Откуда есть и пошла земля Шангская

Трехсотдевяностолетний юбилей смело могут отмечать многие села и деревни нашего Шарьинского района. А почему? Да потому, что в 1616 году была проведена первая перепись населенных пунктов и жителей в Поветлужье.

В Москве есть архив древних актов. В делах Поместного приказа хранится дозорная (переписная книга № 345) Ветлужских станов. Этот малоизвестный исследователями документ полностью еще не опубликован и представляет большой интерес для истории Шарьинского района.

Краевед и исследователь нашего края Д. Белоруков работал в Москве с этой рукописью. Вот что он пишет: «С трепетом листаешь эту уникальную книгу в переплете из телячьей кожи, похожую на маленький сундучок. Листы ее закапаны воском, края опалены огнем. Удивительно, как она уцелела от многочисленных московских пожаров! Свидетельницей стольких событий она была!»

Давайте заглянем в далекое прошлое нашей страны.

С 1598 года в России царствует Борис Годунов. Однако в начале ХVII века династия Годуновых была устранена от управления государством. 1609 год. Смутное время. Польская интервенция. Настало в Русской земле такое бедственное время, какого она еще не знала во все продолжение своего существования.

Даже нашествие татар не казалось для народа так убийственно. Тогда, при страшных ханах, были у русского народа его защитники – государи. Теперь же царя не было, и оттого было везде ужасное безначалие.

При таком множестве врагов и разрозненности областей русских, при безвластии, казалось, настала пора распада могущественного государства. Но именно здесь, в этом, казалось бы, безвыходном положении и явилась наружу та сила, которая всегда одушевляла русских и доставляла им победу над врагами их: явилась непоколебимая вера их в Бога и надежда на святую помощь Его. Опасность, угрожающая этой вере от чужеземных завоевателей, стирала разногласия между русскими областями и русским народом, объединила их в одном стремлении защитить себя и Россию без чужой помощи. Первым призывом к этому соединению был священный голос патриарха Гермогена. А потом, когда его не стало, призывные грамоты к восстанию за веру отцов писались в Троице-Сергиевой лавре и рассылались по всем городам. Но нигде они не подействовали так сильно, как в Нижнем Новгороде. Там жил тот, кто был назначен Провидением быть факелом во тьме. Это был земский староста, мясной торговец – купец Кузьма Минин Сухорукий.

Во время чтения Троицкой грамоты в соборной церкви Минин, воодушевленный пламенным усердием к Отечеству, воскликнул к народу, бывшему в церкви: «Вступимся за православную веру и поможем Московскому государству»» И народ ответил: «Умрем за Русь святую».

Лучшим русским воеводой в то время был князь Дмитрий Михайлович Пожарский. Люди выбрали его.

Весна 1612 года выдалась поздняя, холодная. Но что русскому человеку холода. Не единожды, и до, и после, именно холода, морозы были на стороне русских, помогали побеждать врагов. В конце апреля ледостав на Волге был такой же крепкий и прочный, как в зимние месяцы. Реки в то время были единственными торными дорогами. Волга, сохранившая прочный лед, пустила новый поток: горячий, живой, людской. Тысячи восставших вооруженных людей с верой в Бога и огромной любовью к Родине шли на освобождение государства Московского, святой Руси от врага.

«Умрем за святую Русь!» И умирали под стенами Кремля, на полях и дорогах русских, гибли в болотах костромских. Люди русские гибли, умирали за святую Русь, но все-таки не было среди них полного единения, не было крепкой единой силы, соединившей бы их, – царской власти, царя. И – новые испытания. Поздняя весна. Только в конце мая отсеялись, только поднялись всходы, только обрадовалась земля теплу. И новый удар, пожалуй, посмертельнее, чем польско-литовское нашествие. В конце июля пришли холода, ударили морозы. В начале сентября установился постоянный снежный покров. Зерновые погибли, начался падеж скота. На землю русскую пришел страшный голод.

21 февраля 1613 года царем был избран Михаил Федорович Романов, а 11 июля 1613 года было венчание на царство.

Невозможно описать, в каком жалком состоянии было государство, принятое 16-летним юношею. Казна была разграблена, Великим Новгородом владели шведы, Смоленском – поляки, Астрахань — под властью казацких атаманов. Одним словом, положение русских людей казалось безвыходным. Но, твердо веря в помощь Божию, они не унывали и с этой всеоживающей верою принялись вместе с молодым царем за устройство разоренного царства. Стали изгонять врагов из земли русской, налаживать деловые связи с дружескими государствами.

