Музыка Дома Романовых

Тунгусов В.Д., ст. науч. сотр. (Кострома)

19 и 20 мая 1913 года костромичи праздновали 300-летие царствования Дома Романовых в присутствии последнего российского императора Николая II и его семьи. Где бы ни появились высокие гости, повсюду их  встречала музыка: и духовная, и светская. Пели церковные певчие, заливались колокола. Гремели барабаны, звенели балалайки.  Понравились царю и оркестр военных трубачей, и детский хор. В программах концертов большое место занимали произведения композиторов-классиков, причём в разных местах вниманию  державных слушателей 7 раз была предложена в разном исполнении музыка из оперы М.И. Глинки «Жизнь за царя». Эта музыка являлась дополнительным напоминанием Николаю II о том, что триста лет назад здесь, на костромской земле, был наречён на царство его предок Михаил Фёдорович, ставший первым царём династии Романовых, о том, что его спас от польских и литовских интервентов, ценой собственной жизни, костромской крестьянин Иван Сусанин.

На самом высоком профессиональном уровне был проведён концерт, сопровождавший чаепитие царской семьи в Золотом зале Дворянского собрания. Приехали корифеи русского оперного искусства, сверстники и соратники великого Ф.И. Шаляпина: солист Большого театра Василий Родионович Петров и звезда Мариинского театра Евгения Ивановна Збруева. Она исполнила один из своих коронных номеров: арию Вани из оперы «Жизнь за царя».

Действие происходит в Костроме, в конце зимы 1613 года. Приёмный сын Ивана Сусанина подросток Ваня у крепостной стены посада, где живёт после возвращения из Москвы избранный на царство боярин Михаил Фёдорович с матерью и слугами. Ваню прислал сюда Сусанин; сам он ушёл с поляками якобы к Михаилу, на самом же деле повёл врагов в непроходимую глушь. Его долг — предупредить Михаила об опасности. Ваня, изнемогший от усталости после долгого пути, стучит в ворота, кричит, но ни стук, ни крик не долетают до боярских палат. Почти потеряв душевные силы от отчаяния, Ваня начинает  молиться.

 

Сам Господь его
Нам в цари пожаловал.
Сам Господь царя
Отстоит от врагов.
Силами небесными
Отстоит от врагов.

 

До нашего времени дошла граммофонная запись арии Вани, сделанная Е.И. Збруевой именно в тот период, в 10-х годах ХХ века. Конечно, запись эта сделана на уровне технических возможностей своего времени, но мы не будем строго судить качество звучания, а лучше подумаем о том, что мы слушаем сейчас и ту же арию, и тот же голос —  всё то, что слушал в Костроме почти сто лет назад последний император со своей  семьёй.

Музыкальная иллюстрация: М.И. Глинка, ария Вани из оперы «Жизнь за царя» (исп. Е.И. Збруева, запись начала ХХ века).

В опере М.И. Глинки «Жизнь за царя» прославлены три важных исторических момента: победа над интервентами, подвиг И. Сусанина, открывший Михаилу Романову путь на московский престол, и воцарение Михаила Фёдоровича, ставящее точку в многолетней смуте. Эта первая классическая русская опера была написана в 1836 году; она вытеснила более раннюю и слабую оперу «Иван Сусанин»,  написанную обрусевшим итальянским композитором К.А. Кавосом в 1815 году. Следовательно, тема воцарения Романовых в лице юного Михаила прозвучала в двух русских операх первой половины XIX века.

Сам же Михаил Романов не отличался каким-либо особым отношением к музыке. Круг его музыкальных впечатлений был типичен для XVII века: церковные песнопения, колокольные звоны. Отцом Михаила был боярин Ф.Н. Романов, впоследствии глава Русской православной церкви Филарет, до принятия патриаршего сана служивший митрополитом Ростовским. И сейчас прозвучат знаменитые колокола с древней звонницы Ростовского кремля.

Музыкальная иллюстрация: ростовские звоны (запись с грампластинки фирмы «Мелодия»).

