Костромские историки о становлении династии Романовых

Шипилов А.Д.

Костромской государственный университет им. Н.А.Некрасова

 

Дореволюционная провинциальная историография всегда уделяла особое внимание местным событиям, влиявшим тем или иным образом на ход общероссийской истории, а также отдельным провинциалам, ставшими лицами государственного масштаба. В нижегородской историографии таким сюжетом являлось формирование и деятельность в Смутное время народного ополчения под руководством Д. Пожарского и К. Минин, в Саратовской – губернаторство П.А. Столыпина, в уральской – предпринимательство Демидовых и т.д. Для костромских историков основным событием местной истории было призвание на царство М.Ф. Романова и подвиг И. Сусанина.

«Романовская» и «Сусанинская» темы стали ведущими уже в одном из первых историко-краеведческих исследований конца XVIII в., автором которого являлся Н.С. Сумароков. В своей рукописи 1778 г. «История о первоначалии и происшествиях города Костромы» автор подробно описал процедуру избрания на царство Михаила Романова, находившегося в 1613 г. вместе с матерью в Костроме в Ипатьевском монастыре, а также подвиг Ивана Сусанина. В рукописи приведена полностью копия грамоты Екатерины II от 3 декабря 1764 г. о подтверждении привилегий потомкам И. Сусанина[1]. Эти же темы, нашли отражение в первом печатном труде по истории Костромы полковника Ивана Васькова «Собрание исторических известий, относящихся до Костромы», опубликованное в Москве в 1792 г. Особенно подробно автор описал процедуру направления в Кострому и пребывания там посольства, сформированного Земским собором, и имевшего целью склонить Михаила Федоровича принять монаршую власть[2].

Период Смутного времени стал главной темой сочинения Костромского историка первой половины XIX в. князя Александра Козловского «Взгляд на историю Костромы». От предыдущих трудов оно выгодно отличалось широкой источниковой базой: были использованы опубликованные летописи, мемуары, монографическая литература. Все это позволило автору детально описать процедуру избрания на царство первого из Романовых [3]. Важной историографической особенностью данного сочинения являлись подробнейшие примечания по тексту, созданные явно под влиянием карамзинского труда.

В XIX в. в Костромской историографии появляется целый цикл трудов, посвященных истории местных монастырей. В первую очередь внимание авторов было обращено на первоклассный Ипатьевский монастырь, который в костромском самосознании ассоциировался не иначе, как «колыбель Дома Романовых». Описаний Ипатьевского монастыря было создано 5, их авторами были П.П. Свиньин, Павел II Подлипский, М.Я. Диев, В.А. Самарянов, П.Ф. Островский[4].

События Смутного времени и избрание на царство первого из рода Романовых занимали в этих описаниях центральное место. Однако явственно прослеживалась определенная «заезженность темы, выражавшаяся в многочисленных повторах, схематичной описательности, слабой источниковой базе, отсутствии аналитики. Все это подменялось пафостностью изложения, преобладанием верноподданейших эмоций над научным анализом».

Наибольший вклад в развитие данной исторической тематики внесла Костромская губернская ученая архивная комиссия (КГУАК), основанная в 1885 г. Уже на первом организационном собрании членов комиссии 6 июля 1885 г. это направление, как приоритетное, подчеркнул в своей речи директор Петербургского Археологического института Н.В. Калачов, отметив, что «нас всех связывает с Костромою ее историческая судьба как города, где в тяжелую годину междуцарствия, 270 с лишком лет тому назад, духовенство, служилые люди и народ обрели себе, на спасение Отечества, государя в лице юного Михаила Федоровича, родоначальника ныне благополучно царствующего Дома Романовых»[5].

