Приезжайте в Нерехту сегодня и завтра

Наталия Суслова

Boт что сказал мне Исайя:
ИЛИ СПАСЁШЬСЯ СПАСАЯ,
ИЛИ ПОГИБНЕШЬ ГУБЯ.

Владимир Леонович

Нина Петровна Родионова
Нина Петровна Родионова. Нерехтский краеведческий музей. 2003 г.

На Святой неделе над Нерехтой плыл благовест — и к матушке Алексии в Троицу, и к матушке Вере в Тетеринское, и к отцу Анатолию к изящной кладбищенской Крестовоздвиженской церковке, мужественно крестившей и отпевавшей нерехтчан в годы долгой российской невзгоды. Вдруг благовест сменился трезвоном, покатившимся по гулким городским улочкам к реке с тем же названием Нерехта. Это вездесущие мальчишки забрались на колокольню и в забаву трезвонят что есть мочи. Возродился-таки в Нерехте стародавний русский обычай — любому и каждому звонить на Святой, так просто и трогательно описанный в «Лете Господнем» тосковавшим на чужбине по утраченной родине Иваном Шмелёвым. Это можно считать настоящим чудом, ибо не прошло и полувека с той поры, когда и помечтать о колокольных звонах в Нерехте было невозможно.

В начале шестидесятых годов прошлого века я училась в Горьковском государственном университете, ныне Нижегородском. Прямого сообщения между городами в ту пору не было, пересадка — в Нерехте. Времени до поезда бывало вполне достаточно для неспешной прогулки по городу. На мой вопрос, как пройти к музею, я никак не могла получить вразумительного ответа, пока мне однажды не объяснили, что музея в городе нет, но что вроде какой-то чудик вместе с пионерами собирает черепки и старые деревяшки и оттаскивает всё в Дом пионеров. «Да только кому это нужно?» И таким тёмным невежеством повеяло от этой фразы, что растянувшийся в низинке деревянный городок с полностью разрушенными храмами показался приземлённой глухой провинцией, где обыватели живут только хлебом насущным. Не верилось, что когда-то В.В. Розанов отмечал, что-де только ещё в Москве и Романове-Борисоглебске есть такие прекрасные церкви, как в Нерехте, да не знает он, сравнятся ли с ними московские. «Нет, тут провинциальный наш вкус, тот милый вкус, который дал кружево и аромат таким приволжским созданиям, как, например, “Обрыв” Гончарова или тургеневские “Записки охотника”», — писал он.

Прошло около двадцати лет. Я работала в Костромском технологическом институте, ныне это государственный технологический университет. Случилась в ту пору у нас научная конференция, на которой слово для очередного доклада было предоставлено Нине Петровне Родионовой, директору музея г. Нерехты.

Изящная, экстравагантная женщина с красивой пышной прической раскладывала материалы на кафедре, предполагая использовать их в сообщении. С первых же слов стало понятно, что докладчик — человек неординарный, любящий самозабвенно свою милую Нерехту не на красивых словах, а на деле, прекрасно владеющий материалом и словом, что говорило о хорошем образовании и широкой эрудиции. Она увлеклась рассказом настолько, что так ни разу и не заглянула в подготовленные листочки. Когда Нина Петровна с горящими глазами и неколебимой верой, что всё именно так и будет, говорила о планах реставрации Нерехты, в неё было невозможно не влюбиться.

В перерыве мы познакомились поближе. Она рассказала, что весной 1975 г. в Нерехте официально открыт музей — филиал Костромского историко-архитектурного музея-заповедника «Ипатьевский монастырь». Расположился он в центре города по адресу: ул. Володарского, дом № 9 — в миниатюрном здании бывшей частной аптеки, построенном в стиле «модерн» на рубеже веков. В музее всего лишь два небольших зальчика для экспозиции и крохотный кабинетик директора. Очень тепло отзывалась об отдавших годы жизни музею первом директоре Елизавете Васильевне Ерофеевой и о смотрителях, сплошь бывших учительницах-пенсионерках — Нине Фёдоровне Во¬робьёвой, Нине Павловне Егеревой, Евгении Васильевне Лазаревой, Варваре Павловне Таловой. «Директор я молодой, без их помощи и поддержки, а порой и доброй воркотни, я бы пропала». С гордостью за своих земляков сообщила, что нерехтчане приняли активное участие в сборе экспонатов. Так, Игорем Георгиевичем Большаковым вместе с ребятишками было собрано и передано музею несколько сот предметов крестьянского и городского быта. Особенно он гордился реликвиями Великой Отечественной войны. Поэтому не случайно первой выставкой музея была экспозиция, посвящённая 30-летию Победы. Впервые тогда эта дата торжественно отмечалась всей страной, и маленькая провинциальная Нерехта не осталась в стороне — достойно помянула поименно своих погибших земляков и поздравила живых.