Сын Михаила Фёдоровича царь Алексей Михайлович пошёл в своём музыкальном развитии дальше отца. Он уже обращал свой взор на Запад: в 1665 году поручил голландцу Ван Стадену привезти из-за границы трубачей и комедиантов, а позднее по указанию царя немецкий пастор и режиссёр Иоганн Готфрид Грегори организовал (при поддержке боярина А. Матвеева) первый на Руси придворный театр. 17 октября 1672 года Алексей Михайлович сделал подарок своей молодой жене Н.К. Нарышкиной: придворная труппа  показала пьесу с музыкой и танцами: «Комедия об Эсфири, или Артаксерксово действо».  Её сочинил сам поставщик Грегори в соавторстве с Л. Рингубером. Кстати, зарождение моды на западноевропейскую музыку представляет собой из характерных особенностей музыкальной культуры XVII века. Обставляли свои дома на западный манер и содержали собственные инструментальные капеллы любители так называемой немецкой музыки: боярин Артамон Сергеевич Матвеев, могущественный князь Василий Васильевич Голицын, а также царский родич, знатный вельможа Никита Иванович Романов. Так что, в допетровскую  эпоху царь Алексей Михайлович был, в смысле приобщения к зарубежной музыкальной культуре, не единственным представителем Дома  Романовых.

Но более всего царь любил церковное пение. Он сам пел с дьячком на клиросе по древним крюковым нотам. Ему очень понравилось и греческое пение, введённое в обрядовый обиход церковным реформатором Никоном.

Алексей Михайлович даже сам сочинил четырёхголосную хоровую композицию.

У царя в Кремле была так называемая Набережная изба, где работали переписчики нот и исполняемых произведений. Это собрание музыкальной литературы, равно как и музыкальный слух, унаследовал у Алексея Михайловича его сын Фёдор Алексеевич, третий царь династии Романовых.

Фёдор Алексеевич настолько овладел нотной грамотой и композицией, что в совсем юном возрасте сочинял духовные песнопения. Написанная им музыка церковного гимна «Достойно есть» не забыта и по сей день: в последней четверти XX века она была записана фирмой «Мелодия» на пластинку, а в костромской церкви Воскресения на Дебре этот гимн исполняют при богослужениях именно на распев Фёдора Алексеевича, и сейчас мы услышим его в исполнении клиросного хора «Орфей» под управлением о. Георгия Рубановича.

Музыкальная иллюстрация: «Достойно есть» в исполнении хора «Орфей» (запись с аудиокассеты из церкви Воскресения на Дебре).

Другой сын Алексея Михайловича Пётр I уделял музыкальной культуре несколько меньше внимания, чем можно было бы ожидать от великого преобразователя России, но на этот счёт у него, по-видимому, были свои соображения: в первую  очередь — укрепление государства, а с музыкой можно и подождать. Вероятно, по этой причине Пётр, отлично знакомый с европейской культурой, так и не создал в России оперного театра. Тем не менее, музыка не была чужда царю. Он, как и его отец, любил петь в церковном хоре; он придал придворный статус хору государственных певчих дьяков. Петр, с его непоседливой, деятельной натурой, не мог слушать музыку просто так; она должна была обязательно быть практичной: например, военизированной, строевой. Благодаря склонности Петра Великого к военной музыке, в полковых оркестрах и на флоте утвердились многие духовые инструменты – трубы, гобои, фаготы, валторны. На царских пирах играл выписанный Петром из Риги оркестр рожечников и тромбонистов, который император слушал с особым удовольствием.

При дворе Петра I зародилась привычная для нас теперь концертная форма музыкальной жизни.

Музыка была нужна Петру I главным образом для решения генеральной задачи: укрепить авторитет России на европейской арене, сделать ее современной европейской державой через приобщение к культуре Запада. Там давно уже было принято сопровождать светской музыкой важные события общественной жизни, и во дворце русского царя стали устраиваться ассамблеи с танцами, на петербургских улицах заиграли военные  музыканты. Кстати, полковые оркестры стали обязательными в армии именно при Петре I в 1711 году. В ознаменование петровских военных побед исполнялись так называемые «панегирические  канты» – хвалебные песнопения, прославлявшие полководцев и самого царя-самодержца: например, «Орле двоеглавый, победитель славный», где царь отождествляется с российским гербом – символом державы.