В 1895 г. председатель КГУАК Н.Н. Селифонтов выступил с инициативой по случаю предстоящего 12 июля 1896 г. 300-летия царя М.Ф. Романова и 24 февраля 1913 г. – 300-летия Дома Романовых «возбудить вопрос об открытии «Романовского отдела» при историческом архиве комиссии.[6] В мае-июне 1895 г. на общих собраниях комиссии активно обсуждались детали плана предстоящих работ. Главной задачей было признано комплексное и скрупулезное исследование рода Романовых. Причем, начать эту работу следовало с изучения родословной матери М.Ф. Романова – инокини Марфы (в миру Ксении Ивановны Шестовой), которая в начале XVII в. владела в Буйской осаде Костромского уезда Домнинской волостью в 50 селений. Н.Н. Селифонтов поставил в связи с этим следующую задачу: 1) произвести осмотр местностей бывшей Домнинской вотчины, в т.ч. церквей и монастырей; 2) собрать местные предания о Смутном времени и о владельцах вотчины; 3) попытаться разыскать родовой архив Шестовых; 4) ходатайствовать о допуске членов КГУАК в правительственные архивы; 5) собрать печатные материалы генеалогического характера; 6) составить исторический очерк рода костромских дворян Шестовых. Конечным результатом этой работы должно было явиться издание специального сборника материалов о предках царя М.Ф. Романова.[7] Данный план работ был доведен до сведения вице-президента Академии Наук и 1 ноября 1895 г. одобрен на совещании ее историко-филологического отделения.[8]

4 февраля 1897 г. в Комитете Министров была заслушана записка министра внутренних дел об образовании при КГУАК особого «Романовского отдела». На заседание был приглашен председатель костромской комиссии Н.Н. Селифонтов, сообщивший присутствующим следующее: изучение истории и в частности генеалогии Царствующего Дома относится к задачам всех отечественных учреждении научно-исторического характера. «Но некоторые отдельные вопросы данной области исследования могут служить предметом изучения тех или иных местных исторических учреждений. Таким именно вопросом специального исследования является для КГУАК собрание сведений о предках родоначальника династии Романовых – царе Михаиле Федоровиче». Поэтому КГУАК ходатайствует об открытии при ней особого Романовского отдела. Комитет Министров постановил: 1) «испросить высочайшее разрешение» на открытие отдела; 2) предоставить возможность представителям КГУАК «для обозрения документов и снятия с них копий» доступа в архивы Государственного Совета, Комитета Министров, Собственной Его Императорского Величества канцелярии, Синода, министерств – Двора и уделов, Иностранных дел, Внутренних дел, Путей сообщения, Народного просвещения, Финансов, Земледелия и государственных имуществ, Юстиции, Государственного контроля. 15 февраля 1897 г. «высочайшее разрешение» было получено.[9] А 26 августа 1797 г. на специальном заседании КГУАК было объявлено об открытии «»Романовского отдела».[10]

В создании при КГУАК «Романовского отдела» Н.Н. Селифонтов проявил себя, выражаясь современным языком, как опытный «имиджмейкер». Крупный администратор, хороший знаток психологии высшей чиновничьей бюрократии он прекрасно понимал, что играя верноподданнейшими чувствами, в будущем ставит свою комиссию в особое, привилегированное положение. В тот момент было не важно, какими будут реальные результаты конкретной деятельности. Важно было вовремя и громко заявить о себе, привлечь к деятельности комиссии самое высокое внимание и извлечь из этого максимальные выгоды. В самом деле, результаты первоначальной работы в рамках «Романовского отдела» в 1897-1900 гг. были весьма скромными: осмотрена Домнинская волость, Новосспаский монастырь в Москве (родовая усыпальница бояр Романовых), храм в с. Коробово (местопребывание потомков И. Сусанина); из синодиков разных монастырей были сделаны выборки о лицах из рода Романовых (Шестовых, Салтыковых, Морозовых); предпринята попытка (неудачная) определить место погребения И. Сусанина; просмотрены частично дела Министерств юстиции и внутренних дел.[11] Зато, пользуясь принципом – «куй железо, пока горячо» — КГУАК замахнулась на масштабное, по меркам провинции, мероприятие – построить собственное здание музея, присвоив ему в будущем наименование «Романовский». 17 декабря 1898 г. на заседании костромского губернского дворянского собрания было решено отвести под постройку музея землю рядом с домом дворянства на улице Павловской.[12]