Одной из главных забот государя было приведение в порядок государственных доходов, которые в смутное время пришли в совершенное расстройство. Многие из жителей в разоренных городах и селах, чтобы не платить царской подати, разбежались в другие города и скрывались там у родственников. Были такие, которые отдавали себя в запись боярам или монастырям, только бы не платить ничего в казну. Воеводы и приказные люди, вместо того, чтобы останавливать такие беспорядки, еще больше увеличивали их своими несправедливостями и обидами невинных людей. Чрезвычайно трудно было разобраться во всей этой неразберихе. И для того государь созвал Земский собор, на нем решили послать в города и веси писцов и дозорщиков, чтобы они по правде и без взяток осмотрели и описали все города, села и деревни.

Дозор (дополнительная перепись) всех населенных пунктов и жителей в них в Поветлужье был произведен в 1616 году. Перепись в наших краях проводили присланные из Москвы писцы Семен Сытин и Леонтий Сафронов.

На 171 листе дозорной книги есть заголовок: «В Унженском уезде по реке Ветлуге станы черные». В то время территория Поветлужья в административном отношении входила в Унженский уезд (сейчас село Унжа в Макарьевском районе) и была разделена на пять станов. Слово «стан» сохранилось с глубокой старины, от времен, когда князья и их наместники объезжали подвластную им землю для сбора дани, суда и расправы. Они останавливались в определенных местах, называвшихся станами.

В дозорной книге 1616 года станы Поветлужья названы «черными», то есть в них жили черносошенные крестьяне, платившие государственные подати, но которые лично были свободны и не имели над собой ни вотчинников, ни помещиков. Черные земли здесь принадлежали московскому государю.

На территории бывшего Богородского стана центром был погост Богородский, называвшийся по имени стоявшей здесь деревянной церкви во имя Рождества Богородицы. Позже этот погост после смерти первого его владельца князя Ф.И. Мстиславского, умершего бездетным, был пожалован боярину Зубову, служившему дворецким (управляющим) патриарха России – Филарета – отца царя Михаила Федоровича, село стало называться Богородским-Зубовом.

В переписной книге далее читаем на странице 191: «Погост Никольский на речке на Шанге, а на погосте церковь Николая-чудотворца древяна клецка, а церковные образа, свечи, книги и все церковное строение приходных людей, да деревни: Абросимов, Дьяково, Никонов, Кузнецово, Талица, Бараниха, Бородино, Решетиха, Середняя, Поповка, Илькино (Женихово)».

Вот откуда, вот с какого времени – с переписи 1616 года и пошло летоисчисление не только нашему селу Николо-Шанге, но и всем населенным пунктам Поветлужья.

В 1785 году в селе была построена вторая деревянная церковь – Флоровская. Примерно к тому же времени относится создание в Костромской губернии Ветлужского уезда с его подразделениями – волостями, а на месте древней деревянной Никольской церкви в 1806 году была выстроена каменная церковь с колокольней.

Село Николо-Шанга, расположенное на оживленном тракте, — торговое село, и в нем еженедельно проводились базары. Здесь было три дегтярных завода и находилось правление Никольской волости.

Уже в 60-е годы ХIХ столетия в Шанге существовали церковно-приходская и земская школы. Так небольшой погост превращался в политический, экономический и культурный центр. Население проживало по среднему течению реки Ветлуги с притоками Большая и Малая Шанга, Шарья, Нюрюг. Лесные массивы принадлежали помещику Федору Николаевичу Лугинину. Большинство крестьянских семей не могло прокормиться на наделенной земле, и потому мужчины работали на заготовке, вывозке и сплаве леса. Только немногие крестьяне могли прикупить земли на лесных гарях. В начале ХХ века часть крестьян уходила на заработки в город или на строительство железной дороги.

Пройдет время и, возможно, кто-то из юных, читающих эти строки, проникшись любовью к своей малой родине и увлекшись историей родного края, работая с древними рукописями в архивах, обнаружит новую, более раннюю дату упоминания о селе Николо-Шанге.

Е. Мосеева, библиотекарь, с. Николо-Шанга.
«Ветлужский край» №3 от 8 сентября 2006 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.