Этот кант  на Полтавскую победу, 1709 года («Виват») прозвучит в исполнении капеллы им. М.И.Глинки.

Музыкальная иллюстрация: «Виват» (из антологии русской и зарубежной музыки XII – ХIХ веков).

Таким образом, мы смело можем сказать, что современная светская музыкальная культура России обязана своим существованием передовому мышлению и неуемной энергии Петра Великого.

В 1730 году на престол взошла племянница Петра Великого Анна Иоанновна. Коронационные торжества проходили и в России, и даже за границей – в германском городе Гамбурге. Находившийся там студент В.К.Тредиаковский, впоследствии один из крупнейших поэтов допушкинского периода, написал «Песнь на коронацию Анны», он сам же и положил ее на музыку. Эта «Песнь» обслужила определенный исторический момент; возможно, с тех пор ее никто и нигде больше не пел. Символично, что «Песнь на коронацию Анны» после почти трехсот лет забвения возрождена в колыбели Дома Романовых, в Костроме, и сейчас ее фрагмент прозвучит в исполнении преподавателя детской музыкальной школы №4 Виктории Резвановой.

Музыкальная иллюстрация: «Песнь на коронацию Анны» в исполнении, под собственный аккомпанемент на фортепиано, В.В.Резвановой.

По случаю коронации русской царицы король Саксонии Август II Сильный прислал ей из Дрездена несколько итальянских актеров, что стало отправной точкой для создания в будущем оперного театра.

Правда, художественные вкусы Анны Иоанновны не отличались особой изысканностью. Любимое Анной хоровое пение ее фрейлин было невысокого качества, зато фрейлины пли во весь голос, а в глазах императрицы это было главным достоинством.

Важную роль при дворе играл Пьетро Мира, приехавший в Россию в качестве певца и скрипача. На него Анна часто возлагала обязанности импресарио постоянной итальянской оперной трупы, прибывшей в столицу по ее приглашению в 1735 году. Труппа состояла из 70 певцов и певиц, а возглавлял ее композитор Франческо Арайя. Под его руководством впервые в России была поставлена опера. Это произошло в 1736 году – в честь дня рождения царицы (7 февраля) Ф.Арайя показал на придворной сцене свою оперу «Сила любви и ненависти», что, по свидетельству «Санкт-Петербургских ведомостей», доставило особое удовольствие императрице.

Ф.Арайя служил также при дворе очередной императрицы – Елизаветы Петровны. С 1742 года он стал постоянным руководителем оперного театра в Петербурге. Благодаря ему, итальянцу, российский оперный театр стал по-настоящему русским: 27 февраля 1755 года при дворе состоялась первая постановка оперы Арайи «Цефал и Прокрис», – написанной на оригинальный русский текст одного из крупнейших поэтов своего времени: А.П.Сумарокова, нашего земляка, владельца земель в Костромском крае под Судиславлем. Впервые русские артисты выступили уже не как случайные «гастролеры» в итальянском спектакле, а в качестве самостоятельной, хорошо подготовленной оперной труппы.

Императрица высоко оценила оперу: всем исполнителям были вручены царские подарки, а композитор получил драгоценную соболью шубу и 100 полуимпериалов золотом.

Кроме Арайи, при дворе двух императриц – Анны и Елизаветы – служил еще один выдающийся итальянский музыкант: скрипач Мадони, ученик великого виртуоза Антонио Вивальди.

Скрипка была предметом горячей страсти императора Петра III. Это был самый рьяный музыкант в династии Романовых.  Обладая хорошим музыкальным слухом, Пётр так научился игре на скрипке у нескольких итальянских  мастеров, что мог играть в симфоническом оркестре, хотя совершенно не владел нотной грамотой.  На балах царь всегда садился в оркестре рядом с капельмейстером и  играл  партию первой скрипки. Он собрал  отличную коллекцию драгоценных старых скрипок.

Музыкальным памятником прогерманской политике Петра III  является произведение  «Мир героев», которое, по личному указанию монарха, приезжий композитор Винченцо Манфредини сочинил в 1762 году к празднованию мира с королём Пруссии, заключённого вопреки национальным интересам России.