К 1907 г. была расширена и более детализирована программа работ «Романовского отдела». Поняв, что одним только изучением родословной рода Романовых не объяснишь существование отдела и не создашь никаких музейных экспозиций, т.е. видимых результатов своей работы, КГУАК решила начать сбор материалов, относящихся в целом к династии Романовых: портретов, бюстов, реликвий и регалий, автографов, авторских сочинений, грамот, манифестов, указов, личных вещей и др. Про реликвий и регалий, автографов, авторских сочинений, грамот, манифестов, указов, личных вещей и др.омановых: портретов, бюстодолжалась реализация амбициозного проекта строительства здания музея комиссии. Первоначальный проект и смету здания музея составил губернский инженер Л.А. Треберт. Планировались расходы в сумме 35 тыс. рублей. В феврале 1903 г. костромской губернатор И.М. Леонтьев через великого князя Сергея Александровича передал этот проект Николаю II, который одобрил его. В губернской типографии было отпечатано ок. 2 тыс. подписных листов для сбора денежных пожертвований. В 1908 г. МВД сообщило КГУАК, что Николай II разрешил присвоить проектируемому зданию музея наименования «Романовский».[13]21 июня 1909 г. была торжественно совершена закладка здания Романовского музея. В этом же году губернатор А.П. Веретеников образовал специальный строительный комитет. Городской архитектор Н.И. Горлицын создает новый проект музея, предусматривающий строительство здания больших размеров, чем по проекту Л.А. Треберта.[14] В 1909 г. по подписным листам было собрано более 20 тыс. руб. На эти деньги был сделан фундамент и первый цокольный этаж. В 1910 г. в строительный комитет поступило более 30 тыс. руб. пожертвований: на эти средства были выведены стены двух остальных этажей, выточены украшения из белого камня, устроена крыша из оцинкованного железа, построено крыльцо по главному фасаду. В 1911 г. поступило более 14 тыс. руб. пожертвований: средства использовались для устройства железобетонных сводов, внутренней и внешней штукатурки, проведения водопровода, канализации, монтажа парового отопления и вентиляции. В 1912 г. частных пожертвований было получено на сумму 8481 руб.; Николай II выделил из личных средств 35 тыс. руб.: на эти деньги были закончены все остальные работы, в т.ч. по внутренней отделке.[15] 2 января 1913 г. общее собрание членов КГУАК состоялось уже в новом здании Романовского музея. Здание имело 3 этажа, 12 комнат и 2 небольшие квартиры для прислуги. Общая стоимость работ составила 110 тыс. руб. По подписным листам было собрано 102.717 руб. Наиболее крупные пожертвования, кроме царского, поступили: от костромского дворянства – 3000 руб., от красноярского купца Г.В. Юдина (уроженца г. Чухломы) – 10000 руб., от Товарищества мануфактуры И.И. Скворцова – 3000 руб., от Товарищества мануфактуры Анны Красильщиковой — 5000 руб., от губернской земской управы – 3000 руб., от Костромской льняной мануфактуры – 2000 руб.[16]

Н.Н. Селифонтов много работал над составлением подробной родословной предков царя М.Ф. Романова. Это было зафиксировано и в общем плане работы «Романовского отдела» КГУАК. Первым результатом данной работы стала публикация в Петербурге двумя частями опять же на средства автора «Сборника материалов по истории предков царя Михаила Федоровича Романова». Причем, вторая часть была издана в 1898 г., а первая – в 1901 г., уже после смерти Н.Н. Селифонтова.[17] Первая часть «Сборника» структурно делилась на два «отдела». В первый «отдел» автор поместил родословные списки потомков Андрея Ивановича Кобылы, заимствованные из различных изданных к этому времени материалов и, частично, архивных источников: 1) две росписи начала XVII в. по спискам Московской синодальной библиотеки и МГАМИД; 2) роспись, составленная в 1665 г. и извлеченная из 6-й книги А.П. Барсукова «Род Шереметевых»; 3) роспись из Бархатной книги; 4) родословная императрицы Елизаветы Петровны, составленная П. Крекшиным; 5) генеалогия Дома Романовых, составленная бароном Б. Кампенгаузеном (на немецком языке и в переводе Н.Н. Селифонтова); 6) родословная графов Шереметевых, заимствованная из 3-й части «Российской родословной книги» П. Долгорукова; 7) родословная Романовых-Юрьевых-Захарьиных, составленная Т.И. Студенкиным; и др. Во втором «отделе» размещались библиографический, именной и географический указатели. К родословным росписям прилагались подстрочные комментарии по тексту[18].

