. 30 – 32.
[14] Гернет М. Н. История царской тюрьмы: В 5 т. Т. 1. – 3-е изд. – М.: Госюриздат, 1960. — С. 200 – 201.
[15] Глинка В. М. М. И. Платов//Глинка В. М, Пушкин и Военная галерея Зимнего дворца. – М., 1988. – С.202 -207.
[16] Григоров А. А. Из истории костромского дворянства. – Кострома, 1993. – С. 277 – 280.
[17] Бочков В. Старая Кострома. – Кострома.
[18] Бочков В. Страницы одной жизни//Северная правда. – 1966. – 7 августа – С. 4.
[19] Негорюхин В. Там же.
[20] Памятники архитектуры Костромской области: Каталог. Вып. 1. г. Кострома. Ч. 1. – Кострома, 1996. – С. 77 – 97.
[21] Записки А. П. Ермолова. 1798 – 1826 гг. – М., 1991.
[22] Хлебников М. там же.
[23] Гернет М. Н. История царской тюрьмы: В 5 т. Т. 1. – 3-е изд. – М.: Госюриздат, 1960. — С.200.
[24] Костромские святыни. – Кострома, 2004.
[25] Хлебников М. Там же.
[26] Астапенко М. П., Левченко В. Г. Атаман Платов: Жизнеописание. – М.: Современник, 1988. – С. 31 – 32.
[27] Записки А. П. Ермолова. 1798 – 1826 гг. – М., 1991.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*