Свергнуто вскоре Петра III сменила на престоле его супруга, Екатерина II. В отличие от мужа, она не занималась музицированием всю жизнь, но отдала ему дань в ранней юности, играя на клавесине. Подобно мужу, Екатерина тоже заказывала композитором музыкальные произведения, но это были оперы на её литературные сюжеты. Так, талантливый композитор Евстигней Фомин создал оперу «Новгородский богатырь Боеславич» по одноимённой пьесе царицы-драматурга. А по её исторической пьесе «Начальное управление Олега» написали, в соавторстве, оперу целых три композитора: два итальянца – Карло Каннобио и Джузеппе Сарти – и один русский, Василий Пашкевич. В 80-90 годы XVIII века по екатерининским либретто было создано разными авторами шесть опер, но в Костроме имеется граммофонная запись, да и то неполная, только одной из этих опер. Это сюита из оперы В.А. Пашкевича « Февей» по  «Сказке о царевиче Февее», написанной Екатериной в поучение внукам: великим князьям Александру и Константину Павловичам. Фрагмент этой сюиты прозвучит в исполнении камерного ансамбля Владимирской филармонии.

Музыкальная иллюстрация: фрагмент сюиты из оперы В.А. Пашкевича «Февей».

В 1783 году в Петербурге был построен Каменный, или, Большой, театр, и указом императрицы была организована труппа « не для одних комедий и трагедий, но и  для оперы». Так в екатерининскую эпоху открылась первая страница славной истории будущего Мариинского театра.  «Славься сим, Екатерина, славься, нежная к нам мать!»  — как поётся в торжественном полонезе О.А. Козловского на стихи Г.Р. Державина.

Этот полонез – марш с хором «Гром победы, раздавайся!» был сочинён в 1791 году в ознаменование блестящей победы русской армии в войне с Турцией и исполнялся как русский национальный гимн.

Среди русских композиторов XVIII века наиболее разносторонним и зрелым мастером был Д.С. Бортнянский. С 1784 года он находился на службе у престолонаследника Павла Петровича в качестве придворного композитора и клавесиниста, одновременно обучая музыке великую княгиню Марию Фёдоровну, ставшую императрицей с воцарением Павла. 11 ноября 1796 года, на пятый день царствования Павла I, Д.С. Бортнянский получил место директора Придворной певческой капеллы. Почву для возвышения Д.С. Бортнянского подготовила ещё Екатерина Великая: заботясь о процветании национального искусства, она в своё время отправила его, как и другого выдающегося композитора М.С. Березовского, в длительное европейского путешествие для совершенствования своего мастерства.

К коронации Павла I Д.С. Бортнянский написал крупное духовное произведение – Третий концерт. Его первая часть «Господи, силою Твоею возвеселится царь много раз звучала  под сводами древних Романовских палат Ипатьевского монастыря в исполнении нижегородского вокального ансамбля, и сейчас мы прослушаем запись, любезно предоставленную артистами.

Музыкальная иллюстрация: первая часть Третьего концерта Д.С. Бортнянского (с нижегородской аудиокассеты).

Дети Павла I были, подобно отцу, неравнодушны к музыке и в совсем юном возрасте могли участвовать в дворцовых концертах, о чём говорят строки письма их царственной бабушки, Екатерины II, к одному из приближённых, Гриму, от 6  апреля 1795 года: « Я отправляюсь одеться, чтобы иметь возможность присутствовать сегодня вечером на одном любительском концерте; там будут играть на скрипке великий князь Александр и граф Платон Зубов.  Великая княгиня Елизавета   и великие княжны Александра и Елена будут петь, Мария, которой девять лет отроду и которая … отличается необыкновенной любовью к музыке, будет аккомпанировать на клавикордах».

Упомянутый здесь великий князь Александр шесть лет спустя, стал императором Александром I; а великая княгиня Елизавета —  его супруга. Императрицу Елизавету Алексеевну, обладательницу прекрасного голоса, воспел А.С. Пушкин в стихотворении «На мире скромной, благородной земных богов я не хвалил…».