Немало способствовал устроению музея краевед Леонид Алексеевич Невский, на терпеливых и скрупулёзных научных наблюдениях за природой Нерехтского края которого был издан Академией наук фенологический календарь. Нерехтчанин Анатолий Михайлович Белоглазов подарил свою рукопись о льнокомбинате и кинокамеру. Мария Фёдоровна Ступина передала музею рукоделие — шитьё, ковры. Список всех дарителей, бескорыстно передающих ценные исторические предметы, велик, и всех не перечислишь. Замечу лишь, что сейчас фонд Нерехтского филиала насчитывает более 10 тысяч единиц хранения. Есть здесь и уникальные экспонаты — например, полный комплект образцов полотняных тканей фабрики Брюханова, интересные коллекции платков, гончарных изделий, старопечатных книг.

Поведала Нина Петровна и о том, что дождалась-таки Нерехта своего Барановского. Им суждено было стать историку по основному образованию и умному, тонкому реставратору Сергею Васильевичу Демидову — главному архитектору Центральных научно-реставрационных проектных мастерских Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации. На волне движения восстановления малых городов в семидесятые годы в Нерехте был создан реставрационный участок, преобразо¬ванный вскоре попечением его руководителя Юрия Михайловича Татауровского в реставрационные мастерские. И работа закипела… «Приезжайте к нам лет этак через двадцать. Будут в Нерехте и церкви с куполами и крестами, и колокольни с колоколами, — приглашала Нина Петровна. — И росписи отреставрируем. Обещал сам Александр Михайлович Малафеев с бригадой художников-реставраторов Костромских реставрационных мастерских помочь».

С тех пор я внимательно следила за успехами нерехтчан и искренне радовалась каждой их маленькой победе. Да простят меня именитые мужчины, но осмелюсь утверждать, что реставрационные работы длились бы гораздо дольше и были бы не так успешны, если бы не ринулась в это дело со всей своей неуёмной энергией Нина Петровна Родионова.

Есть у Нины Петровны фотография, на которой она бьёт в колокол. Фотомастер Сергей Калинин угадал сущность этой миловидной хрупкой женщины и выразил в фотографии суть известного выражения «бить в набат», созывая людей на общее дело, не терпящее отлагательств. Расчищать ли завалы, убирать ли мусор, рыть ли траншеи, собирать ли деньги на колокола — к каждой работе привлекала Нина Петровна школьников, военнослужащих, интеллигенцию, жителей. Неисправимый романтик, одна из лучших представителей поколения «шестидесятников», она писала воззвания, выступала на страницах местной печати и по радио, в рабочих коллективах, в учебных заведениях. В приёмных разного уровня где логикой и умными аргументами, где лестью и женской хитростью, где обаянием добивалась того, что все вопросы решались.

Казалось бы, что человеку надо? Под шумок «тяни одеяло на себя» — строй новое здание музея, благо деньги можно «выбить», диссертации пиши. И не сокрушалась бы сейчас о гибнущей Брюхановской больнице, где вольготно мог бы расположиться нерехтский музей, или о тихо разрушающемся соседе Никольского храма — «домике в три окошечка», запасливо прикупленном фондом «Преображение» и брошенном на полное бесхозяйство. Так нет ведь! Тогда уже Нина Петровна интуитивно понимала, что восстановленные храмы и уникальные городские постройки гораздо важнее, чем самая превосходная её диссертация. И новый музей легче построить, чем восстановить храм. Более чем кто-либо заслужила Нина Петровна Родионова звание Почётного гражданина г. Нерехты. И я не упускаю случая привезти в Нерехту своих студентов, чтобы познакомить с таким ярким, незаурядным, блистательным человеком. Не теряю надежды, что это знакомство заставит многих из них задуматься о своём месте в жизни, о долге перед малой родиной.

