Чернопенье — родина волжских лоцманов и капитанов.

Е.М. Цыпылова

Пристань в Чернопенье. Первая половина ХХ в.
Пристань в Чернопенье. Первая половина ХХ в.

Село Чернопенье известно с древнейших времен. Оно являлось административным центром бывшей Кубан­ской волости, а в древности Вятского стана, затем входило в Иль­инскую волость Костромского уезда.

Название Чернопенье (иногда называли просто Пенье) от­носится к многочисленной группе древнейших названий. Пер­вые поселенцы, чтобы устроить поселение и приступить к хле­бопашеству, вырубали леса, пускали палы, очищали гари, кор­чевали пни. Отсюда произошли названия Гари, Погорелки, Жары, Жарки, Пеньки и т.д.

По данным Д.Ф. Белорукова Чернопенье было отдано в вот­чину князю Н.М. Жирово-Засекину. Затем владели селом С.С.Языков, князь В.В. Мещерский, А.А. Яковлев (дед А.И. Гер­цена) и его сын, Д.П. Голохвастов — историк и попечитель Мос­ковского учебного округа. В1859 г. владельцем Чернопенья был К.П. Дмитриев, сын галичского городничего. Вероятно, он был последним владельцем чернопенских мужиков. Таким образом, в Чернопенье и окружающих его деревнях жили крепостные, скорее всего оброчные люди, т.к. усадьбы владельцев здесь не существовало. Одним из промыслов, дававших средства к жиз­ни, Белоруков в своей книге упоминает мыловарение. Видимо мыло, которое варили чернопенцы, было хорошего качества, т.к. его отправляли даже в Москву. Но основным источником жизни для чернопенцев служила Волга. Кроме рыбного про­мысла, с развитием на Волге судоходства, основным источни­ком существования, а потом и благополучия, стала работа на реке. Всех, кто работал на ней, независимо от рода деятельнос­ти называли «волгарями». Первоначально — это было бурлаче­ство. Основная масса крепких мужчин уходила с мая по октябрь на «путину». Каждая бурлацкая артель имела строгую иерар­хию. Старший, которому доверялось судно и груз, назывался водоливом, лоцманские обязанности лежали на «дяде» или по другому «букашнике», хозяйство артели вел десятник, шедший впереди всех опытный, сильный бурлак назывался «шишка». Трезвые, крепкие, в большинстве своем из староверов, чернопенские мужики занимали в этих бурлацких артелях не после­днее место. Исходив волжские берега сверху донизу, они зна­ли каждый перекат, каждую мель. Поэтому, когда появились на Волге пароходы, чернопенцы с их знанием реки, надежностью и трудолюбием, стали самыми востребованными работни­ками на реке. Судоходство на Волге развивалось очень бы­стрыми темпами. Если первый пароход на Волге появился в 1820 г., то в 90-х гг. XIX в. их численность достигла уже 1015. Как грибы росли пароходные общества. А все мужское население Чернопенья получало неплохо оплачиваемую работу. Вот цитата из путеводителя «Поволжье», вышедшего в 1925 г. под редакцией В.П. Семенова-Тянь-Шанского: «В 21 километре (от Костромы), на правом берегу нахо­дится зажиточное село Чернопенье, родина ряда поколений вол­жских работников транспорта — лоцманов, капитанов. Отсюда, из раскольничьей сектантской среды выходили прекрасно зна­ющие Волгу, зоркие и умные, большебородые лоцмана, умелой рукой проводившие пароходы по мелким местам и перека­там в сухое время летом и темными ночами или туманными ут­рами осенью».

Мужчина — «волгарь» мог прокормить довольно большую се­мью, не обрабатывая землю. Целая улица протянулась в Чернопенье вдоль волжского берега. Дома крепкие, каменные и полукаменные. По данным Всероссийской переписи населе­ния за 1917 г. земли у чернопенцев имелось очень мало — от 0,2 до 2 десятин. А семьи, опять же по данным переписи, были в основном большие. Вот, для примера, некоторые сведения из переписных листов: Мясников Фёдор Николаевич, 47 лет, «вол­гарь», семья — жена, 3 сына (1 мобилизован, 1 «волгарь»), 4 доче­ри. Мясников Александр Николаевич, 45 лет, «волгарь», семья — жена, 3 сына, 2 дочери. Шибаев Иван Алексеевич, 43 года, «вол­гарь», семья — 3 сына (1 «волгарь»), 2 дочери. Красильников Аксентий Васильевич 46 лет, «волгарь», семья — жена, 5 сыновей (1 мобилизован), 2 дочери. Красильников Михаил Васильевич, 46 лет, «волгарь», семья — жена, 5 сыновей (трое -17,15,14 лет «вол­гари»), 1 дочь. Смирнов Александр Фёдорович 37 лет, «волгарь», семья — жена, 5 сыновей (2 — «волгари»), 1 дочь. Кремнев Иван Иванович, 65 лет, «волгарь», семья — жена, 4 сына (1 — «волгарь», 2 мобилизованы). Бушуев Иван Андреевич, 55 лет, «волгарь», семья — жена, 3 сына (1 «волгарь», 2 мобилизованы), 4 дочери. За скупыми цифрами статистики того периода целый срез жиз­ни села. Семьи большие, многодетные. Сыновья по традиции продолжают дело отцов, почти все идут в речники. Работали на реке с 14 до 65 лет. И, наконец, особая примета времени — война. Почти в каждой семье сыновья взяты на фронты 1-й мировой.