Когда Екатерина II писала это письмо, еще не родились ее младшие внуки: будущий император Николай I и его брат Михаил Павлович. Их сознательная жизнь протекала уже в ХIХ веке. Супруга великого князя Михаила Павловича великая княгиня Елена Павловна славилась своей музыкальностью. Под влиянием ее музыкальных вечеров зародилась мысль об учреждении Русского музыкального общества и консерваторий. Ее покровительство с благодарностью принимал композитор-классик А.Г.Рубинштейн.

Бессмертная русская опера «Жизнь за царя» появилась в царствование Николая I. Такое название дал опере сам император взамен мрачного авторского названия «Смерть за царя». Создатель великого патриотического произведения М.И.Глинка занимал при Николае I высокий пост директора Придворной певческой капеллы. Впоследствии царь назначил на эту должность полковника А.Ф.Львова – талантливого скрипача, дирижера и композитора. А.Ф.Львов служил при императорском дворе, сопровождая государя во всех поездках; между ним и Николаем существовали личные дружеские отношения. Ему, А.Ф.Львову, император предложил написать первый официальный государственный гимн Российской империи. Соавтором А.Ф.Львова стал поэт В.А.Жуковский – воспитатель наследника престола, будущего императора Александра II.

Этот гимн, под названием «Народная русская песнь», был впервые исполнен в Москве, в Большом театре 11 декабря 1833 года. «Боже, царя храни!» — мощно пел хор, состоявший из всей труппы театра – около 400 человек, — в сопровождении оркестра. Сейчас и мы услышим эту «Песнь», служившую гимном нашей страны на протяжении четырех царствований: от Николая I до Николая II.

Музыкальная иллюстрация: Государственный гимн Российской империи (из фондов Костромского филиала ГТРК)

Композитор А.Ф.Львов также руководил музыкальными ансамблями в кругу царской семьи, где императрица Александра Федоровна играла на фортепиано, а Николай I  — на трубе. Также император любил петь в кругу семьи русские народные песни.

Сын Николая великий князь Константин Николаевич и его супруга великая княгиня Александра Иосифовна в разное время возглавляли Русское музыкальное общество. Александра Иосифовна была достойной невесткой Николая I: она, как и ее царственный свекор, сочиняла военные марши. Они пользовались популярностью; среди этих маршей наиболее известен марш подшефного Глуховского драгунского полка.

Император Александр II, как и его отец, Николай I, благоволил к М.И.Глинке; он высоко ценил сочиняемые композитором в его честь полонезы. На царствование Александра II приходится основание Русского музыкального и Русского хорового обществ, открытие Петербургской и Московской консерваторий. В 1880 году торжественно отмечалось 25-летие восшествия на престол царя-освободителя. Годом ранее неизвестные прежде авторы – Татищев и Корвин-Крюковский – написали большое сценическое представление: «Диалог Гения России и Истории», которое должно было сопровождаться живыми картинами, изображающими различные исторические события в царствование Александра II. Драматурги обращались к композиторам Римскому-Корсакову, Бородину, Мусоргскому, Лядову, Направнику и некоторым другим с предложением написать музыку для оркестра, соответствующую содержанию живых картин. Из этой драматургической затеи ничего не вышло, зато написанные композиторами музыкальные иллюстрации стали великолепными самостоятельными произведениями. Пожалуй, наиболее сильным из них была музыкальная картина А.П.Бородина «в Средней Азии», созданная в начале 1880 года и сразу же завоевавшая огромный успех. Сейчас прозвучит фрагмент этого произведения.