По мере восстановления отошли в ведение музея Воскресенская (Варваринская) церковь и Богоявленская церковь, более известная в народе как Никольская (по одноимённому приделу). Это позволило существенно расширить выставочные площади, разнообразить тематику экспозиций, обогатить формы работы.

И вот, как и приглашала Нина Петровна, через двадцать лет с нашей первой встречи я получила возможность подробно ознакомиться с работой музея г. Нерехты. Всё, о чём когда-то так ярко и заразительно говорила Нина Петровна и что казалось неосуществимым, я увидела воочию. Восстановлены, отреставрированы храмы, наиболее значимые гражданкие постройки, колокольни с колоколами. Музей активно и интересно работает. Коллектив его невелик. Кроме директора, есть два научных сотрудника — Нина Гавриловна Никишина и Ольга Михайловна Майорова — и четыре смотрителя. А какую огромную работу они ведут! Много интересного можно увидеть на выставках и экспозициях музея.

Приходится удивляться тому такту, с каким используются выставочные площади, расположенные в храмах. Чтобы не оскорблять чувства верующих, в Никольской церкви проводится целый цикл мероприятий под названием «Дорога к храму». Это и беседы об уникальной фресковой живописи, что украшает церкви города, и интересные выставки церковного облачения, старопечатной книги и икон, и тематические выставки «Святые земли Костромской», «Под покровом Богородицы», «Церковь в годы репрессий», «Ко Ангелу-Хранителю» и многое-многое другое. Находится место и для соответствующих передвижных выставок, выставок фотографий, рукоделия.

Отдел природы, что расположен на первом этаже в зимней великомученицы Варвары церкви, — маленький памятник замечательному костромскому таксидермисту Владимиру Андреевичу Тяку. Экспозиция полно отражает флору и фауну Нерехтского района. В летней Воскресенской церкви (второй этаж) представлена выставка, посвящённая великим двунадесятым церковным праздникам и особенностям их празднования в Нерехтском районе. У гостеприимных хозяек всегда на разговение най¬дутся и мёд, и яблоки, и орехи на радость экскурсантам-ребятишкам. Нельзя не отметить тонкий вкус и выдумку устроителей выставок. Например, экспонируется девичий свадебный наряд: красивый сарафан, белая парчовая душегрея, разукрашенный кокошник, а рядом — веточка рябины, которая, по местной примете, оберегала молодых от сглаза. И таких оригинальных милых находок, трогающих сердце человека неравнодушного, множество. Здесь — царство смотрительницы Риммы Вениаминовны Семёновой. Она не только примечательным нерехтским говорком расскажет об экспозиции, но и угостит собственноручно испечёнными преснушками-веточками с сюрпризом. Если достанется вам орешек, жизнь ваша будет крепка и здорова, если денежка — богата, если ягодка — сладка.

Светская жизнь Нерехты тоже не забыта. Часто меняются экспозиции в основном здании музея. Как же интересно было рассматривать старинные фотографии, одежду, предметы быта, изделия мастеров самых разных ремёсел, дошедшие до нас через века, на выставке «Нерехтский край XIX—XX веков». Представлены и годы советской власти, и подвиг сограждан в Великой Отечественной войне. Все вехи истории честно отражает экспозиция.

 

Особого внимания заслуживает нерехтская персоналия. Она содержит замечательные имена. Найдёте вы здесь географа и мореплавателя, исследователя Сахалина и Дальнего Востока Николая Константиновича Бошняка, и архитектора Степана Андреевича Воротилова, и известного краеведа, историка и этнографа протоиерея Михаила Яковлевича Диева, и публициста, писательницу, автора уникального дневника Елизавету Александровну Дьяконову, и поборника российского просвещения, автора «Букваря для совместного обучения чтению и письму», по которому начинало постигать грамоту не одно поколение россиян, Дмитрия Ивановича Тихомирова и многих-многих других. «Непочатый край работы! — сокрушается Нина Петровна. — Ах, какие проекты можно осуществить под каждое имя!» И пусть у Нерехты останется красивая легенда о первом русском воздухоплавателе подьячем Иване Крякутном, которую так заманчиво связать со знаменитым Главным маршалом авиации, дважды Героем Советского Союза Новиковым Александром Александровичем, тоже уроженцем нерехтской земли. Поди ж ты — земля болотистая, низинная, а в небо так и тянет!