В начале XX в. Чернопенье достигло своего расцвета. Были в селе школа, больница, несколько магазинов, еженедельная яр­марка на базарной площади, чайная. В декабре 1916 г. состоя­лось освящение каменной старообрядческой церкви, посвя­щенной святителю Николе, покровителю плавающих по водам.

Имелись в Чернопенье и свои судовладельцы: братья Фёдор Моисеевич и Андрей Моисеевич Богомоловы. В 1928-1930 гг. имущество — пароходы, дома у них отобрали, а их самих выслали. В домах их потом находились почта и больница. Братья Козыре­вы имели свой пароход, но их не раскулачили, т.к. обслуживала судно их большая семья, не привлекая наемную рабочую силу.

Берег реки в Чернопенье. На первом плане с козой Анна
Пахомьево (Близ Чернопенья) в середине XX века. Капитанские семьи в жаркий летний день. На первом плане с козой Анна Ивановна Полякова

Как пример династии волгарей — чернопенцев можно при­вести семью Бушуевых — Сергеевых. Александр Александрович Сергеев, 1867 г. рождения, старообрядец и потомственный волгарь. На реке работал с 1879г. (т.е. с 12 лет) В удостоверении, выданном пароходным обществом «Дружина» в 1893 г. значит­ся: «…служил в Обществе «Дружина» две навигации лоцманом на пароходах Общества и знает плес между Нижним Новгоро­дом и Астраханью». Другое удосговерение от промышленно- торгового товарищества «Никиты Понизовкина с сыновьями»: «…служил с 1894 года по 1895 лоцманом на пароходе «Горизонт», с 1896 по 1898 гг. .лоцманом на пароходе «Тамара», с 1899 по 1904 гг. коман­диром на пароходе «Дельфин», исполнял свои обязанности чест­но и добросовестно с полным знанием своего дела». Закончил работу лоцманом на пароходе «Византия» в 1928 г. Провел на реке 47 лет. Обвенчался в 1886 г. с Анной Васильевной Соловь­евой, у них родилось 12 детей. Из них Василий, Мефодий и Ми­хаил стали волгарями. Василий и Мефодий окончили Рыбинс­кое речное училище. Василий всю жизнь плавал по Волге, за­кончил свою трудовую деятельность ревизором главного реч­ного пароходства. Его брат Мефодий погиб, защищая Ленинг­рад. Их сестра Анастасия вышла замуж: за Павла Андреевича Титова, потомственного волгаря. Сам он плавал более 15 лет. По инвалидности вынужден был уйти с реки. Стал бухгалте­ром. Интересный факт: Титовы первыми венчались в новой церкви в Чернопенье. Другая сестра Сергеевых — Екатерина вышла замуж: за потомственного волгаря Сергея Александро­вича Бушуева. Его отец Александр Асонович всю жизнь про­вел на Волге. Сын пошел по его стопам. С 15 лет работает касси­ром на теплоходе «Муравей», 18 лет — вторым помощником ка­питана. И так 13 лет на разных судах и разных должностях.

Чернопенские династии волгарей, три — четыре поко­ления, более века отдали служению Волге. Мясниковы, Викторовы, Шибаевы, Шваревы, Красилъниковы, Смир­новы, Бушуевы и многие другие. Дед Ивана Михайлови­ча Шварева — Иван Назарович был лоцманом, отец Миха­ил Иванович — лоцман. Сам Иван Михайлович во время Великой Отечественной войны на стареньком пароходе «Яхонт» вывозил эвакуированных из блокадного Ленин­града. При налете фашистов был тяжело ранен. Викторов Михаил Андреевич воевал на минном тральщике в райо­не Сталинграда. Отдал Волге 50 лет, награжден орденами Ленина и Трудового Красного Знамени. Братья Шибае­вы: Николай Иванович — адмирал, Иван Иванович — капи­тан первого ранга. Сергей Петрович Красильников уча­ствовал в боях с Деникиным на Нижней Волге. Алексей Дмитриевич Смирнов начинал матросом на пароходах общества «Мазут». Получил благодарность от имени Ле­нина за участие в обороне Царицына.

Казалось, не прервется эта череда поколений, связанная с великой русской рекой. Но время берет своё. Сегодня некогда большое богатое село — столица волжских лоцманов и капитанов, превратилось в дачный поселок. Ещё доживают в нем старики — потомки знаменитых волгарей. Зак­рыты школа, больница, магазины. Лишь в Никольской церкви после долгого перерыва возобновилась служба.

Публикация с сайта Комарова Владимира Борисовича

Чернопенье — родина волжских лоцманов и капитанов.: 1 комментарий

  1. Мой дед Попов Алексей Иванович родом из Чернопенья (погиб в ВОВ). Теперь я знаю что это за деревня, и кем были мои предки. Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.