Музыкальная иллюстрация: фрагмент музыкальной картины А.П.Бородина «В Средней Азии» (запись с грампластинки фирмы «Мелодия»)

Написать музыку к живым картинам предлагалось и П.И.Чайковскому, но гений отказался, так как личность Александра II всегда была ему, как он признался музыканту Н.Г.Рубинштейну, порядочно антипатична. Зато Петр Ильич нашел общий язык с новым императором Александром III. Вот что писал композитор в одном из писем весной 1885 года: «Он произвел на меня обаятельное впечатление как личность, но я и независимо от этих личных впечатлений склонен видеть в нем хорошего государя». В свою очередь, и Александр III весьма благосклонно относился к П.И.Чайковскому. Еще в 1867 году Александр Александрович, в то время молодой наследник престола, подарил начинающему композитору золотые запонки с бирюзой за «Торжественную увертюру на братский гимн», написанную по случаю бракосочетания великого князя с датской принцессой Дагмарой. И в дальнейшем Александр III поддерживал Чайковского материально, а в начале 1888 года назначил ему пожизненную пенсию в 3000 рублей серебром. Императрица Мария Федоровна (принцесса Дагмара) годом ранее прислала Петру Ильичу свой портрет в роскошной раме с надписью, чем музыкант был очень тронут.

Александр III покровительствовал не только П.И.Чайковскому, но и вообще русской музыке. При нем ведущие роли в музыкальной жизни России стали играть великие композиторы М.А.Балакирев и Н.А.Римский-Корсаков. Царь посещал не только спектакли, но и генеральные репетиции опер. Он непосредственно способствовал обогащению русской духовной музыки: пример тому – Три херувимские и Шесть церковных песнопений, написанные П.И.Чайковский по предложению императора.

И, конечно, как человек музыкальный, Александр III музицировал и сам: он играл на валторне и бас-геликон.

Музыкальность была присуща многим Романовым. Обладая тонким музыкальным вкусом, неплохо играл на фортепиано брат Александра III великий князь Сергей Александрович, генерал-губернатор Москвы. Его супругой была великая княгиня Елизавета Федоровна – принцесса Элла Гессенская. Она тоже играла на фортепиано и славилась красивым голосом (альт). На ее родине, в замке Neues Palais каждую четверть часа играли 35 колоколов; случалось, что они составляли аккомпанемент поющей принцессе.

Ее младшая сестра Алиса Гессенская, императрица Александра Федоровна, виртуозно играла на рояле, часто в четыре руки с мужем – последним российским императором Николаем II.

Николай II был завзятым театралом. Он часто посещал Мариинский театр, где смотрел балеты и слушал оперы русских и зарубежных композиторов. Вот выдержки из его дневниковых записей: «Поехали в дивный  «Евгений Онегин»…Ничего не знаю лучше этой музыки», «Отправились в новую оперу Направника – «Дубровский». Красивая вещь, отлично оркестрована, с чудными хорами!» Были у царя и любимые артисты: оперные солисты супруги Медея и Николай Фигнеры, с которыми царственная чета поддерживала личное знакомство; прослушав оперу Р. Вагнера «Гибель богов «, император отметил в своем дневнике: «…замечательно хорошо; пели Литвин и Ершов». Ему также очень нравилась игра балалаечников под руководством В.В. Андреева. А однажды, незадолго до 300-летия Дома Романовых, Николай II пригласил в свой дворец одну  из первых звезд русской эстрады, исполнительницу народных песен Н.В. Плевицкую. После концерта монарх прочувственно сказал курской крестьянке примерно такие слова: «Спасибо Вам, Надежда Васильевна! Вы только, пожалуйста, больше не учитесь!» Видно цари боялся, что вокальная школа засушит яркий, самобытный талант певицы из народа.

Вполне вероятно, что в том концерте, повлекшим за собой стремительное возвышение Н.В. Плевицкой, артистка исполнила песню своего репертуара: «Умер бедняга в больнице военной» композитора 20-го века Якова Пригожего на стихи поэта К.Р. За этими скромными инициалами стояло, и уже не было ни для кого тайной подлинное имя автора: великий князь Константин Константинович Романов- внук Николая I и двоюродный дядя Николая II. В этом произведении сиятельный поэт выразил человеческое сострадание простому солдату. И сейчас мы услышим эту популярную некогда песню в исполнении Надежды Плевицкой. Запись начала 20-го века.

Музыкальная иллюстрация: песня Я. Пригожего на стихи К. Р. «Умер бродяга в больнице военной» (запись с грампластинки фирмы «Мелодия»).