Музей проводит большую культурно-просветительскую работу. И музыкальный салон, и клуб «Подвиг», и вечера из серии «Встреча нескольких поколений» — «дело рук» небольшого музейного коллектива. А празднования Масленицы, Пасхи, Троицы, организованные музейщиками, превращаются в народные гуляния.

Ведётся в музее и серьёзная научно-исследовательская работа. Диву даёшься: и когда только успевают милые дамы заниматься кропотливой краеведческой работой? Они печатают в специальных изданиях интересные статьи о своих находках и исследованиях, выступают на научных конференциях с докладами, сами организуют встречи различных уровней. Становятся в Нерехте традиционными Диевские чтения. В 2002 году совместно с Нерехтской центральной библиотекой имени М.Я. Диева и с Межрегиональным научным центром по изучению и сохранению творческого наследия В.В. Розанова и П.А. Флоренского Костромского государственного университета имени Н.А. Некрасова музей стал организатором очередных районных краеведческих чтений памяти отца Павла Флоренского. На этот раз нерехтчане нашли оригинальную форму их проведения в виде научно-практической конференции по изучению творчества отца Пав¬ла в учебных заведениях с показом открытого урока в нерехтской школе-гимназии.

А день памяти Елизаветы Дьяконовой?! Разве забудут нерехтчане и гости открытие мемориальной доски на доме, где она жила; торжественного освящения беломраморного креста, когда-то разрушенного вандалами и ныне восстановленного на ее могиле; трогательный спектакль о Лизоньке Дьяконовой по сценарию известной нерехтской писательницы и поэтессы Надежды Власовой. Позже спектакль был с успехом показан в литературном музее г. Костромы. И это при известной скудости финансовой! Как только удаётся всё осуществлять?! А тут ещё трубы ржавеют, крыши текут, дурные мальчишки стёкла в музее периодически бьют. И на всё нужны деньги, деньги, деньги…

Как могут, пытаются сотрудники музея зарабатывать. Так, прослышали они об очередном российском конкурсе и решили поучаствовать в нём. Какую же титаническую работу пришлось им проделать, сколько времени, сил, выдумки потратить на подготовку проекта «Нерехта. Одна из многих…»?! Хорошо, что великий труд не пропал даром. Среди 135 проектов лучшим оказался именно проект нерехтчан. Он был оценен следующим образом: «Уникальный, инновационный, раскрывающий образ Нерехты, являющейся воротами въездного туризма Костромской области, как жемчужины провинциальной России». Уместно здесь привести и запись из книги отзывов: «Огромное спасибо за вашу работу. Пока существуют люди, настолько преданные своему делу, любые напасти будут временными. Дай Бог вам, дорогие, здоровья, жизнерадостности и понимания вашего великого труда согражданами».

Сейчас основному зданию музея необходим срочный ремонт. И опять нужны деньги. Опыт сбора «с миру по нитке» у нерехтских музейщиков богатый. В который раз Нина Петровна снова «бьёт в набат»: собрала экстренное заседание Совета директоров с одним-единственным вопросом — дайте кто сколько может! Выступая на Совете, его председатель, директор ФГУП «Нерехтский механический завод», Вячеслав Борисович Затрубщиков сказал: «Кто же, если не мы?» — и выделил деньги, краску, материалы для строительства забора. Идеально проделали свою работу представители МУП «Нерехта-теплосеть», его директор — Василий Васильевич Пономарёв. Отделочные работы пол¬ностью взяло на себя ОАО «СМУ-8» (директор Пётр Николаевич Евсеев). Свои заверения в оказании всяческой помощи и софинансировании высказала и глава местной ад¬министрации Надежда Николаевна Соколова.