Во второй части «Сборника» была помещена родословная рода Захарьиных-Юрьевых-Романовых. Н.Н. Селифонтов заимствовал ее из рукописей И.П. Сахарова (1809-1863), много лет занимавшегося исследованием генеалогии М.Ф. Романова. Рукопись была подготовлена И.П. Сахаровым в середине XIX в., и как отмечал Селифонтов, не соответствовала «современным требованиям исторической науки и богатству добытого в последнее время археологического материала»[19]. Н.Н. Селифонтов значительно дополнил родословную летопись данного рода на основе опубликованных к концу XIX в. историко-юридических актов, летописей, трудов П. Крекшина, Б. Кампенгаузена, П. Хавского, Г. Студенкина и др. Текст рукописи И.П. Сахарова давался целиком особым шрифтом и, одновременно уже другим шрифтом, шли обстоятельные дополнения, замечания и комментарии Н.Н. Селифонтова, представляющие собой, фактически, серьезное источниковедческое исследование. Родословная роспись включала в себя 107 лиц в 10 коленах и была снабжена именным указателем. Сам автор рассматривал обе части своего труда лишь как предварительный этап большой и длительной работы по подготовке обобщающего труда по истории предков царя М.Ф. Романова. Он писал: «Составление обстоятельной Родословной предков Царя Михаила Федоровича дело вообще будущего, обусловленное наличностью нужного исторического материала, для систематического собрания которого учрежден Особый Романовский отдел… Костромская архивная Комиссия, тем не менее, не выжидая окончательного собрания, указанного выше рукописного исторического материала, на что потребуется немало времени, признала полезным к изготовлению ныне же тех частей «Сборника», которые предназначены для законченных уже в прежнее время монографий по Родословию Романовых»[20]. Реализовать полностью данный план Н.Н. Селифонтов не успел. «Сборник» оказался единственным и последним опубликованным трудом по генеалогии предков М.Ф. Романова. Никто из членов КГУАК после смерти Н.Н. Селифонтова даже не пытался продолжить эту работу.

 

Примечания

[1] РГАДА. – Ф. 196. – Д. 1639. – Л. 50-65.

[2] Васьков И.К. Собрание исторических известий, относящихся до Костромы. М., 1792. – С. 52-61.

[3] Козловский А.Д. Взгляд на историю Костромы. М; 1840.

[4] См. Свиньин П.П. Ипатьевский монастырь. // Отечественные записки. – 1820. – Ч. 1. — № 1. – С. 1-44; Павел II Подлинский. Описание Костромского Ипатьевского монастыря, в Костроме юный Михаил Федорович Романов умолен знаменитым посольством Московским на царство Русское. Составлено из подлинных монастырских бумаг. – М., 1832; Диев М.Я. Историческое описание Костромского Ипатьевского монастыря. М., 1858; Самарянов В.А. Палаты бояр Романовых или Дворец царя Михаила Федоровича, в Костромских кафедр. 1-го кл. Ипатьевском монастыре. Рязань, 1892; Островский П.Ф. Историко-статистических описаний Костромских перв. Ипатьевского монастыря. – Кострома, 1870).

[5] ГАКО. Ф. 179. Оп. 2. Д. 27. Л. 208.

[6] Там же. Д. 3. Л. 7.

[7] Там же. Д. 23. Л. 11-20. Д. 9. Л. 82-84.

[8] Там же. Д. 27а. Л. 282-283.

[9] Там же. Д. 27а. Л. 279б, 279в.

[10] Там же. Л. 288.

[11] Там же. Д. 27а. Л. 284-286.

[12] Там же. Д. 22. Л. 73.

[13] ГАКО.Ф.179.Оп.2.Д. 22.Л.65.

[14] Там же. Д. 20. Л. 26.

[15] Там же. Д. 25. Л. 16.

[16] Там же. Д. 20. Л. 29-30.

[17] Сборник материалов по истории предков царя Михаила Федоровича Романова. Генеалогический и исторический материал по печатным источникам, собранный Н.Н.Селифонтовым. Ч.1 СПб., 1901 // Рецензия. Исторический вестник. Год 22. Май 1901 г. Т. 84. С. 756-757.

[18] Селифонтов Н.Н. Сборник материалов по истории предков царя Михаила Федоровича Романова. Генеалогический и исторический материал по печатным источникам. Ч.1 // СПб., 1901.

[19] Селифонтов Н.Н. Сборник материалов по истории предков царя Михаила Федоровича Романова. По материалам И.П.Сахарова. Ч. 2. // СПб.,1898. С. VII.

[20] Там же. С. XVIII.
 

II Романовские чтения. Центр и провинция в системе российской государственности: материалы конференции. Кострома, 26 — 27 марта 2009 года / сост. и науч. ред. А.М. Белов, А.В. Новиков. — Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова. 2009.

Материалы с сайта http://hrono.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.