На стихи Константина Романова охотно писали романсы разные композиторы, в том числе и П. И. Чайковский, с которым великий князь был дружен. Широко известны такие романсы, как: «О, дитя!», «Растворил я окно», «Угасли в комнатах огни». Сам Константин Константинович тоже писал музыку, претворяя романсы в стихи В. Гюго, А.Н. Майкова, А.К. Толстого. Романс К.Р. на стихи графа А.К. Толстого «Не верь мне, друг» прозвучит в исполнении советского певца Вячеслав Турчанинова.

Музыкальная иллюстрация: романс К.Р. на стихи А.К. Толстого «Не верь мне друг» (запись с аудиокассеты из епархиальной  библиотеки).

 

Библиография

 

1. Ю. Безелянский, «Тихий К.Р.», «Работница», 1994; 1; стр. 24.

2. Н.Н. Виноградов, «Празднование трехсотлетия царствования Дома Романовых в Костромской губернии 19-20 мая 1913 года», Кострома, губернская типография , 1914, стр. 69; 83; 88; 89; 93; 95; 108; 116; 119; 133; 135; 138; 140; 162-164; 166; 168-175; 196; 200; 201; 203; 207; 208.

3. В.В. Вяткин. «Христовой Церкви свет благоуханный», М., Православный Свято-Тихоновский богословский институт, 2001, стр.25-27; 51; 63.

4. М. П. Голованова, В.С. Шергин, «Государственные символы России», М., «Росмен», 2004, стр.127-142.

5. «Екатерина II как писательница», Энциклопедический словарь Брокгауз и Эфрон. Биографии, Т. 5, М., 1994, стр.57.

6. Ю.В. Келдыш, О.Е. Левашова, «История русской музыки. Выпуск 1. С древнейших времен до середины 19 века», М., «Музыка», 1990, стр. 119; 120; 131; 132; 135; 136; 145; 146; 148; 1950210; 219; 220.

7. «Константин Константинович», Энциклопедический словарь, Т. 31, СПб., типо-литография Эфрона, стр.73-74.

8. В. Корнеев, «Изгой»/Родина, 2002; 1; стр.37.

9. «К.Р. – великий князь Константин Константинович – поэт из дома Романовых», Аудиокассета.

10. Т.А.Лобашкова, «Династия Романовых», Библиографический указатель, М., Российский фонда культуры, 2007, стр. 226; 260; 263.

11. Р. Масси, «Николай и Александра, или История любви…», Петрозаводск, Карелия, СПб., «Золотой век», 1995, стр.54.

12. А. Олеарий, «Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно», СПб., 1906, стр.325.

13. Н.И.Павленко, «В доме Романовых», «Музыкальная жизнь», 1993, 19/20, стр. 23-26; 21/22, стр. 23-26; 1994, 1, стр. 32-35.

14. Я. Платек, «В Доме Романовых», «Музыкальная жизнь», 1993, 19/20, стр. 23-26; 21/22, стр. 23-26; 1994, 1, стр.32-35.

15. Н. Плотникова, «Из глубины души»/ «Встреча (Культурно-просветительная работа)», 2001, 5, стр.20-21.

16. А.А. Преображенский  и др. «Первые Романовы на российском престоле», М., «Русское слово», 2000, стр. 310; 311; 343; 344; 354.

17. В.В. Протопопов, «Четырехголосная хоровая композиция царя Алексея Михайловича»/ «Памятники культуры. Новые открытия», Ежегодник 1991, М., 1997, стр.107-110.

18. Т. Рудская, «В Доме Романовых … где жили царицы-рукодельницы»/ стр.14 журнала с неустановленным названием, неизвестного года издания, номер тоже не известен.

19. М. Рыцарева, «Бортнянский», Текст к граммофонной пластинке А 10 00523 004 фирмы «Мелодия», 1989.

20. М. Сидорова, «Маленькое увлечение императора Николая I»/ «Русское искусство», 2006; 3, , стр.55.

21. В.К. Тредиаковский, Избранные произведения, М.-Л., «Советский писатель», 1963, стр. 55; 56; 412-414; 534.

I Романовские чтения. История Российской государственности и династия Романовых: актуальные проблемы изучения. Кострома. 29-30 мая 2008 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.