Что может быть в помещении, где производится ремонт? Леса, лестницы, вёдра с краской, рулоны линолеума, кисти и т. д. Но у Нины Петровны посреди ремонтируемого музея стоит ещё и чистенький письменный стол, телефон, сменная обувь — сапоги на случай дождливой погоды, на вешалке — плащ. Ни дать ни взять — капитанский мостик. У входа в музей — плакат: «Ремонт музея! Помогите!» И помогают! «Недавно зашёл успешный предприниматель, одноклассник дочери, просил не называть его фамилию и дал деньги на два листа железа. Вчера другой предприниматель, тоже просил фамилию не называть, дал три тысячи, — рассказывает Нина Петровна. — Я не люблю слово “спонсор”, — продолжает она, — вместо него я употреблю слова “помощник”, “благодетель”. Видите эту толстую папку — здесь все движения человеческих душ запечатлены. Я всё записываю, кто что дал. Для потомков. И очень немногие унизили себя отказом». Уместно здесь ещё раз подчеркнуть такт нерехтских музейщиков. В каждом музейном помещении на самом видном месте представлен список фамилий людей, чьими трудами и пожертвованиями восстановлено это помещение.

Как же нужно любить свою работу, чтобы, стоя с протянутой рукой, не потерять человеческое достоинство! О компьютере с современным цветным принтером, сканере, копировальной технике, выходе в Интернет музейные работники даже в приватных беседах не заикаются. Очевидно, что в настоящее время в музейном деле без хорошей оргтехники не обойтись. А я льщу себя надеждой, что, может, попадётся этот очерк на глаза уроженцам Нерехты, преуспевшим в делах нынешних, вдруг да и «отстегнут» они малую толику от результатов трудов своих праведных музею родного города. Или не про нас писано: «спасёшься — спасая, погибнешь — губя»?..

Что до людей малоимущих, то можно не звонкою монетою, а посильными трудами своими спасти то, что ещё не до конца разрушено. Начать с малого — убрать всё вокруг себя, а то стыдно гостю Нерехту показать — не ухожено всё, что «не моё». И деревьев поломанных, и мусорных свалок хватает; улицы грязны, беспризорны, посадки запущены. Сами золото в пыль втаптываем, не хотим ни руки, ни голову приложить, чтобы жить достойно. И опять Родионова «бежит впереди паровоза», и опять готова «бить в набат». На сей раз намерена она написать письмо самому президенту — В.В. Путину. Имеющие трезвую голову урезонивают, что де не дойдёт письмо до адресата. А она своё твердит: «Неужели никому, облечённому большой властью, нет дела до несчастливой судьбы провинциальной России? Я напишу, а передадут — не передадут, ответит — не ответит — не моей совести дело».

Мечты у людей бывают разные. У кого — жене шубу купить и решётки на окна поставить, у кого — такую иномарку, чтобы все соседи «позеленели». А у Нины Петровны — чтобы милая её Нерехта стала городом-музеем, где в лавке «суворовский» калач и «ерофеича» продаст приказчик в плисовых штанах. На «фурвине», то бишь воздушном шаре, наполненном «дымом поганым», чистенькую опрятную Нерехту с высоты птичьего полёта покажут. В купеческом доме дородный глава семейства с бородой лопатой откушать чем Бог послал предложит. А для людей степенных и к учению усердных в гости к протоиерею Михаилу Диеву или отцу Павлу Флоренскому для усладительной беседы пригласят. Уж если Родионова об этом мечтает, то так тому и быть! Приезжайте в Нерехту через двадцать лет, сами увидите.

P. S.

Со времени написания статьи в Нерехте произошли следующие события.

С Божией и людской помощью насобирал музей нужную сумму для ремонта и смены экспозиции. В главном здании расположилась, не побоюсь этого банального слова, уникальная экспозиция «Нерехта. Одна из многих…». Уникальность её в том, что она раскрывает быт и нравы не только провинциального города, но и всей страны через восприятие молодой нерехтчанки XIX века Елизаветы Дьяконовой по страницам её дневника. Его первое издание, предпринятое усилиями брата Александра — увы, после трагической гибели автора, — произвело на современников необычайно сильное впечатление. К слову, «Дневник русской женщины» совсем недавно фрагментарно опубликован в издательстве «Захаров». Замыслу экспозиции, художественному вкусу и такту его воплощения может позавидовать любой столичный музей.

Наконец-то после долгих и унизительных просьб передали музею ставшее совсем непригодным к эксплуатации здание Брюхановской больницы. И опять Нине Петровне «бить в колокола», стоять с протянутой рукой, мыть, красить, белить… А в голове уже новые планы.

«Столько средств, сколько вложено в реставрацию Нерехты, не вложено ни в один провинциальный город, — говорит она. — Нужно, чтобы всё воссозданное служило людям».

Библиополе. — 2005. — № 6. — С. 190—195.

См. также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*